Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Материалы любезно предоставлены Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

К пятидесятилетию
Константина Павловича Иванова

Ученик Льва Николаевича Гумилева

26 июня 2003 г.

Путь ученика к своему учителю не был прямым. Костя Иванов окончил специализированную математическую школу и затем химический факультет университета. Ничто не предвещало резкого изменения научной судьбы молодого химика-теоретика: была работа в НИХИ ЛГУ, а затем и аспирантура. Но уже тогда по характеру Костя был человеком ищущим и неугомонным, химии ему было мало. К тому времени относятся много удачных его музыкальных и литературных опытов. Он писал и песни и поэмы. Кроме этого, он организует строительные артели, не студенческие стройотряды, а именно артели единомышленников, по обустройству полузабытой сельской глубинки Новгородчины и сам строит дома с топором в руках.

Но 1976 год стал для Константина Павловича переломным. Это год знакомства с его будущей женой - Верой Полозовой, тогда студенткой Льва Николаевича Гумилева. Личность Л.Н.Гумилева изменила не только жизнь ученика, но и его мировоззрения. Он не просто увлекся теорией этногенеза, он в ней увидел возможности применения столь знакомых ему методов естественных наук. И выбор был сделан: оставлена аспирантура по химической специальности. Через несколько лет, в 1981 г., по просьбе Л.Н.Гумилева для его ученика представилась возможность работы в НИИ географии.

Константин Павлович активно включился в исследование систем сельских поселений и экологии сельских жителей Архангельской области. Константин Павлович стал подходить к изучению этнических коллективов с позиций теории этногенеза, что дало интересные результаты и эти исследования заложили основу его кандидатской диссертации. Защита диссертации на тему: "Эколого-географическое исследование сельскохозяйственного населения Нечерноземной зоны РСФСР" (научный консультант - Л.Н.Гумилев) прошла в ноябре 1985 г.

Научная атмосфера в то время была непростой - теорию этногенеза ╚научная общественность╩ во главе с директором института этнографии академиком АНСССР Бромлеем Ю.В. приняла в штыки. В то время был принят тезис о формировании в СССР единой нации - советского народа. Теория этногенеза Л.Н.Гумилева взрывала позиции социалистической науки. Выход статей и книг Гумилева тормозили, выступления Л.Н. запрещали, а на депонированные рукописи писали гневные обличительные статьи. Однако Гумилев и его ученик не сдавались, хотя иногда были и через чур осторожны... Многие, кто посещал публичные лекции тех лет помнят Льва Николаевича и его неразлучного Костю с неизменным магнитофоном, для отчета наверх. Если уставал читать Гумилев, продолжал Иванов, всегда достойно и основательно. Перед защитой диссертации в журнале "Известия Всесоюзного географического общества" смогла выйти статья К.П.Иванова "Взгляды на этнографию, или Есть ли в советской науке два учения об этносе", которая, несмотря на критические рецензии, сломила "заговор" в этнологии по отношению к теории этногенеза.

В экспедиции на Севере России. К.П. Иванов, Громова Ю. и др. конец 1980-х. Фото из архива Ю. Громовой, сотрудницы К. П. Иванова.

Со временем, он возглавил лабораторию во НИИ географии. Начиная с 1987 г. в планах научно-исследовательских работ НИИГ обозначается самостоятельная тема К.П.Иванова, а еще через три года появился его раздел в программе "Народы России: возрождение и развитие", уже прямо связанный с развитием теории этногенеза.

На основе договоров в то время его группой выполнялись исследования по этногеографии и демографии малочисленных народов Севера и Северо-Запада России, ежегодно проводились комплексные этнологические экспедиции, охватившие Европейский и Тюменский Север, Карелию, Вологодскую и Ленинградскую области. Одна за другой выходили в свет научные работы, где излагались полученные результаты: концепция этнодемографического равновесия народов Севера, показавшая реальный механизм сохранения этих оригинальных этносов; исследование релятивности этнического самосознания на примере вепсов в целях гармонизации межнациональных отношений; этногеографическое исследование субпассионарности у народов Севера, где доказана губительность проводившихся государством рестрикций кочевого образа жизни, и, наконец, этнополитическая оценка ситуации на русско-эстонском порубежье. Укреплялись контакты и с зарубежными коллегами. (О глубине его научных исследований можно судить по книге, подготовленной к печати его друзьями - К.П.Иванов "Проблемы этнической географии", Изд.СПбГУ, 1998).

К молодому ученому тянулись студенты, аспиранты, сотрудники других факультетов и НИИ. Он умел зажечь людей своей энергией, своими идеями, мог повести за собой, хотя и был осмотрителен, понимая силу врагов теории этногенеза. Был настоящим, признанным лидером консорции, сложившейся вокруг Льва Николаевича Гумилева. Он обладал настолько мощно выраженным поведенческим стереотипом православного русского человека, бессеребренника, что общение с ним привело многих к вере. Перед ним открывалось блестящее научное будущее, если бы не сопротивление материалистической среды...

Неповторимая атмосфера общения с классиком. В Русском Географическом обществе Санкт-Петербурга на лекции Л.Н.Гумилева по народоведению. Первый ряд - М.И. Коваленко, С.А. Честнаков, К.П. Иванов, супруги Канаевы, Громова Ю. конец 80-х XX века. Архив О.Г. Новиковой.

Константин Павлович был не только сухим ученым, исследователем современного российского этногенеза, он не только имел активную жизненную позицию, но и пробивал ее в жизнь. Едва началась перестройка, он вместе со своим учителем и узким кругом учеников и друзей были едва ли не единственными в Санкт-Петербурге, кто понимали что будет с нашей страной дальше. Понимая, что горожане увлечены так называемыми ╚демократическими╩, а на самом деле разрушительными, идеями, не понимают что дело идет к развалу государства. А он любил Россию, верил в нее, сострадал ее трудной судьбе.

╚Против течения╩. Музей им. Достоевского, православное общество ╚Радонеж╩, Масленица 1992 г. Вечер русских романсов и песен, сочиненных К.П. Ивановым. Вечер К.П. посвятил двадцатилетию своей творческой деятельности. Фото А. Пантелеева.

У Константина есть песня, которую он тогда часто пел, песня с протяжным припевом: ╚против течения возбудим течение встречное, против течения...╩ . Так он, вслед за Учителем, и жил против течения. Да действительно, кажется, что может один против массы.... Тем не менее грибы взрывают асфальт, хотя кажется теоретически это невозможным, - так и пассионарий преодолевает давление стихии.

Выход из состояния, в котором мы оказались, он видел в обращении к вере, в возрождении духовности и соборности русских людей. Константин Павлович Иванов, ученый-этнолог, ученик известного Л.Н. Гумилева был пламенным патриотом России. Он был главным вдохновителем и двигателем дела возрождения университетской церкви. Община поставила своей целью возобновить богослужения в высшей школе. Именно благодаря его усилиям и по благословлению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) 1989 года при Санкт-Петербургском Университете возникла первая православная община Петербурга, которую он возглавил. Он являлся старостой православного прихода университетской церкви Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла (где все еще расположен музей), входил в "двадцатку" церкви Воскресения Христова. В 1991 г. университетская община была официально зарегистрирована. Трагическая гибель К.П.Иванова в 1992 году стала невосполнимой утратой, но уже через несколько лет после его смерти священник Кирилл Копейкин служит в помещении бывшей церкви Университета.

╚Мертвая дорога╩. В экспедиции по изучению малых народов Севера, Салехард, август, 1988 г.

Он стремился всюду успеть, как можно больше сделать для спасения Отечества и верил, что это под силу путь даже единицам. Понимая практическое значение теории этногенеза для нашей современности, он был яростным ее распространителем, энтузиастом охватывания новых студенческих площадок. К.П. Иванов, даже понимая всю бесперспективность, выдвинул свою кандидатуру на выборах в Городскую Думу. Прошел не он, а человек, читавший стихи Пастернака и Ахматовой, но идеи Константина, для распространения которых он и решился ╚идти на совет нечестивых╩, не невероятные тогда, сейчас уже реализованы другими. Это и открытые церкви, программы, посвященные религиозному воспитания на телевидении, программы развития фермерского хозяйства, экологические программы и многое и многое другое. Но многое еще осталось не воплощенным - например, государственная поддержка деторождаемости...

В ночь на 19 декабря 1992 г. рука убийцы злодейски прервала его земную жизнь, остановила творческую мысль молодого ученого. Это дикое преступление произошло на пороге квартиры, где его ждали любимые жена и дети. Шестеро детей лишились отца. Овдовела жена. Родители потеряли сына. У России отняли талантливого, оригинально мыслящего человека, православного патриота.

Ему шел только 40-й год - возраст максимальной творческой активности, когда многое из задуманного уже было достигнуто, но еще больше предстояло сделать: написать книги, защитить докторскую диссертацию, развивать теорию этногенеза своего учителя и старшего друга - Льва Николаевича Гумилева, создать научную школу. Именно на него надеялся учитель, говоря, что Костя будет развивать его науку.

Незадолго до рокового дня - ночь на Николу зимнего, Константин Павлович вернулся из очередной поездки на Север. Прямо из аэропорта он приехал в Юсуповский дворец на Мойке, где в тот вечер проходила презентация только что вышедшей книги Л.Н. Гумилева "От Руси - до России" издательства ╚Юна╩. Его выступление, как всегда, было патриотичным, смелым, острым.

Отпевание К.П. Иванова в храме Воскресения Христова, 25 декабря 1992 г. Литию служит митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Сидят - родители К.П.Иванова с его младшей дочерью, рядом с ними (четвертый слева - иеромонах Николай (в миру Н. Парамонов - друг К.П. Иванова). Фото А.Пантелеева. Фото из архива Ю. Громовой, сотрудницы К. П. Иванова.

Спустя неделю Константина Павловича, нашего Кости, как сказал о нем владыка митрополит Иоанн, не стало... Последним же его делами было разрешение конфликта по передаче верующим церкви Святой Троицы во Всеволожске. Это не только говорится, но и так бывает в жизни - ╚положил душу за други своя╩, за истину, за церковь. Ровно через полгода через смерти Л.Н.Гумилева, множество людей же людей отпевали в той же церкви Воскресения Христова, где отпевали учителя его ученика. Отпевал ╚простого╩ мирянина Константина Павловича Иванова митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский владыка Иоанн, еще один его Учитель. ╚Были угрозы Константину Павловичу и анонимные, и от конкретных людей, - сказал митрополит Иоанн. - Угрозы довольно-таки резкие, вплоть до убийства. Он подал мне об этом рапорт... Это была одаренная и светлая личность. Знал бы убийца, на кого поднял руку!"

Могила К.П. Иванова на Большеохтинском кладбище Санкт-Петербурга, декабрь 1992 г. (угол проспекта Энергетиков). Фото А.Пантелеева. Фото из архива Ю. Громовой, сотрудницы К. П. Иванова.

Прошло десять лет после ухода Учителя и Ученика, но их творчество живет. Подшучивая на Константином, Лев Николаевич говорил, после меня останутся книги, а после Кости - дети. К пятидетилетию К.П.Иванова у него уже четверо внуков, воспитывающихся в православных семьях. Научная жизнь теории этногенеза также продолжается - проходят Гумилевские конференции и чтения, термины и понятия этногенеза проникли в политику и геополитику, а это значит, что дела и мысли Ученика и Учителей живут. И как потерпевшие крушение с картины Айвазовского ╚Девятый вал╩ спасаются на крестовине мачты, так с Крестом преодолеет девятый вал Россия.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top