Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Статьи любезно предоставлены Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

"Общеевропейский дом": вот бог, а вот порог.

Игорь Сергеевич Шишкин

Газета "Завтра" No 45 (50), ноябрь 1994 г.

Проблема межнациональных отношений (этнических контактов) во все времена была одной из наиболее острых и болезненных. Для России же сегодня неправильный подход к ее решению как внутри страны, так и на международной арене может и вовсе обернуться катастрофой.

В последние годы нам предлагалось немало способов решения межнациональных вопросов: вхождение в общеевропейский дом; Европа от Дублина до Владивостока; особая Русская республика и т. п. Планов много, но у всех есть общая черта: они основаны не на реальности, " на представлениях автора или партии о том, какой эта реальность должна быть.

Созданная Л. И. Гумилевым теория этнических контактов позволяет решать проблему межнациональных отношений на подлинно научной основе. В чем же ее принципиальная новизна, и что главное в подходе Л. Н. Гумилева к данной проблеме?

Л. Н. Гумилев доказал, что, во-первых, этнос - явление природы, во-вторых, наблюдаемое нами состояние этноса - не раз и навсегда данное, а одна из стадий длительного процесса этногенеза. Отсюда вытекает центральное положение теории этнических контактов: характер взаимодействия двух и более этнопроцессов определяется природными закономерностями, а не нашими представлениями о политической целесообразности, о том, что такое хорошо, что такое плохо. Проиллюстрирую это конкретными примерами.

Китай неоднократно пытался включить территорию Великой степи в состав своей империи. Два тысячелетия по границе Великой Китайской стены шла почти не прекращавшаяся война. Иногда степные этносы проигрывали и вынуждены были признавать над собой власть Китая, но при первой же возможности война возобновлялась. Показательно и то, что даже метизация тюрко-монголов с китайцами не давала положительных результатов. 2000 лет колоссальных усилий - и нулевой результат, а ведь были в Китае и мудрые государственные деятели и великие полководцы. Совсем иначе сложились взаимоотношения степняков и русских. За короткий исторический срок, без кровопролитной войны (отдельные стычки не в счет) Великая степь почти вся вошла в состав России. Объяснить это только продуманной национальной политикой русского правительства и особенностями русского национального характера нельзя. При той же политике, те же русские люди, переправившись в Америку, с индейцами контакта установить не смогли. В Калифорнию мы попали раньше англичан, ко все попытки договориться с индейцами закончились провалом. Почему? Да, наверное, потому же, почему не было контакта индейцев с англосаксами. Но те, в отличие от русских, перебили почти всех индейцев. Наши же предки на такой геноцид не пошли, они предпочли удалиться в те места, где контакте местным населением был.

Сегодня мы знаем о существовании у человека биополя. Л. Н. Гумилев выдвинул концепцию этнического поля. Каждому этносу свойственно определенное поле со своим индивидуальным ритмом и частотой колебаний. При контакте этносов поля налагаются друг на друга, и в результате возможна, в крайних проявлениях, либо гармония, либо какофония. Характер взаимодействия этнических попей ощущается человеком подсознательно. Реально же это проявляется в чувстве комплиментарности, интуитивной симпатии или антипатии этносов друг к Другу. "Комплиментарность, - писал Л. Н. Гумилев, - вот та база, на которой не просто проходят, но осуществляются судьбы взаимодействующих этносов и суперэтносов". Уточним это понятие. Положительная Комплиментарность - это безотчетная симпатия без попыток перестроить партнера, принятие его таким, каков он есть. Отрицательная - это опять-таки безотчетная антипатия, инстинктивное стремление перестроить структуру партнера либо уничтожить ее. При данном варианте в экстремальных случаях возможен геноцид. Нейтральная позиция - это терпимость, вызванная равнодушием.

На характер этнического контакта помимо комплиментарности значительное влияние оказывает и его уровень: одно дело контакт этносов, принадлежащих к одному суперэтносу (французы и англичане), Другое - контакт двух суперэтносов.

Россия - уникальное политическое образование, не имеющее аналогов в мире: единственное государство, границы которого шире суперэтнических. К примеру, США, Англия, Германия включают в себя лишь отдельные этносы романо-германского суперэтноса, на территории же России проживает не только весь российский суперэтнос (великороссы, украинцы, белорусы, казанские татары, мордва и т. д.), но и этносы, входящие еще в шесть суперэтносов.

Россия взаимодействует прежде всего с тремя суперэтносами: западноевропейскими, мусульманскими и китайскими. Наибольшее влияние на нашу жизнь оказывает контакт с западноевропейским, или романо-германским суперэтносом. Причем последние годы он осуществляется под флагом строительства Общеевропейского дома, долгожданного вхождения России в семью цивилизованных народов. Звучит красиво, славословий произнесено много, очень многим ради столь благородной цели пожертвовано. Однако посмотрим, что это означает с точки зрения этнологии.

Построение Общеевропейского дома предполагает объединение русских и западноевропейцев в одно неформальное целое - семью цивилизованных народов. Но российский и романо-германский суперэтносы по самой своей природе необъединяемы. Этносы могли слиться, например, на территории Франции - в результате длительного интеграционного процесса из нескольких этносов образовался один французский. Суперэтносы же не могут этого сделать в принципе.
Каждому суперэтносу присуща общая для всех входящих в него этносов система ценностей и идеалов - этнокультурная доминанте. С другой стороны, эта доминанта служит индикатором принадлежности человека и этноса к своему суперэтносу, и ее главное природное назначение - не соединять, а отграничивать суперэтносы, блокировать их слияние. Поэтому этнокультурные доминанты различных суперэтносов несовместимы. Например, существует много общего в теологии христианства и мусульманства, но все попытки создать на этой основе единую систему ценностей приводили только к кровопролитию. Соответственно, абсолютно бесперспективны и все разговоры об общечеловеческих ценностях. Как подчеркивал Л. Н. Гумилев: "Общечеловеческая культура, одинаковая для всех народов, невозможна, поскольку все этносы имеют разный вмещающий ландшафт и различное прошлое, формирующее настоящее как во времени, так и в пространстве". Для торжества общечеловеческих ценностей надо, ни мало ни много, уничтожить этническое многообразие Земли и оставить на планете только один этнос, а это пока, к счастью, никому не под силу. Однако если слияние двух суперэтносов нереально, то отрыв отдельных этносов и включение их в чуждую суперэтническую систему возможен. Современная западная политика, направленная на вхождение русских в семью "цивилизованных народов", и является попыткой осуществить подобный вариант. "По, - как писал Л. Н. Гумилев, --было бы величайшим заблуждением думать, что итогом строительства "общеевропейского дома" станет обоюдное торжество общечеловеческих ценностей., Вхождение в чужой суперэтнос всегда предполагает отказ от своей собственной этнической доминанты и замену ее на господствующую систему ценностей нового суперэтноса".

Конечно, у нас есть немало людей, для которых понятия "культура", "нация" - пустой звук: были бы доллары, "мерседесы" и виллы. Но, как опять-таки свидетельствует теория Л. Н. Гумилева, никто в Общеевропейском доме не примет денациолизированную массу "новых русских" в качестве равноправных партнеров. "Нуворишкам" следовало бы знать уроки Новгорода: богатый, торговый русский город никогда не был полноправным членом Ганзы, тогдашней международной рыночной структуры. Причина тому кроется не в различиях идеологических или экономических систем, а в законах природы, которые никто отменить не в силах. Западные европейцы не просто Другой суперэтнос, а суперэтнос, имеющий по отношению к нам отрицательную Комплиментарность, что определяло, определяет и будет определять характер наших взаимоотношении в любой сфере.

Порой приходится слышать, что все дело в военной мощи России - нас боятся. Однако почему европейцы не боятся такой большой державы, как США, ее военная мощь сейчас побольше нашей? Нелишне напомнить, что американские войска в отличие от русских, в Европе остаются, и все там тихо и спокойно. Трения есть, но они - внутрисемейные. Если говорить о размерах, то будь мы такими, как Латвия, нас и тогда не стали бы любить, а просто слопали. Пример Сербии, методично удушаемой Западом, достаточно показателен (сербы - осколок византийского суперэтноса, имевшего с романо-германским отрицательную Комплиментарность).

Положению об отрицательной комплиментарности романо-германского и российского суперэтносов нисколько не противоречит и то, что в двух мировых войнах французы и англичане воевали против немцев в союзе с русскими. Политические обстоятельства могут заставить вступить в любой союз, но не отменить ощущение суперэтнического единства. Насколько отличался характер военных действий на западном и восточном фронте: в первом случае шла борьба за первенство, во втором - за существование! Обращение с русскими пленными в обе войны было на порядок хуже, чем с англо-французскими.

Именно в силу своей природы, говорил Л. Н. Гумилев, англичане, французы и немцы не могут быть нашими искренними друзьями, а только хитроумными эксплуататорами. К сожалению, опыт последних лет полностью подтвердил правильность этого вывода. Здесь необходимо подчеркнуть: приведенные слова Л. Н. Гумилева отнюдь не продиктованы эмоциями и его какой-то особой ненавистью к Европе. Нет, ученый исследовал историю контактов России и Запада за много столетий и на основе огромного фактического материала сделал вывод: "Для всех неромано-германских народов практика европеизации вредна, как переливание крови несовместимых групп". Такой вывод может кому-то нравиться или не нравиться, но он результат объективного научного исследования, никем пока не опровергнутый.

В книгах Л. Н. Гумилева убедительно показано, что всякий раз когда в России приходили к власти западники, страна вступала в период потрясений и смут, совершенно независимо от степени гениальности и искренности политиков-западников. Объясняется это тем, что положительные результаты дает только реализация правильной идеи, а осуществление неверной неизбежно влечет за собой тяжелые последствия, особенно, когда оно проводится последовательно.. Поэтому когда у Л. Н. Гумилева спросили, чем объясняются потрясения XX века, он ответил:

"Если коротко, то преклонением перед Западом. Нельзя, очертя голову, перенимать чужие идеи и чужой опыт. Тем более стране столь оригинальной и, уж хотя бы в силу этого, не готовой к восприятию пусть очень хорошего, но для нее, быть может, губительного учения. Смотреть на Россию как на пробел в человеческой истории, культуре и нравственности - это полнейший идиотизм".


Симбиоз, ксения и химера. Лев Гумилев об этносах России.

Игорь Шишкин

Газета "Завтра" No 4(60), январь 1995 г.

На территории России проживает более ста этносов. Они, в свою очередь, принадлежат к семи суперэтносам, возникшим в своих регионах в результате пассионарного толчка. Это российский суперэтнос (великороссы, украинцы, белорусы, казанские татары и т. л.), западноевропейский (народы Прибалтики и западные украинцы), мусульманский (туркмены, узбеки, крымские татары и т. д.), осколки византийского суперэтноса (грузины, армяне), степной (казахи, буряты, калмыки и т. д.), реликты циркумполярного суперэтноса (малые народы Севера), и последний, по терминологии Л. Н. Гумилева, "блуждающий суперэтнос" - евреи.

Этническая пестрота России вовсе не является ее недостатком и источником лишних неприятностей. Сложные системы жизнеспособнее простых, в разнообразии - источник жизни и развития. Однако при условии, что это разнообразие единой органической системы, а не механическая смесь. Теория Л. Н. Гумилева позволяет дать ответ на вопрос, при каких условиях этническое многообразие укрепляет государство, а при каких неизбежно ведет страну к гибели.

Теоретически при проживании нескольких народов в одном государстве события могут развиваться по следующим трем направлениям: слияние этносов в один новый, ассимиляция одного другим и наконец сосуществование. Слияние происходит стихийно и только в период пассионарного толчка, сами люди создать его не в состоянии. Последний раз такой толчок прошел по нашей территории в XIII веке и вызвал к жизни великороссов, украинцев и литовцев.

Ассимиляция возможна лишь при очень высокой энергетике одного из этносов, когда он находится в фазе подъема или перегрева. Великорусский этнос эти фазы уже прошел (сейчас - фаза надлома), и следовательно, ставить эксперименты по ассимиляции каких-либо инородных вкраплений равносильно самоубийству. Поэтому наиболее важна для нас проблема контакта при сосуществовании этносов.

Л. Н. Гумилев выделяет три основные формы такого контакта: симбиоз, ксения и химера. Симбиоз - сочетание этносов, при котором каждый занимает свою экологическую нишу, свой ландшафт, полностью сохраняя свое национальное своеобразие. При симбиозе этносы взаимодействуют и обогащают друг друга. Он - наиболее оптимальная форма контакта, повышающая жизненные возможности каждого из народов. Симбиоз - источник силы и могущества многонациональных государств, дающий им огромные преимущества перед мононациональными странами. Ксения - сочетание, при котором один этнос - "гость", вкрапление в теле другого, - живет изолированно, не нарушая этнической системы "хозяина". Например, в Российской империи - колонии поволжских немцев, присутствие ксений безвредно для вмещающего этноса. Но когда "гость" начинает утрачивать свою изолированность, он может превратиться в химеру. Химера - соединение несоединимого. Она возникает, если два этноса, принадлежащих к суперэтносам с отрицательной взаимной комплиментарностью, живут перемешавшись, пронизывая друг друга. В этих случаях неизбежны кровь и разрушения, гибель одного или обоих этносов. Процесс распада порой бывает длителен - один, два века.

Рассмотрим все три формы контакта на конкретных примерах. Русские создали великое государство, занимающее шестую часть суши и включающее в себя более сотни этносов. Сделать это без применения военной силы, к чему лукавить, было невозможно. В то же время только сила не позволила бы удержать в единстве столь огромное разнообразие в течение веков, пережить периоды смут и войн. Кроме того, было немало случаев добровольного вхождения в состав России (казахи, грузины).
Во-первых, сыграли свою роль причины геополитические. Если для Западной Европы дезинтеграция веками была естественной формой существования, то в Евразии политическая культура выработала свое видение путей и целей развития, причем преобладали интеграционные процессы.

За исторически обозримый период Евразия интегрировалась три раза. Сначала ее объединили тюрки, на смену тюркам пришли монголы, затем инициатива перешла к России. Л. Н. Гумилев подчеркивал, что в условиях Евразии разъединиться "значило поставить себя в зависимость от соседей, далеко не всегда бескорыстных и милостивых". Разъединение лишало силы и сопротивляемости все народы, населяющие Евразию. Именно поэтому Л. Н. Гумилев считал, что "если Россия будет спасена, то только как евразийская держава".

Многовековое сосуществование множества народов на территории России, как доказал Л. Н. Гумилев, стало возможным благодаря положительной комплиментарности русских и этносов Сибири и Великой степи, их природной совместимости. Приведу пример, в Египте отряды воинов-рабов (мамелюков) комплектовались по признаку национальной совместимости. В одном корпусе служили русские, половцы, мордва, тюрки и монголы, а из горцев Кавказа был сформирован особый отряд. Кстати, сразу хочу отмести столь часто раздающиеся в адрес Л. Н. Гумилева обвинения в идеализации отношений российского и степного суперэтносов. Говоря об их взаимной положительной комплиментарности, он имел в виду магистральную линию отношении наших народов, а конфликты - где их не было? Немцы и французы входят в один романо-германский суперэтнос. Комплиментарность внутри суперэтноса всегда положительная, но сколько раз они воевали...

Многовековая история российского государства свидетельствует, подчеркивал Л. Н. Гумилев, что положительная комплиментарность русских и этносов Сибири и степи - становой хребет державы. Поэтому любая деятельность, направленная на стравливание русских и тюрок, независимо от кого она исходит и какими фразами прикрывается, объективно являете; антигосударственной и антинациональной, так как ведет к разрушении России и подрыву жизненных сил всех населяющих ее коренных этносов.

Контакт этносов в России шел в основном по линии симбиоза и иногда ксений. Русские, продвигаясь на восток, заселяли речные долины, оставляя степные просторы казахам и калмыкам, а лесные массивы - финно-угорским этносам. Соответственно, не нарушался привычный уклад жизни быта аборигенов. Проникновение русских лишь усложняло культурную и хозяйственную жизнь регионов, что шло на пользу всем народам. Отнюдь не случайно, что ни один этнос, вошедший в состав России, не исчез этнической карты. Хотя конфликты естественно, случались, но и близкие родственники порой ссорятся.

Следует учитывать и еще одно не маловажное обстоятельство. Западные европейцы убеждены в том, что и цивилизация является высшей и общечеловеческой. Поэтому они везде всегда стремились насадить свой быт свои правила поведения, абсолютно искренне считая, что благодетельствуют дикарям, не доросшим до понимания своего счастья.

Колонизация Сибири не имела ни чего общего ни с истреблением индейцев англосаксами, ни с работорговлей французов и португальцев. А ведь в пору этих "деяний" те уже пережили век Просвещения и страшно гордились своей "цивилизованностью". Однако наши демократы-западники, вырабатывая новые подходы к национальной политике, во всем стремятся подражать "цивилизованным народам" и мечтают получить одобрение каждой своей меры у внуков сдирателей скальпов, а те, в свою очередь, пристально следят, как бы ни возродились у русского народа имперское мышление и великодержавный шовинизм, "источник неисчислимых бед для всех нерусских народов России". Впрочем, спорить с западниками, как их называл Л. Н. Гумилев, "невежественными интеллигентами, не выучившими ни истории, ни географии", бессмысленно.

Итак, межнациональные контакты в России, основываясь на положительной комплиментарности, русских и народов Сибири и Великой степи, изначально шли по линии симбиоза, что реально на политическом уровне воплотилось в концепции соборности. Именно ею много веков руководствовалось русское правительство. Пока оно за каждым народом признавало право быть самим собой Россия оставалась прочным и устойчивым государством. Однако в XX веке мы отказались от этой здравой и традиционной для нашей страны политики жить порознь, но дружно и начали руководствоваться европейскими нормами, пытаясь всех сделать одинаковыми.

В результате такой "передовой" национальной политики произошло в значительной мере разрушение оптимальных форм этнического контакта - симбиозов и ксений - и широкое распространение получили химеры. Этническая химера - очень опасное явление, и поэтому на нем следует остановиться подробнее.

Этносы часто "прорастают" друг через друга, живут перемешиваясь, но если они принадлежат к одному суперэтносу, трагических последствий не возникает. Например, в Москве проживает огромное количество украинцев и казанских татар, и никакого массового раздражения это не вызывает.

Особенно опасно, если суперэтносы имеют взаимную отрицательную комплиментарность. Следует отметить, что с грузинами у нас положительная комплиментарность, а с азербайджанцами (мусульманский суперэтнос) - нейтральная. Пришлый этнос, прошедший совершенно иной жизненный путь и имеющий иную энергетику, не живет изолированно, как при ксений, а смешивается, не ассимилируясь, с аборигенами. В результате в одних школах учатся, работают в одних учреждениях представители этносов с различными стереотипами поведения и несовместимыми системами ценностей. Говоря о химере, следует отдавать себе отчет в том, что ее разрушительное воздействие обусловлено природными закономерностями, а вовсе не тем, что одни люди хорошие, а другие плохие. Они разные, разные настолько, что их нельзя совместить.

Каждый этнос сложился в определенном ландшафте (месторазвитие), и куда бы его ни забрасывала судьба, он - его Родина. На новом месте этнос будет окружать чужая природа, и поэтому воспринимать ее как свою Родину он не сможет. Все этносы вырабатывают неповторимые культурные традиции, свои системы ценностей. Следовательно, для этноса-пришельца культурные традиции коренного народа - чужие, и бессмысленно ожидать, чтобы он их развивал и охранял. Точно также нельзя требовать от него патриотизма (примеры отдельных людей этого не опровергают, так как по закону больших чисел крайние позиции взаимно компенсируются, а здесь речь идет об этносе в целом). У этноса-пришельца к тому же возникает естественное желание перестроить окружающую среду под себя.

Особенно опасны химерные контакты в период смены фаз этногенеза и в фазе надлома (мы ее сейчас переживаем), то есть когда этнос болен. Л. Н. Гумилев писал, что в эти исторически короткие отрезки времени системные связи в этносе разрушаются, идет их перестройка, стереотип поведения модифицируется. Поэтому в такой момент при химерном контакте возможно полное разрушение стереотипа поведения коренного этноса, распад его этнической системы, а значит, и гибель этноса. К сожалению, сейчас на территории России зоны химерного контакта широко распространены.

Итак, мы рассмотрели с позиции теории Л. Н. Гумилева три основные формы этнических контактов в многонациональном государстве: симбиоз, ксения и химера. Однако говоря о проблемах межнациональных отношений, нельзя обойти еще одну проблему. Стало уже традицией, что как только заходит речь об этнических взаимоотношениях, сразу всплывает так называемый "еврейский вопрос".

В соответствии с теорией Л. Н. Гумилева главная особенность контакта евреев с другими этносами заключается в том, что он всегда и везде шел по линии химеры. Дело здесь опять-таки не в дурных качествах этого народа, а в характере их суперэтноса.

В условиях рассеяния еврейские колонии во всех странах предпочитали селиться в городах - вполне естественное стремление отграничить себя от чужой природы. Однако в результате они не могли установить с ландшафтом страны проживания прямую связь и занять в нем определенную экологическую нишу, то есть образование симбиоза становилось в принципе невозможно. Зато появилась столь необходимая при рассеянии мобильность. Этнос, освоивший антропогенный ландшафт вместе с его аборигенами, стал независим от природных ландшафтов и получил широкую возможность распространения. Для этого этноса ареалом стала вся ойкумена, а контакты его с местными жителями стали не симбиотичными, а химерными.

Освоение антропогенного ландшафта и разрыв прямой связи с природой стран проживания позволил евреям законсервировать свою пассионарность на достаточно высоком уровне и обеспечить себе долголетие. Однако эта же причина сделала невозможным налаживание с коренными народами контакта не только в форме симбиоза, но и ксении (изоляции). Этнос, обладающий высокой энергетикой, не сможет жить изолированно, он неизбежно начнет действовать: история доказывала это не один раз. А начав действовать, вполне закономерно станет перестраивать этническую систему народа-хозяина под себя, то есть неизбежно возникнет химера.
Химерный характер контакта евреев с другими этносами доказывает абсолютную научную несостоятельность рассуждений об "антисемитизме", который трактуется как темный низменный инстинкт. Химера - это форма неорганического контакта на суперэтническом уровне с взаимной отрицательной комплиментарностью, поэтому если и говорить об "анти", то только об "анти" взаимном, а не одностороннем.

Кроме того, при химерном контакте обычно именно от этноса-пришельца исходит инициатива перестройки под себя этнической системы хозяина. Это вполне объяснимо. Во-первых, естественным чувством самосохранения: для того чтобы полноценно жить, а не прозябать в чужой среде, необходимо ее подогнать под себя. Во-вторых, если бы инициатива исходила от этноса-хозяина, то пришлый народ был бы быстро уничтожен. Поэтому большинство действий, которые уже привычно трактуются как "антисемитские", особенно относящиеся к разряду "государственного антисемитизма", - это защитная реакция коренного этноса (степень ее адекватности и эффективности вопрос особый).

Главное достоинство теории Л. Н. Гумилева применительно к "еврейскому вопросу" заключается в том, что она выводит его из области фантасмагории и ставит на прочную научную основу. Теория Л. Н. Гумилева объясняет характер контакта евреев с другими этносами (химера) не чьими-то происками, не тем, что одни народы хорошие, а другие плохие, а исключительно природными закономерностями, "силой вещей", как выражались в старину.

Остается ответить на последний вопрос: каковы перспективы России? Лев Николаевич Гумилев неустанно повторял, что для нас сейчас жизненно важно восстановить традиционные, проверенные многовековой практикой формы межнациональных отношений. Для этого ни из каких благих побуждении не должно быть подталкивания к сближению и слиянию, лучше следовать принципу: "жить порознь, но дружно". Всем же нам принципиально важно понять, что "не Запад и не Восток, а именно Россия, как общее, собирательное, суперэтническое, если хотите, является матерью и истинным домом населяющих ее народов". Если это удастся, то Россия сможет преодолеть кризис и вступит в следующую инерционную фазу развития, фазу неуклонного роста материальных и Духовных богатств.

Вместе с тем Л. Н. Гумилев призывал видеть и опасность развития событий по другому пути. Если при внешнем воздействии (военном, экономическом или идеологическом) разрушится стиль нашей жизни, наш стереотип поведения, произойдет смена суперэтнической принадлежности - вхождение в общеевропейский дом, - тогда нас может постигнуть судьба Арабского халифата. Могучее было государство, но именно в фазе надлома химеры разъели его тело, страна распалась, и все населявшие ее народы вступили в многовековой период упадка и катаклизмов.

 


Россия без русских. Ответ наивному интеллегенту.

Игорь Шишкин

Газета "Завтра". No 35 (91) август-сентябрь 1995 г.

В No 30 (86) газеты "Завтра" была опубликована статья Льва Аннинского, написанная в жанре задушевной беседы с читателем умудренного жизнью, но очень "наивного", интеллигента. Конечно, чего в наше время не приходится читать по национальному вопросу, особенно о русских, но статья г-на Аннинского - это особый случай, который обойти молчанием нельзя. Ее, как мне показалось, антирусская направленность замаскирована под любовь к России, искреннюю боль за судьбу страны. К тому же, автор беспрерывно ссылается на Л. Н. Гумилева, и у читателя может возникнуть подозрение, что позиция Л. Аннинского если не совпадает, то очень близка идеям этого великого русского ученого. Тут поневоле вспоминаешь, что есть три этапа борьбы с неугодными мыслителями: первый -травля; если не помогло - полное замалчивание; опять не помогло- идет признание с одновременным выхолащиванием смысла, целенаправленной подменой идей. В результате наследие мыслителя внедряется в общественное сознание в том виде, в каком оно угодно "наивным" интеллигентам. Судя по публикациям последних двух лет и статье Л. Аннинского, для Л. Н. Гумилева этот третий этап наступил.

Центральный тезис, на котором базируется вся работа г-на Аннинского, звучит так:

"Имперское самосознание по определению не национально. Иначе римляне навсегда остались бы пеласгами". Поэтому его и возмущает принцип "государство для нации, а не нация для государства". Вступать в дискуссию по данному вопросу - значит, ломиться в открытую дверь. Л. Н. Гумилев уже давно доказал: этносы (нации) - явления природы, для своего жизнеобеспечения создающие необходимые общественные институты, в том числе и государства. Этносы создают государства, а не государства этносы. Именно римский этнос, постепенно выросший в суперэтнос, построил римскую государственность, и пока он был крепок и силен - крепка была империя. Когда же в силу определенных причин (рассматривать их здесь нет нужды) римляне превратились в лишенных национального самосознания подданных империи (идеал Л. Аннинского) страна погибла. Римская империя без римского этноса не то, что развиваться, а даже и существовать не могла. У Л. Н. Гумилева есть еще один красноречивый пример - судьба империи Вэй в Китае. Императоры целенаправленно работали над выведением лишенных национального самосознания новых людей - имперцев, и когда они своей цели добились, империя "превратилась в огромную амебу, расползшуюся от столицы до границ государства. Исчезло противопоставление этносов, но вместе исчезли и принципы этики, на которых эти этносы держались... и потекла кровь" ("Хунны в Китае").

Так что принцип "государство для нации, а не нация для государства" - не бредни идеологов-мракобесов, а отражение объективной реальности, законов природы, раскрытых Л. Н. Гумилевым. Г-ну Аннинскому труды Л. Н. Гумилева хорошо известны, но, видимо, исключительно по причине "наивности" он нам настоятельно рекомендует руководствоваться в государственном строительстве идеями, везде и всегда приводившими империи к кровавой гибели.

Тезис о вненациональном характере имперского строительства нужен г-ну Аннинскому не сам по себе, а исключительно как отправная точка борьбы с ненавистной ему русскостью. "Это и есть, - пишет он, - имперская логика: становясь "советскими", мы должны были перестать быть русскими. А если не перестали, то это нас как советских и сгубило!" Каково! Оказывается держава развалилась от того, что русские не перестали быть русскими, не превратились в денационализированную массу, от того, что русская нация, несмотря на все усилия "наивных" интеллигентов, выжила. За последние годы в адрес русских чего только ни говорили, но со столь откровенно злобным антирусским высказыванием встречаюсь впервые. Видно, и у "наивных" интеллигентов порой сдают нервы, и они открывают свое истинное лицо. Хотя и понять их можно: трудились не покладая рук, но "сил не хватило: надорвались".

Однако "наивные" интеллигенты - люди упорные, и неудача с ликвидацией русских как нации вовсе не мешает им всеми силами бороться с намечающейся тенденцией роста национального самосознания. Обратите внимание, как стремительно обрушивается Л. Аннинский на А. Проханова за высказанную им крамольную мысль о том, что русские построили державу. Как можно такое писать, считает он. Ведь империю "строят все кто хочет, славяне, тюрки, финны, кавказцы" и русского в этом строительстве "ровно столько же, сколько эстонского, украинского и армянского". Не очень корректна и сама формулировка А. Проханова. Не русские построили, а "русскими" (в кавычках, естественно) становятся люди самых разных национальностей в процессе имперского строительства. Правда, остается неясно, почему русскими, хотя бы и в кавычках, не стали тюрки, создавшие на просторах Евразии империю, и называлась она почему-то не Россия, а Вечный Эль. По совершенно непонятной причине и монголы в процессе строительства империи не превратились в русских и не назвали свою державу Россией. На все эти вопросы, к сожалению, Л. Аннинский ответа не дает.

Прекрасно понимая всю неубедительность тезиса о равном вкладе в строительство империи русских и эстонцев, Л. Аннинский совершает головокружительный кульбит. Помните, "имперское самосознание по определению ненационапьно"? Отсюда делается логичный вывод о том, что всякий человек, вносящий вклад в развитие державы в целом, утрачивает свою былую национальную принадлежность. Г-н Аннинский так прямо и пишет:. "Когда русские приезжают в Прибалтику и строят там "космические станции" на месте "коровьих хуторов" - они, выходит, перестают быть русскими? Да. Перестают".

Читаешь подобное и диву даешься, чего только не откроют нам "наивные" интеллигенты? Оказывается, Достоевский и Ломоносов, Дмитрий Донской и Жуков - нерусские. До чего же мы несчастная нация: только человек сделает что-то большое, важное, как сразу же перестает быть русским. А Проханов и иже с ним еще вздумали писать о какой-то особой роли русских в государственном строительства. Непонятно только, почему г-н Аннинский не договаривает, не требует запретить такие выражения, как "русская литература", "русское искусство"? Русский ведь по определению книгу написать не может, а ежели написал - значит, нерусский, это мы теперь благодаря Л. Аннинскому хорошо знаем.

А кто же тогда русские и есть ли они вообще? Есть они еще, есть сообщает нам автор, "не все же уходили на имперский уровень". Есть и даже разные: хорошие и плохие. Л. Аннинский дает достаточно колоритное их описание. На одном полюсе - русские бабы, рожающие детей от мужей-алкоголиков и воспитывающие их, на другом - рожающие неизвестно от кого и бросающие их в роддомах или на свалках. Ай-я-яй, г-н Аннинский, разве можно столь откровенно выдавать желаемое за действительное? Нервы, видно, опять сдали, эмоции захлестнули. Конечно, психика не каждого "наивного" интеллигента выдержит столь частое, как в вашей статье, употребление слова "русский".

Впрочем, хватит, я полагай. Позиция Л. Аннинского по русскому вопросу, его взгляды на место русских в России вполне ясны. Спорить с ними, опровергать их мне нет нужды. Достаточно обратиться вновь к трудам Л. Н. Гумилева, на которые так любит ссылаться г-н Аннинский. Это тем более оправдано, что компетентность их в вопросах русской истории и русского этногенеза просто несоизмеримы. Так вот, по Л. Н. Гумилеву, и это прекрасно известно г-ну Аннинскому, Россия возникла не в результате "добровольного союза народов", а в результате исторического творчества русского этноса. Другое дело, что русские в отличие от англичан не истребляли присоединяемые народы, не превращали их в людей второго сорта, а вовлекали на равных правах в процесс государственного строительства. Поэтому наиболее научно точной будет формула: Российское государство построил народ в сотрудничестве с другими народами нашей страны. Причина нынешнего кризиса государственности, опять-таки по Л. Н. Гумилеву, не в том, что еще существуют русские, как утверждает Л. Аннинский, а в кризисе русского этноса. Кризисе, вызванном как естественными, значит, преходящими, причинами (фаза надлома), так и искусственно созданными (самыми опасными): во-первых, перемешиванием на территории страны несовместимых этносов и систем ценностей (русско-романо-германская культурная химера, русско-еврейская и нарождающаяся русско-кавказская этнические химеры); во-вторых, столетняя целенаправленная деятельность "наивных" интеллигентов (антисистема) по разрушению национального самосознания народа. Соответственно, возрождение русской нации, по Л. Н. Гумилеву, центральная проблема возрождения державы. Будет русский этнос здоров и силен - будет Великая Россия, нет, значит, нет. Конечно же, можно воссоздать страну, опираясь на энергию каких-либо других этнических или социальных групп, но только это уже будет другая история, это уже будет не Россия, а что-то иное, возможно, даже могучее, но меня как русского не касающееся, хотя бы и вывеску сохранили. Нерусской России быть не может.

В связи с этим считаю необходимым остановиться на последнем, на мой взгляд, самом опасном, тезисе г-на Аннинского: "Шолоховский герой сказал, что ему не всякая Россия нужна. Имеет право. Мне нужна всякая". Сильно написано, учитесь, патриоты, как надо любить Россию. Однако давно замечено, что чем красивее принцип, провозглашаемый "наивными" интеллигентами, тем больше он пахнет кровью. Были у нас "права человека", "право наций на самоопределение", "общечеловеческие ценности", теперь пришло новое - "нам нужна всякая Россия".
Для того чтобы яснее была истинная суть этого принципа, напомню историю хазарской трагедии, прекрасно описанную Л. Н. Гумилевым (г-н Аннинский ее наверняка хорошо знает). Еврейская община совершила в Хазарии переворот и взяла власть в свои руки. Название страны и даже законная династия сохранились, но "это не имело никакого значения, ибо государством правил "пех"... "Двоевластие" в Хазарии, - писал Л. Н. Гумилев, - было грандиозным обманом народа, которому раз в год показывали законного хана, давно ставшего иудеем, для того чтобы остальное время глава иудейской общины выжимал из хазар и окрестных народов средства на наемников, которые должна были этих хазар подавлять" ("Древняя Русь и Великая степь"). Подчеркиваю, название страны осталось, ее государственная мощь при новых правителях даже возросла. Но нужна ли была такая Хазария, ставшая противоестественным сочетанием "аморфной массы подданных с господствующим классом, чуждым народу по крови и религии" самим хазарам? По логике г-на Аннинского нужна. Патриоты-хазары должны были, видимо, еще и гордиться внешним блеском каганата Поэтому для Л. Аннинского совершенно естественным является, на первый взгляд, шокирующее утверждение о том, что "приканчивая" царскую семью, убийцы (он их "наивно" именует "латышами") спасали "престол и порядок". Вот что такое провозглашаемый г-ном Аннинским принцип "нам нужна всякая Россия".

Однако следует отметить: рассматриваемая статья с невиданными даже для нашего времени антирусскими высказываниями позволяет утверждать, что самому г-ну Аннинскому нужна далеко не всякая Россия. Та Россия, в которой русский дух, в которой Русью пахнет для него неприемлема. "Россия без русских" - вот его подлинный принцип.

 

Stolica.ru

Top