Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

ТРИЛИСТНИК МЫШИНОЙ НОРЫ

10. Вкусы и симпатии автора "Тайной истории"

ПОВОД ДЛЯ СОМНЕНИЯ

Несмотря на то, что проблема создания и разрушения державы Чингисхана волновала многих историков, она до сих пор не решена. В многочисленных общих и специальных работах нет ответа на первый и самый важный вопрос: как произошло, что нищий сирота, лишенный поддержки даже своего племени, которое его ограбило и покинуло, оказался вождем могучей армии, ханом нескольких народов и победителем всех соседних государей, хотя последние были куда могущественнее, чем он [+1]?

В нашем кратком экскурсе мы пытаемся ответить на этот вопрос, ибо при панорамном рассмотрении истории Азии ясно, что исчезновение легенды о царстве пресвитера Иоанна и упадок несторианской церкви в пределах Монгольского улуса связаны с тем оборотом событий, которые сопутствовали возвышению Чингисхана. Особенно это касается самой важной темы - образования монгольского государства до Великого курилтая 1206 г., так как внешние войны монголов изучены подробнее и точнее.

Описанию этого периода были посвящены два сочинения XIII в.: Алтан дептер (Золотая книга) и Юань-чао би-ши (Тайная история монголов) [*114]. Первое - это официальная история, прошедшая строгую правительственную цензуру, второе - сочинение, составленное в 1240 г. и посвященное описанию тех же событий, но преимущественно внутренней истории монгольского народа, что, очевидно, соответствовало интересам автора и цели) которую он перед собой поставил. Какая это была цель и кто был автор - вот поставленная нами проблема.

При подходе к аутентичному нарративному источнику личные качества и направление мыслей древнего автора имеют не меньшее значение, чем его социальная принадлежность или политическая ориентация. Больше того, одно определяется другим и переплетается настолько, что становится нераздельным. Еще более важно уяснить, для чего и ради чего написан источник и в какой степени ему можно доверять. Если автор бездарен, то историку разобраться легко, но "Юань-чао биши" - сочинение столь же гениальное, как и "Слово о полку Игореве", и очень трудно определить, куда клонит автор и какие поправки следует допускать, чтобы восстановить истинный ход событий. Вот вопрос принципиальной важности. Если бы мы знали биографию и личные связи автора, то все было бы просто, но мы не знаем даже его имени.

Б.И.Панкратов допускает равно две гипотезы: запись со слов очевидца и коллективное творчество [+2]. Впрочем, еще более важно установить жанр и политическую направленность самого сочинения, но и тут нет общего мнения, что видно из разных переводов заглавия книги: "Сокровенное сказание" [+3] и "Тайная история" [+4]. Это не совсем одно и то же [+5].

Столь же разноречивы исследователи в отношении политического направления сочинения [+6]: В.В.Бартольд считал его апологией аристократии, С.А.Козин - демократии, Б.Я.Владимирцов писал, что цель его - "сделаться заветным преданием дома Чингисхана, его историей, так как сказание действительно сокровенный источник рассказов о мрачных событиях, происшедших внутри одного рода, одной семьи, одной кости". Наоборот, современные монгольские ученые Ц.Дамдинсурен и М.Гаадамба считают, что идея автора сводится к обоснованию необходимости объединения монгольских племен и проповеди торжества феодализма над родовым строем. Как мы видим, разнобой мнений пределен, но только В.В.Бартольд и Г.Е.Грумм-Гржимайло [+7] ставят вопрос о степени достоверности источника, хотя и не предлагают решения проблемы.

Мне представляется крайне сомнительным, чтобы автор "Тайной истории" разбирался в таких понятиях, как "феодализм" и "родовой строй" и даже "аристократия" и "демократия". Скорее всего у него были личные симпатии и антипатии к тем или другим Чингисидам, когда он в 1240 г. составлял свое повествование о днях минувших. Именно эти симпатии определили тенденцию, которую он стремился провести, часто в ущерб истине.

В отличие от "Тайной истории" официальная история монголов, озаглавленная "Сборник летописей", имеет автора, биография которого хорошо известна. Впрочем, это не значит, что история создания источника и его методологические и композиционные особенности ясны, а достоверность сведений несомненна. Скорее наоборот, тут слишком многое наводит на размышление и дает пищу для сомнений.

Рашид ад-дин был просвещенный человек, сделавший административную карьеру при ильханах Газане и Ульчжэйту. Разбогател он сказочно: ему принадлежала четверть города Тебриза, с лавками, караван-сараями, мастерскими и садами; у него были огромные имения и, кроме того, неограниченное количество денег, потому что он заведовал финансами государства ильханов. В 1298 г. он стал везиром, т.е. главой правительства, да и семья у него требовала забот и внимания. Легко представить, что Рашид ад-дин был очень занят, а ведь историческое исследование - дело трудоемкое.

И вот посреди всех повседневных забот Рашид ад-дин получил повеление составить "историю монголов ", да такую хорошую, какой нигде не бывало. Концепцию он, вероятно, придумал сам: начать с сотворения мира, охватить страны франков и китайцев и увенчать это великолепное сооружение подробным описанием создания и расцвета монгольской империи, прославить Чингисхана и довести повествование до зенита - царствования его покровителя - Ульчжэйту-хана.

Замысел был поистине грандиозен, но Рашид ад-дин оказался в положении Райского из романа Гончарова "Обрыв", т.е. имел идеи и желание, но не имел ни времени, ни навыков обращения с материалом, не знал приемов исторической критики и, следовательно, не мог отличать достоверные версии от искаженных. Короче говоря, великий финансист историю писать не умел.

Но это его не смутило. В Персии в то время было много безработных образованных людей. Везир пригласил их и поручил собирать материалы, что те и выполнили. Затем эти материалы и выписки, не сверяя и не критикуя достоверность сведений, подшили, переплели и представили ильхану, который тоже не стал вникать в текст, а просто наградил составителя [+8]. Бедные исполнители разных тем пришли в отчаяние, ибо сырой материал был выдан за законченное произведение. Некоторые, например Кашани [+9], подняли дело о плагиате, но тщетно. Их никто не хотел слушать. А после того как везир попал в опалу, был казнен, а империя ильханов стала быстро разваливаться, об исправлении исторических сочинений не возникло и речи. Было не до того. Так мы и получили не "историю" и даже не "хронику", а сборник материалов, в значительной части противоречивых.

Одни и те же события в разных местах книги излагаются по-разному, и неизвестно, каким версиям следует отдать предпочтение. Но, может быть, это даже хорошо, потому что у историков XX в. есть возможность обработать первичный материал, не затрачивая огромных усилий на преодоление философских концепций XIII в., давно потерявших актуальность. Но не надо уклоняться от другой трудности, не преодоленной составителем "Сборника летописей", - проверки всех приведенных версий путем внутренней и сравнительной критики.

ПОИСКИ ВЫХОДА

Прежде всего надо отметить, что "Тайная история" в трактовке и изложении событий весьма отличается от истории официальной "Алтан дептер" ("Золотая книга"), монгольский текст которой не сохранился, но лег в основу "Сборника летописей" Рашид ад-дина [+10] и "Юань-ши" - китайской истории монгольской династии [+11]. Устанавливая совпадения в обоих сочинениях, мы можем восстановить содержание утраченного источника.

Для поставленной нами цели не нужно сравнивать обе версии, тайную и официальную, полностью. Достаточно лишь указать на некоторые несовпадения, чтобы показать, что они писались независимо друг от друга. Так, битва при Далан-балчжутах, по "официальной" истории, закончилась полной победой Чингисхана [+12] а по "Тайной" [+13] - поражением его, которым Джамуха почему-то не воспользовался. Похищение Бортэ у Рашид ад-дина описывается иначе, чем в "Тайной истории" [+14]. Казнь Джамухи у Рашид ад-дина приписана Эльчидай-нойону, который разрубил Джамуху на куски, а в "Тайной истории" Чингисхан стремится спасти Джамухе жизнь и лишь по настоянию самого Джамухи позволяет ему умереть "без пролития крови", т.е. с великим почетом [+15]. Примеры несовпадений можно умножить, но достаточно лишь прибавить, что характеристики исторических персон подчас диаметрально противоположны. Например, Джамуха в "официальной" истории изображен как беспринципный авантюрист, а в "Тайной" - как патриот и верный друг Чингисхана, которого только обстоятельства и интриги вынудили на борьбу, причем, даже находясь в стане врага, Джамуха больше заботится об интересах Чингисхана, чем о своих собственных (170, 195, 200). Разная направленность источников очевидна.

Ставить вопрос о том, кто прав: "официальная" или "Тайная" история - преждевременно. Обе писались в эпоху напряженной борьбы различных группировок внутри монгольской империи и, несомненно, отражали эту борьбу. Для того чтобы ответить на интересующий нас вопрос о направлении автора "Тайной истории", есть только один способ - разобрать источник по четырем линиям: 1) хронологическая последовательность событий; 2) принцип построения литературного произведения - т.е. установить жанр; 3) характеристики исторических персонажей, с точки зрения автора; 4) политические симпатии автора в 1240 г., т.е. в момент написания сочинения.

Только путем критического анализа можно ответить на поставленный вопрос и определить степень достоверности источника, без чего все историко-социологические соображения о роли Чингисхана будут зависеть от произвола исследователя и, следовательно, не могут претендовать на научное признание. Ведь в истории возвышения Чингисхана сомнительно все, начиная с даты его рождения. Это отметил сам Рашид ад-дин, допустив при определении этой основной даты вопиющее противоречие: сначала он говорит, что Чингисхан родился в год свиньи, соответствующий 547 г. х. (1152-1153), а тут же определяет возраст Чингисхана в момент смерти (август 1227 г.) - 72 года, т.е. дата рождения падает на 1155 г. [+16]. Тут несомненная путаница, и, по-видимому, более верной является датировка Юань-ши, относящая рождение Чингисхана к году лошади - 1161 г. [+17]. Монгольская традиция дает дату 1162 г., но разница лишь в месяцах за счет календарей [+18]. Почему следует предпочесть эту дату - мы увидим ниже.

В жизни Тэмуджина различимы периоды разного значения. Первый период - детство, до смерти его отца, которая застала Тэмуджина в возрасте 9 лет (61) [+19], т.е. 1171 г. [+20]. В этот период, естественно, в его жизни не произошло никаких событий, которые бы отразились на истории.

Второй период - отрочество, до того момента, когда Таргутай Кирилтух тайджиутский взял Тэмуджина в плен, из которого последний убежал. "Тайная история" сообщает из этого периода лишь один факт: убийство Бектера Тэмуджином и Хасаром (╖76-78) и ниже вскользь упоминает, что Тэмуджин подружился с Джамухой, когда ему было 11 лет (╖116), т.е. в 1173 г. Однако можно думать, что в этот период случилось нечто более значительное. В самом деле, тайджиуты напали на борджигинов не с целью грабежа, а только для того, чтобы поймать Тэмуджина, и, достигнув этого, удалились. Таргутай "подверг его законному наказанию". За что? Очевидно, Тэмуджин что-то натворил, не очень вредное, так как убивать его не следовало, но вполне определенное.

Это не продолжение старой ссоры из-за ухода тайджиутов, так как впоследствии Таргутай Кирилтух, будучи схвачен холопами, хотевшими выдать его, говорит своим братьям и сыновьям, собиравшимся его отбить, что он воспитывал и наставлял Тэмуджина, когда тот осиротел, и добавляет: "Говорят, он входит в разум и мысль его проясняется... Нет, Тэмуджин не погубит меня" (╖149).

Тут автор источника проговаривается о тех событиях, которые он старательно замалчивал: неизвестный поступок Тэмуджина, за который он попал в колодку, был расценен как ребячливость, глупое баловство, потому его и пощадили. Но тайджиутские старейшины просмотрели пробивающуюся искру властности, которую отметил батрак Сорган-Шира [+21], спасший Тэмуджина из плена, и которую затушевал автор источника. Для чего это было ему нужно, мы увидим в дальнейшем.

Датировать это событие трудно. Почему-то в литературе принято думать, что Чингису в это время было 16 лет, т.е. 1178 г., но подтверждений этого в источнике нет.

Третий период - молодость - имеет еще большие трудности для изучения. Следующий факт - женитьба на Бортэ - датируется по возрасту членов семьи борджигинов. Опорной датой является смерть старшего сына, Джучи-хана, который родился в год набега меркитов, благодаря чему вызвал подозрения в незаконном происхождении.

Джучи умер в 1227 г., будучи тридцати с чем-то лет. Значит, набег меркитов был около 1190 г., и Тэмуджину в это время было 28-30 лет, но, с другой стороны, второму сыну, Угедею, в 1241 г. было 56 лет [+22], т.е. он родился в 1185 г.

Из монгольской традиции мы знаем, что год первого избрания Тэмуджина Чингисханом был год барса и его от года отбития Бортэ и, следовательно, рождения Джучи отделяло полтора года. Так как Джучи старше Угедея, то этим годом не мог быть 1194 г. - следовательно, это был 1182 г. и, значит, контрнабег на меркитов был около 1180 г. Исходя из этих дат, можно отнестись к предлагаемым Рашид ад-дином датам рождения Тэмуджина - 1152 г. и 1155 г. - с полным недоверием. Ведь известно, что Тэмуджин женился на Бортэ, достигнув совершеннолетия, т.е. 16 лет. Следовательно (даже взяв позднюю дату), это произошло в 1171 г., т.е. за девять лет до рождения первенца. Возможно ли такое?! Если же мы примем дату "Юань-ши", восходящую к монгольской Алтан-дептер, т.е. официальной истории, то дата женитьбы падает на 1178-1179 гг. и естественно ожидать рождения сына через год-полтора после бракосочетания. Затем известно, что Чингисхан до конца жизни совершал далекие походы лично, т.е. в седле. Вряд ли в 72 года он запросто пересекал раскаленные пустыни, но можно допустить, что это было ему по силам в 65 лет. Итак, за монгольскую хронологию говорит вероятность и отсутствие противоречий, а против персидской - не только ее несообразность, но и наличие двух взаимоисключающих дат. Мы уделили этому вопросу столь много внимания, ибо вся хронология конца XII в. до сих пор была условна и, на наш взгляд, не соответствовала действительности. Отправной точкой для хронологических изысканий являются даты рождения и женитьбы Тэмуджина. На этой базе мы выше дали исправленную хронологию событий и ни разу не встретили противоречий в интерпретации фактов и их последовательности.

Но если так, то история монголов в конце XII в. принимает те черты, которые были очерчены выше. Она была весьма насыщена, т.е. тайджиутский плен, бегство из него, набег меркитов, контрнабег монголов, дружба с Джамухой и избрание в ханы - события, сгруппированные вместе, в промежутке между 1178 и 1182 гг. И тут автор источника допускает оговорку, чрезвычайно ценную для нас: Джамуха, предлагая диспозицию контрнабега на меркитов, говорит: "На пути отсюда, вверх по Онону, есть люди, принадлежащие к улусу анды (т.е. Тэмуджина). Из улуса анды составится одна тьма. Да одна тьма отсюда, всего будет две тьмы" [+23] (╖106). Но не только Боорчу и Джельме примкнули к Тэмуджину, а были еще какие-то люди, подчиненные ему, хотя бы номинально. Это - огромный шаг по сравнению с тем временем, когда Есугэевы сироты кормились черемшой и тарбаганами, но автор источника предпочитает не замечать его, хотя только он может объяснить нам внезапно возникшую ненависть тайджиутов к Тэмуджину.

Четвертый период - зрелость - возможно ограничить 1201 г. - годом курицы, начиная с которого неточности источника переходят из хронологической в другие области. 1201 год - год гражданской войны в Монголии, начатой конфедерацией племен, очевидно возмущенных и обеспокоенных энергичной политикой Чингисхана. Но какова была эта политика - источник ответа не дает. На все 18 лет падают только три события: ссора Тэмуджина с Джамухой, поход на татар и расправа с отложившимся родом Джурки. События эти датированы годом собаки, начавшимся с 1 джумада 578 г., т.е. в сентябре 1181 г. Следовательно, они имели место вскоре после избрания Тэмуджина ханом, т.е. около 1183 [+24]. Остальные же 16 лет, т.е. время, когда Тэмуджин из мелкого князька превратился в претендента на престол не только Монголии, но и всей Великой степи, время, являющееся ключом к пониманию всех последовавших грандиозных завоеваний, время перелома в социальных отношениях и психологии самих монголов - это время не отражено в "Тайной истории" никак. Оно просто пропущено. Неосведомленность автора исключена, так как с ╖ 120, т.е. с 1182 г., он заменяет местоимение "они" на "мы", показывая, что он был участником событий. Значит, он снова опустил события, о которых почему-то не хотел говорить. На это странное обстоятельство обратил внимание уже Рашид ад-дин [+25]. Очевидно, "официальная" история замалчивала те же события, что и "Тайная". В этом случае тенденции обеих версий совпадают, но там, где событие описано (например, битва у Далан-балчжутах), версии диаметрально противоположны, и тут мы подошли к основной проблеме - направлению тенденции автора "Тайной истории" по отношению к главному действующему лицу - Тэмуджину Чингисхану. Установив характер направленности источника, мы сможем понять, какого рода искажения событий допустил или ввел сознательно в текст повествования его автор.

ПРОБЛЕМА ЖАНРА

Прежде всего, необходимо отметить, что хотя автор "Тайной истории" использовал многие рассказы, предания и собственные воспоминания, они оказались им настолько творчески переплавлены, что единый план сочинения не претерпел никакого ущерба. Некоторые из материалов обработаны мало, например список нойонов и военный артикул для гвардии или фольклорные вставки в виде собственной речи, восхваление унгиратских женщин в устах Дай-сэчэна и монгольской армии в устах Джамухи. В первом случае автор стремился к достижению точности, может быть кажущейся, а во втором мы наблюдаем общеупотребительный литературный прием - введение в повествование собственной речи, диалогов и монологов, оживляющих сухое повествование от третьего лица. Такого рода литературные приемы показывают лишь начитанность автора да существующую литературную традицию, но не больше.

Первая часть "Тайной истории" - родословие монголов - похожа на литературную обработку устного предания о предке Бодончаре, но вторая часть - юность Чингиса до первого его избрания в 1182 г. - имеет отличие и от предшествующей и от последующей частей. Легендарный характер в ней пропадает, летописный еще не появляется. Автор пишет еще от третьего лица, но необычайно подробно. Например, как было светло от луны, когда Тэмуджин бежал из тайджиутского плена, как были распределены лошади при набеге меркитов и т.п. Если бы он был свидетелем событий, то он написал бы хоть что-нибудь от первого лица, следовательно, мы должны предположить, что он использовал уже существовавшее до него сочинение на эту тему, только переработав его согласно своему плану. Существование такой устной литературы подтверждает Рашид ад-дин.

"В то время существовал некий мудрый и проницательный старец из племени Баяут. Он сказал: "Сэчэ-бики из племени кийят-юркин имеет стремление к царствованию, но это дело не его. Джамукэ-сечену, который постоянно сталкивает друг с другом людей и пускается в лицемерные ухищрения различного рода для того, чтобы продвинуть свое дело вперед, - это также не удается. Джучибара, иначе говоря Джучи-Касар, брат Чингисхана, тоже имеет такое же стремление. Он рассчитывает на свою силу и искусство метать стрелы, но ему это также не удастся. У Алак-Удура из племени меркит, обладающего стремлением к власти и проявившего известную силу и величие, также ничто не получится. Этот же Тэмуджин (т.е. Чингис-хан) обладает внешностью, повадкой и умением для того, чтобы главенствовать и царствовать, и он, несомненно, достигнет царственного положения". Эти речи он говорил, согласно монгольскому обычаю, рифмованной иносказательной прозой" [+26].

В приведенной цитате описан жанр, бывший в XII в. в моде. Это не назидательное и не занимательное сочинение, а литературно обработанная политическая программа, приспособленная для целей агитации. Можно думать, что подобные произведения были использованы автором "Тайной истории" как материал. Отсюда он мог почерпнуть подробные сведения о XII в. Но, используя различные материалы, автор нигде не отступает от намеченного им единого плана.

"Тайная история" построена традиционно: за кратким вступлением следует завязка - похищение Оэлун. Затем идет нарастание действия и драматической ситуации до кульминационного пункта - смерти Джамухи. Прием применен крайне элементарный, но всегда выигрышный - литературный параллелизм Джамухи и Тэмуджина. События после Великого курилтая 1206 г. изображены гораздо менее подробно. Это, собственно говоря, эпилог, причем автор оживляется лишь в конце, когда заставляет Угедея публично каяться в пьянстве, жадности и небрежении к боевым офицерам (убийство Дохолху-чербия). Излагаемый материал автора интересует также весьма неравномерно. Мы уже видели, что он опускает описания целых десятилетий. Но помимо этого автор чрезвычайно подробно описывает эпизоды гражданской войны, некоторые события личной жизни Чингисхана, порочащие его, и весьма мало касается внешних войн и завоеваний, очевидно известных ему лишь понаслышке. Все это не вредит целостности произведения, так как изложение истории монголов, по-видимому, не входило в задачу автора, так же как не входило в его задачу прославление личности Тэмуджина. Ведь это же "Тайная история"! Сочинение преследовало определенные цели, какие - это будет видно из анализа характеров главных действующих лиц. Однако, анализируя их, мы должны твердо помнить, что эти лица, пропущенные через сознание автора, стали персонажами, что автор отнюдь не объективен и что мы сейчас разбираем не эпоху, а литературное произведение, написанное много лет спустя и против кого-то направленное.

 

Примечания

[+1] Мерперт Н.Я., Пашуто В.Т., Черепнин Л.В. Чингисхан и его наследие. С. 92.

[+2] "Юань-чаоби-ши... " С. 5-6.

[+3] Козин С.А. Сокровенное сказание. С.30. Прим.; Палладий [Кафаров]. Старинное монгольское сказание о Чингис-хане...

[+4] Pelliot P. Histoire...; Haenisch Е. Die Geheime Geschichte der Mongolen.

[+5] Хотя мне представляется второй перевод заглавия более удачным, ссылки в основном даются на перевод С.А.Козина, охарактеризованный в предисловии как "наложный материал" для историка. См.: Сокровенное сказание. С. 6.

[+6] Бартольд В.В. Образование империи Чингисхана. С. 111; Козин С.А. Сокровенное сказание. С. 38 и сл.: Владимирцов Б.Я. Общественный строй монголов. С. 7; Гаадамба М. "Сокровенное сказание монголов" как памятник... С. 5-6.

[+7] Бартольд В.В. Туркестан... Т. II. С. 43; Грумм-Гржимайло Г.Е. Западная Монголия. Т. II. С. 407-409.

[+8] О сборности труда Рашид ад-Дина см.: Петрушевский И.П. История Ирана... Гл. V. С. 168-169.

[+9] Бартольд В.В. Избранные сочинения. С. 94-95; Абул-Касим 'Абдаллах Кашани " Арайис ал джавахир ва нафаййис ал атайиб" (Свадебные подарки драгоценных камней и редкости благовоний). Изд. И. Адшар (на перс. яз.). Тегеран, 1346 (1966). С. 357.

[+10] Петрушевский И.П. Рашид ад-Дин... С.25.

[+11] Иакинф [Бичурин]. История первых четырех ханов...

[+12] Рашид ад-Дин. Сборник летописей. T. I, 2. С. 86-88; Иакинф [Бичурин]. История первых четырех ханов... С. 9.

[+13] Сокровенное сказание. ╖ 129. Далее некоторые параграфы даны в тексте (в скобках).

[+14] Там же.╖ 98 и след. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т. I. С. 115.

[+15] Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т.I, I. С.191; "Сокровенное сказание". ╖201.

[+16] Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Т.1,2.С.74. Разбор проблемы с учетом новых данных см.: Vernadsky G. The Mongols and Russia. С. 20-21. Однако с предлагаемой здесь датой рождения Чингиса - 1167 г. согласиться нельзя, как будет видно из анализа хронологии по возрасту детей Чингиса.

[+17] Иакинф [Бичурин]. История первых четырех ханов... С. 137.

[+18] История Монгольской Народной Республики. С. 109.

[+19] По Рашид ад-Дину, Тэмуджину было 13 лет (T. 1, 2. С. 76).

[+20] А не в 1166 г., ср.: "История Монгольской Народной Республики" (С. 109), где хронология неточна.

[+21] Тэмуджин во время праздника, когда все тайджиуты напились, убежал и спрятался в заводи, оставив над водой только лицо. Его заметил Сорган-Шира, но сказал: "Вот за такую сметливость твою... ненавидят и преследуют тебя... лежи так, я не донесу..." (Палладий. Старинное монгольское сказание о Чингисхане... С.42; в переводе С.А.Козина: "За то ты и не мил своим братцам, что так хитер, что во взгляде - огонь, а лицо - что заря!.. я не выдам" (Сокровенное сказание. ╖ 82). На следующий день жена и дети Сорган-Ширы спрятали Тэмуджина при обыске, потом дали лошадь, лук и две стрелы, благодаря чему беглец добрался до своих кочевий.

[+22] Иакинф [Бичурин]. История первых четырех ханов...С.285.

[+23] Анда - побратим (монг.): тьма - 10 тыс. всадников (монг. тумын), но обычно личный состав такого войскового соединения был неполным.

[+24] Рашид ад-Дин. Сборник летописей. T.1, 2. С. 120; "Сокровенное сказание". ╖ 153; P. Груссе ошибочно указывает 1198г. (Grousset R. L'Empire... C.259)

[+25] Рашид ад-Дин. Сборник летописей.Т.1,2.С.84.

[+26] Там же. 1, 2. С. 119.

 

КОММЕНТАРИИ

[*114] Письменность на монгольском языке сложилась в конце XII в. На этом языке написаны "Тайная история монголов" или "Сокровенное сказание" ("Нууц Тобчо"), а также "Алтын дептер" ("Золотая книга"), что означает включение в название персидского слова "дептер" - тетрадь, книга расходов, просто сочинение. Только в XVII в. неизвестный автор составил сводную летопись "Алтаи тобчи", в которой есть дополнения к "Сокровенному сказанию" о событиях создания империи Чингисхана.

Следует привести мнение Гумилева об источниках ХШ в.: "Убежден, что "Сокровенное сказание" принадлежит одному автору, не менее гениальному, чем автор "Слово о полку Игореве". Автор, судя по всему, примкнул к Чингисхану после 1182 г. Вначале он ведет повествование от третьего лица, а далее говорит "мы". Полагаю, что фольклора в памятнике нет. Это политический памфлет и симпатии автора обращены к монгольскому войску, к тому времени уже ветеранам, а не лично к Чингисхану. В переводе на венгерский и польский языки, а также в переводе на французский у Пеллио название памятника звучит более адекватно оригиналу - "Тайная история монголов". "Сокровенное сказание" - перевод, сделанный в свое время С.Б.Козиным до войны, - и в атмосфере юбилеев "Слова о полку Игореве", "Витязя в тигровой шкуре" и остальных "эпосов".

После смерти Угедея монгольских ветеранов стали оттеснять представители завоеванных стран, включенные в армию, а в 1242 г. ветераны были уничтожены как политическая сила. Написанное в 1240 г. "Сказание" чудом уцелело. Я написал о том, как в исторических памятниках XIII в. у русских и у монголов могли содержаться изложения политических событий" (цит. по: Книга Монголии. Альманах библиофила. Вып. 24. М.. 1988. С. 344).

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top