Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Каспийский свод сведений о Восточной Европе

Б.Н. Заходер

Часть 1. Поволжье и Хорасан

ВВЕДЕНИЕ

Исследование ранних известий о Восточной Европе на арабском и персидском языках имеет свои периоды или фазы развития. Под словом "период" или "фаза" мы не разумеем, конечно, что-то законченное, строго ограниченное хотя бы в хронологическом отношении. Разделяя общую судьбу востоковедных дисциплин в европейской науке Нового времени, изучение арабо-персидских известий о Восточной Европе за свою более чем двухсотпятидесятилетнюю историю переживало времена интенсивного интереса со стороны иногда очень широких общественных кругов, переживало также времена упадка и застоя, когда даже специалисты-востоковеды не учитывали опыта этого изучения. В этих условиях самые начальные "периоды" или "фазы", понимая под этими словами сумму методических приемов, могли сохранять свою живучесть в течение длительного времени, лишь весьма медленно совершенствуясь и эволюционируя. Уже Х.М.Френ (1782-1851) в своем издании путешествия Ибн Фадлана широко применял метод сравнительно-текстологического анализа, привлекая для сравнения тексты разных авторов и разных сочинений, близкие по лексическому материалу и содержанию. Почти столетие спустя другой наш замечательный ориенталист В.В.Бартольд (1869-1930) отмечал: "Положение с арабской географической литературой несколько затрудняется ее книжным характером и связанной с этим хронологической неопределенностью. Например, если мы знаем, что один автор писал в Х веке, а другой - в XI веке, то из этого не следует, чтобы рассказы второго относились к более позднему времени, чем рассказы первого; почти все авторы пишут по книгам, не называя своих источников и не определяя их времени, и часто бывает, что в сочинении XI века использован более ранний источник, чем в сочинении Х века" . Внимательный просмотр раннесредневековой географической литературы на арабском и персидском языках приводит нас к еще более решительным выводам: "Авторы, биографические данные которых позволяют высказать предположение об их реальном и оригинальном участии в приписываемом им сочинении, - чрезвычайно редки. Подавляющее большинство авторов географических сочинений - компиляторы; ни рассмотрение их собственных сочинений, ни какие-либо иные данные вне этих сочинений не позволяют в малейшей мере обоснованно утверждать их самостоятельность и оригинальность. Если к этому присоединить еще то обстоятельство, что большинство этих сочинений дошло до нас в плохой текстовой сохранности и что значительная часть сочинений сохранилась в очень поздней и, естественно, искаженной переписке, то упоминание автора и названия сочинения зачастую может быть заменено отсылкой к варианту или редакции, представителем которых является тот или иной автор. Этим мы, конечно, не хотим сказать, что каждый из авторов географической литературы не может рассматриваться в отдельности. Но подобному рассмотрению должно, по нашему мнению, предшествовать обследование общей истории развития географических знаний в определенную эпоху, в определенном культурном кругу. Только в такой связи можно достаточно точно определить значение того или иного варианта, ту или иную степень оригинальности автора. Необходимость подобного сравнительно-текстологического анализа, ясно осознававшаяся на самой заре изучения арабо-персидских источников о Восточной Европе, за последнее время нашла горячего сторонника в лице современного выдающегося ориенталиста - заслуженного профессора Лондонского университета В.Ф.Минорского. Изданные им в английском переводе "Худуд ал-'алам" и отрывки из трактата по естественной истории Марвази основываются на таком широком сравнительно-текстологическом анализе. Издаваемая нами работа также является попыткой развить этот методический прием, превратить его в обязательный инструмент исследования. Путем сравнительно-текстологического анализа нами выделяются отрывки, представляющие собою законченное повествование, неизменно повторяемое в разных текстах в различного рода сочетаниях с различными дополнениями, опущениями, искажениями. Так образовалось понятие "тема". Уже самый ближайший этап работы показал, что "тема" - сравнительно мало изменяющийся материал и значительно более надежный, чем, например, целый отрывок или раздел того или иного автора, представляющий собою сочетание "тем" разного происхождения и времени. Выделение такой темы - единицы наблюдения - из текстового материала представляет очевидные удобства и в сравнительно-текстологической работе, в частности при определении значения терминов, выяснении непонятных или испорченных выражений и т.д. Таким образом, наличие постоянно встречающихся в восточных текстах заимствований, так смущающее исследователя, при употреблении описанного выше приема становится условием, которое позволяет не только восстановить наиболее старую редакцию, но и дает возможность проследить изменения, которым подверглась эта старая редакция за время бытования в письменной литературе. Только после такой предварительной сравнительно-текстологической работы становится возможным пользоваться разбросанными по разным сочинениям сообщениями о Восточной Европе без боязни опереться на искаженный или неполный вариант. Создание такого тематического свода известий о Восточной Европе - единственный, по нашему мнению, правильный путь освоения богатейшего наследия географической литературы на арабском и персидском языках. Было бы, конечно, весьма фантастичным предполагать, что один исследователь в силах создать такой свод. Работа эта чрезвычайно трудоемкая и может быть выполнена организованными усилиями многих ученых. Такая работа требует несомненно и соответствующих условий, из которых на первое место следует поставить возможность печатать сравнительно-текстологический материал восточными шрифтами.

Публикуемое исследование было задумано пишущим эти строки как общий обзор средневековой географии на арабском и персидском языках. Лишь постепенно выяснилось, что из общего материала так называемой мусульманской географии возможно выделить часть, характеризуемую своим происхождением и объектом наблюдения, а именно материалы, находившиеся в составе литературного наследства народов, живших вокруг Каспийского моря и тесно связанных с давних времен с восточноевропейским миром через великую волжскую водную магистраль. В составе так называемой мусульманской географии оказалось значительное число тем, которые с полным правом могут образовать "Каспийский свод сведений о Восточной Европе". Более того, при разработке этой части географических сочинений на арабском и персидском языках оказалось, что и сам-то Каспийский свод не представляет единого целого, а может быть расчленен на сведения, в составлении которых наиболее активное участие принимали народы Кавказа и северных областей Ирана, и сведения, главную роль в собирании которых играли народы Средней Азии и Хорасана. Настоящая работа, имеющая в качестве подзаголовка указание на Горган и Поволжье IX-Х веков, довольно ясно определяет границы и цели произведенного исследования.

 
Сменялись правители могущественной Ассирии, но не было подвластно Граю Я советую шахматы царь горы ?

29/06/17 - 03:41

<< ] Оглавление ] >> ]

Top