Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Распря восьмидесятых годов VI века в тюркском каганате

Лев Николаевич Гумилев

Впервые опубликовано // Доклады по этнографии /Геогр. о-во СССР. - Л.. 1965. - Вып. I (4). - С. 66-69.

Доклад прочитан 7 марта 1963 г. на заседании Отделения Этнографии Всесоюзного Географического Общества. За ним последовал диспут.

Текст статьи любезно предоставлен Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

При чтении статьи рекомендуем пользоваться генеалогическими таблицами - прим. Редколлегии сайта.


(Л.Н. Гумилев предложил называть тюрок первого каганата - тюркюты, вместо устарелого ╚тюрки-тугю╩. Это словоупотребление принято М.И. Артамоновым. История хазар, Л. 1962., научным редактором которой был Лев Николаевич).

Брат и наследник великого Мугань-хана, Тобо-хан, умер в декабре 581 г., завещав престол, согласно лествичной системе (престол доставался самому старшему во всей великокняжеской семье - прим. Редколлегии сайта), своему племяннику Далобяню, сыну Мугань-хана. Однако, вельможи, под предлогом ╚низкого происхождения╩ матери Далобяня, отстранили его от престола в пользу сына Тобо-ханаАньяо.

Этот последний в свою очередь принужден был уступить престол своему двоюродному брату, сыну Кара Иссык-хана, Шету, а Далобянь получил удел на северной окраине каганата и титул Або (старейший) √ хан. В это время в Китае полководец Ян Цзянь, низверг дом Бэй-Чжоу и основал династию Суй. Это вызвало войну.

В 582 г. Шету вторгся в Китай и вначале имел успех, но китайский лазутчик Чжан-сунь Шэн поссорил Шету с Далобянем. Шету напал на ставку Далобяня в его отсутствие и во время резни мать Далобяня была убита. Далобянь бежал на запад, на его сторону перешли все удельные князья, и Шету, чтобы спастись, признал себя вассалом Суйского дома. Китайская помощь спасла Шету, разбитый Далобянь отступил в Пайкенд, где его голодные воины произвели грабежи и опустошения. Бухарские купцы и дехканы в 584 н. снеслись с Дяньгу Тардуш-ханом и последний отказал Далобяню в помощи.

Наследник Шету, его брат Чулохоу, при помощи Дяньгу, взял в плен Далобяня и казнил его в 587 г. Однако, после подавления мятежа западный и восточный ханы опять поссорились и Чулохоу погиб во время войны против Дяньгу Тардуш-хана.

Эта распря описана не только в китайских хрониках, но и в ╚Истории БухарыНаршахи, где Далобянь назван Абруй, т.к. он носил титул Або-Хан, ДяньгуКара Чурин Тург Биягу, а сын Дяньгу, взявший в плен ДалобяняШири-Кишвар. Наконец, третье описание ее содержится в ╚ИсторииФеофилакта Симокатты, который излагает содержание письма ╚кагана турок╩ к императору Маврикию, доставленное в 596 г. Здесь Далобянь назван Турум, Дяньгу, автор письма, ╚великий каган╩, а местность, где Далобянь был разбит √ ╚Икар╩, т.е. Бухара, что подтверждает идентичность Абруя Наршахи с Далобянем китайских хроник.

В результате распри Дяньгу стал сильнейшим из тюркских удельных князей и союзником бухарских купцов, которые толкнули его на войну с Ираном в 589 г. Причины войны были следующие. Когда тюркютские конные копьеносцы объединили под властью своих каганов Великую степь от Желтого моря до Черного, в их руки попал весь караванный путь и богатые согдийские города √ опорные пункты караванной торговли.

Одновременно Византия, только что захватившая гегемонию в Средиземноморье, получила жестокие удары от лангобардов в Италии и от авар на Дунае. Чтобы отстоять свои границы, ей была необходимо вести долгую и беспощадную войну, а для этого нужны были деньги. Однако в VI в. золота в обороте было очень мало, следовательно, византийские императоры для целей своей политики должны были изыскивать ценности другого рода. Больше всех других товаров в варварской Европе ценились шелковые ткани, и шелк стал валютой, имевшей хождение наравне с золотом.

Тюркюты выкачивали из Китая столько шёлка, что не могли потребить его сами. Тут на помощь к ним пришли их новые подданные √ согдийские купцы, готовые весь излишек пряжи переправить в Византию, которая покупала его по установленной цене и вознаграждала себя на западных рынках.

Но караванный путь шёл через Иран, а шаханшах и император всегда были врагами. Персы с радостью прикрыли бы торговлю шёлком вообще, но доходы от пошлин позволяли им содержать двор и войско. Поэтому они пропускали к своим врагам минимальное количество шёлка, по ценам, которые они сами назначали.

В интересах Ирана было не увеличение оборота, а повышение цен, чтобы извлечь из рук своих врагов как можно больше золота и уменьшить возможности греков нанимать в Европе воинов для борьбы с Ираном. Эта система била также по интересам западнотюркютских ханов, владевших караванным путём от Китая до Ирана и их друзей согдийских купцов, ибо они не могли вывезти и продать свой товар. Попытки их договориться с персидским царём были неудачны; окольный путь через бесплодные степи к северу от Каспийского моря труден и не безопасен, так как воинственные угры, отступившие перед тяжелой конницей тюркютов, могли легко подстеречь и разграбить любой купеческий караван.

В 569 г. греки и западные тюркюты сумели обменяться посольствами и установить, что их интересы совпадают. Так родился тюрко-византийский военный союз, направленный против Ирана. С 578 г. в Иране правил шах Хормизд, по матери родственник западнотюркютского хана.

Опорой его власти были двенадцать полков конных стрелков, обучавшихся своему искусству с детства. Это были профессиональные воины, получавшие от шаха плату за службу. Опираясь на них, Хормизд попытался уменьшить силу и влияние вечно фрондировавшей аристократии, но казни сделали его власть непопулярной в стране, и тогда-то греки и тюркюты нанесли решающий удар, которые должен был покончить с Ираном и раскрыть ворота с Востока на Запад.

Осенью 589 г. положение Ирана было отчаянным, ибо, как говорит арабский историк Табари, ╚Враги окружили Персию, как тетива √ концы лука╩. Лишь мужество персидских конных стрелков и их полководца Бахрама Чубина отвело от страны смертельную угрозу. Бахрам лично застрелил предводителя тюркютов, называемого в персидской литературе Шаба или Савэ-шах.

Рассказ о войне, происходившей на западной границе Ирана, содержится в грузинских летописях:

╚Тогда император велел передать царю Грузии Гуараму, значительные суммы денег, чтобы этот последний привлёк войска северных народов и направил их на Персию. Гуарам так и сделал. Созвав осов, дзурдзуков и дидойцев, он дал им в начальники грузинских эриставов и эти народы вошли в Азербайджан, который они принялись опустошать.

Таково было печальное положение персов, отвлеченных другими заботами, когда появился в их стране человек, по имени Бахрам Чубин, который дал битву тюркам вторгшимся в Персию, о чём подробно рассказано в персидской истории. Он убил царя тюрок и обратил его армию в бегство; а что касается греческих войск, проникших на персидскую территорию, то они отступили и вернулись в Грецию╩.

Современники событий единодушно расценивали победу при Герате как спасение Ирана от полного разгрома. Советник шаха Хормизда Йезанбахш, говорил: ╚Если бы Савэ-шах прошёл до Рума, то от Ирана остался бы комочек воска╩. Но восстание Бахрама Чубина и гражданская война в Иране в 590 √ 591 гг. позволили западным тюркютам восстановить исходное положение и закончить усобицу в Каганате миром 593 г.


Дискуссия о публикациях Л. Н. Гумилева по тематике древних тюрков (тюркютов) 1963 г. на заседании Отделения Этнографии Всесоюзного Географического Общества по докладу Л. Н. Гумилёва.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top