Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

НЕГАСИМЫЕ КОСТРЫ

Интервью любезно предоставлено Общественной организацией "Фонд Л. Н. Гумилева".

Опубликовано в газете "ЛЕНИНГРАДСКИЙ РАБОЧИЙ" в номере от 14 марта 1988 г.

сегодняшний собеседник ╚ЛР╩ - доктор наук Л.Н.Гумилев

- Лев Николаевич, на обложке автореферата Вашей докторской диссертации напечатано: ╚... на соискание ученой степени доктора географических наук╩. Вы шли на защиту, имея уже степень доктора исторических наук. Позволю в этой связи приземленный, образно говоря, вопрос. Не похожа ли данная ситуация на такую, например: полковника вновь представляют к полковничьему званию?

╚ - Фантастическое, конечно, предположение. Но Вы в одном правы. Когда я шел на вторичную защиту, то не помышлял о каких-то новых благах, преимуществах. Мною руководило чувство, знакомое и вам, журналистам: публично высказаться, поделиться накопившимися мыслями, материалами.

- Да, такое бывает у газетчика. Но сейчас меня интересует иное: мало кому известный термин ╚пассионарий╩. С латинского, если не ошибаюсь, его можно перевести, как ╚несущий в себе огненную страсть╩.

╚ - Длинновато, но, в принципе, верно. В 1970 году в работе Вашего покорного слуги это определение употреблено впервые. Против него пока научный мир не протестовал.

- Мир ненаучный, думаю, сейчас узнаёт это слово сейчас впервые. Можно ли привести примеры личностей ╚с огромной страстью?

╚- Их великое множество - людей, обуреваемых горячими страстями, ради этого готовых на все. Спартак, Колумб, Владимир Мономах, князь Игорь... Совсем близкий пример - Николай Вавилов. Пассионарности в мире предостаточно. В активно действующей стране таких ярких, горящих личностей - 5-7 процентов. Если меньше, то для страны это плохо.

- А в рабочей среде, в бригаде можно найти похожее?

- По-моему, лидер в бригаде - прежде всего, отличный трудяга. Он безо всяких помыслов о пассионарности работает безоглядно, неотрывно, без перекуров. Я тоже так стараюсь работать, очень люблю свою работу, считайте эти слова за нескромность. И работаю постоянно, хотя мог бы и отдыхать - как-никак я 1912 года рождения.

- В этом же году у Анны Андреевны Ахматовой вышла первая книга стихов. Сразу два таких события!

- Второе, положим, личное, а вот книгу ╚Вечер╩ литературоведы считают знаменательным событием в истории отечественной поэзии - такой поэт заявил о себе! Что еще спросите у сына?

- Спросил бы об отце - Николае Степановиче Гумилеве. Редкостный случай, когда такие родители. Тем более, что разговор наш происходит прямо под семейной фотографией: Гумилев, Ахматова и в центре - мальчонка...

- Здесь мне лет шесть. Со времен этого снимка я с родителями не жил, бабушка забирала к себе в провинцию.

- Эта тема заслуживает отдельного разговора. Поэтому позволю продолжить: Ваша гипотеза о пассионарности...

- Это не гипотеза! Это - факт. Начнем с азбуки. Существует несколько видов движения материи. Механическая. Физическая. Химическая. Биологическая. Эти виды составляют природу. Мы с вами есть тела, то бишь часть природы. В ней находимся, двигаемся, используем разные виды энергии. В частности - свет. Без него мы бы просто погибли - во тьме, в изоляции у нас не стало бы нужного обмена. Затем мы используем тепло, в том числе и солнечное. Так вот: наш гениальный ученый Владимир Иванович Вернадский вычислил количество саранчи, летевшей из Африки в 1889 году. Исчисления производились сравнительно, армада по своей массе оказалась невообразимо огромной, равной известным в ту пору мировой науке запасам меди, цинка и свинца на Земле. Эта саранчовая громада полетела из цветущей Африки в пустыню Аравии, где и погибла, оставшись без пищи.

Вернадский создал свою теорию существования биохимической энергии живого вещества. Всякое живое имеет особый вид энергии, которая, в общем, - химического происхождения. Сейчас это и школьник знает.

- Как понимаю, Вы, Лев Николаевич, применили теорию Вернадского к истории человечества, стран, народов?

- Да. А что, у Вас есть, чем возразить? Всмотритесь, вдумайтесь в историю. Окажется, бывают эпохи, когда в каком-то определенном регионе люди начинают действовать все активнее. Обратимся к горению костра. Сначала Вы его поджигаете. Он разгорается. Все больше, больше огонь. Потом оказывается, что горящий воздух не допускает к себе кислород - начинается спад огня. Когда он происходит, кислород вновь устремляется в костер. Тот вспыхивает, как обновленный. Получается этакая гармошка температур. Затем костер догорает, угли уже постепенно остывают, остывает потом и пепел.

Вот этот процесс, по-моему, мнению, и лежит в основе этногенеза - термин, которым обозначается происхождение народа.

- Значит, можно вычислить и момент ╚поджигания костра╩?

- А вот это сделать невозможно - незрим процесс ╚самого-самого начала╩. Незрим, разумеется, с исторической точки. Зато пиковые моменты - моменты, так сказать, перегрева в истории народов - очень зримы! Упаси нас Бог, хорошо, что мы с Вами живем не в подобные времена! Убийства. Моря крови...

- Например, Варфоломеевская ночь или фашистская ╚ночь длинных ножей╩?

- Нет, это свидетельства падения, деградации общества. А в случаях, о которых у нас идет речь, вернее будет вспомнить опричнину, раскол, Смутное время.

- Даже спрашивать как-то опасно: какие времена мир переживает с Вашей точки зрения?

- Думаю, мир сидит, греясь у костра, образно выражаясь. Однако, Вашему подбору вопросов можно подивиться: хотите, чтобы то, что занимает лишь в одной моей монографии 30 печатных листов, я бы изложил в единый присест, у Вашего магнитофона?

- Извините, репортерская жажда... Итак, Вы называли имена Колумба, Мономаха, Вавилова - это великие личности, говоря проще, - хорошие люди. К ним Вы применяете определение - пассионарность. А как же быть, скажу опять упрощенно, с людьми нехорошими, если среди ╚пассионариев╩ таковые имеются?

- Сколько угодно, увы! Заглянем в глубь истории, в XIV веке до новой эры был такой полководец-завоеватель Иисус Навин. Вторгся в чужие земли. Истребил все мирное население, включая младенцев и даже домашний скот.

- Помнится, это политая невинной кровью земля, известная в истории еще и как ╚земля обетованная╩. Мы говорим об истории, а меньше касаемся географии - Вашей второй докторской диссертации.

- Можно и о географии. Вот на моем рабочем столе - свежий номер журнала ╚Вопросы истории╩. Здесь опубликована моя статья ╚Люди и природа Великой Степи╩ под осторожной редакционной рубрикой ╚Дискуссионные проблемы╩.

- Какими методами Вы проводите свои исследования, собираете материал?

- Помогает знание языков. Из западноевропейских лучше знаю французский. Французы много переводят с китайского, труды древних, современные работы по истории Востока. Из восточных языков знаю персидский, тюркский. Какие методы? Если Вы предположим, приметесь рассматривать Исаакиевский собор в микроскоп или телескоп, вряд ли это принесет ожидаемый эффект, результат. Надо бы отойти чуть в сторонку. Увидеть простым глазом, каков он, наш красавец собор, как он вписывается в окружение, затем обратиться к старым гравюрам, картинкам, снимкам... То есть исследователю, помимо обычного глаза, нужно и определенное временное приближение. Для книги ╚География этноса в исторический период╩ (она скоро выйдет из печати) я выбрал отрезок истории примерно в три тысячи лет, от падения Трои до капитуляции Наполеона. И попытался рассмотреть, как горели, образно выражаясь, костры истории, что испытывал мир от его тепла...

- Итак, работаете без телескопа и микроскопа?

- Нет правил без исключения. Понадобился ╚микроскоп╩, когда нужно было отмести наветы от ╚Слова о полку Игореве╩ - вроде бы это не памятник, а подделка.

- Это связано с известной работой академика Дмитрия Сергеевича Лихачева?

- Да, в поддержку всего, сделанного для ╚Слова╩ нашим страстным борцом за отечественную культуру. Тогда и пришлось рассматривать ╚Слово╩ чуть ли не в микроскопы. Я разбирал отдельные слова, словосочетания, анализировал описанные в нашем бессмертном памятнике ситуации исторического характера, географического...

- В журнале ╚Вопросы истории╩ Вы вновь обращаетесь к давнишним событиям в Великой Степи. Я, например, не знаю ее границ.

- На современных картах это - места от Венгрии до Маньчжурии. В глубокой старине там не было границ. Вместе со славянами жили половцы, татары, печенеги. Сегодня мы говорим о новой исторической целостности народов СССР (интервью состоялось в 1988 г. - прим. Редколлегии сайта), а в Великой Степи существовала, так сказать, старая историческая целостность. Войн между русскими и, условно говоря, и нерусскими народами не было. Междуусобицы, столкновения были, и об этом у меня есть несколько книг. В ╚Вопросах истории╩, закончим об этой публикации, идет речь, частности, о связях географии, климата, ландшафта с хозяйственной жизнью народов.

- В другой, тоже выходящей вскоре, Вашей книге рассказывается о происхождении народностей.

- Да, наука обычно называет это происхождением этноса.

- Откуда же, например, появились мы?

- Все происходят от двух или даже трех этнических видов. Затем - все по примеру костра, о котором мы говорили. И когда особи - насекомые, если вспомним саранчу Вернадского, животные, люди набирают из окружающей среды энергии больше, чем им того нужно для поддержания жизни, происходит пик: избыток энергии ведь надо куда-то девать? Это изложено в другой моей книге - ╚Этногенез и биосфера Земли╩, она печатается в издательстве ЛГУ.

- В одной публичной лекции, которую мне довелось слушать, Вы сказали: народности возникают и исчезают. Сейчас тоже кто-то исчезает?

- К сожалению, таких немало. Манси, в частности. Сейчас они помнят свое великое прошлое: это ведь был народ, который некогда давал лучшее пополнение войскам известного каждому школьнику завоевателя Аттилы.

- Опять мы о войнах... Сейчас тоже каждый школьник знает высокую стоимость ракет, лазеров, приспособленных для войн и разрушений. В древности воевать было, наверное, также накладно?

- Нищающая страна с голодающим населением не могла бы дать средства для завоеваний, военных походов. Для крупного похода надо было иметь не только сытых, сильных людей, способных натягивать лук ╚до уха╩. Воину надо было фехтовать тяжелым мечом, саблей, иметь копей примерно по 4-5 на человека с учетом обоза, вьюков. Далее: запас провианта. Для кочевников это - отара овец плюс пастухи. Требовалось воителям иметь запас стрел, а их изготовление - дело трудоемкое, опять-таки требующее вложения средств. Словом, во все времена мирная жизнь гораздо дешевле.

- Слушая Вас, убеждаешься: историку без географии работать нельзя.

- Сожалею, но этот вывод был сделан до Вас. Изданная в 1794 году книга под длинным названием ╚Примечания на историю древния и нынешния России господина Леклерка, сочиненные генерал-майором Иваном Болтиным╩ данную мысль формулирует так: ╚У историка, не имеющего в руках географии, встречается претыкание. Вот какое бытовало раньше слово, понятное, думаю, и сейчас.

- Знаю, что у Вас в разные годы вышло в различных издательствах десять или, около 180 опубликованных работ. Книги выходили не только у нас, а в Чехословакии, Польше, Италии, и парижское издательство всемирно известной Сорбонны тоже печатало Вас. В основном, это полемичные вещи. Одна лишь теория пассионарности могла бы Вам кое-чего стоить в иные времена.

- В сталинские, имеете в виду? А меня тогда не печатали. В 1938 году, когда многих забирали ни за что, ни про что, забрали и сына ╚врага народ Гумилева╩. Посидел. Потом все же отпустили - на фронт.

- Значит, повоевали?

- А как же! Брал вместе с маршалом Жуковым Берлин!

- В каком звании?

- Рядовым. Зенитчиком. После войны успел окончить аспирантуру. Защитившись, стал кандидатом исторических наук. А тут прозвучал печально известный доклад о журналах ╚Звезда╩ и ╚Ленинград╩, где крупным планом была представлена моя мать - ╚упадническая поэтесса╩ Анна Ахматова. За это, собственно, и забрали меня в 1949 году вторично. Помню строку обвинительного заключения: ╚Поводов для ареста не давал...╩ Тем не менее или десять лет. Но я их не отсидел: грянул ХХ съезд КПСС. В числе многих реабилитировали и меня. После этого, досрочного, освобождения я вскорости защитил докторскую. Одну, потом вторую. Но об этом мы с Вами успели поговорить.

... А тех, кто этим разговором заинтересовался, отсылаю к увлекательным, напоминающим порой детективы книгам Л.Н. Гумилева. Это - ╚Древние тюрки╩ и ╚Поиски вымышленного царства╩, ╚Открытие Хазарии╩ и ╚Хунну╩ - так, по мнению автора, будет точней называть гуннов. В нынешнем году (интервью происходит в 1988 - прим. Редакции Сервера) публикуется еще четыре монографические работы ленинградского ученого и литератора.

 

Беседу вел В.Нестеренко. 16.3.1988 г.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top