Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Вавилон легендарный и Вавилон исторический

В. А. Белявский

Глава 6. "Врата Божьи"

Вавилон устроен так прекрасно,
как ни один известный нам город!

Геродот, I, 178

 

Вавилон основали шумерийцы еще в III тысячелетии до н.э. Тогда это был небольшой городок, не игравший сколько-нибудь заметной роли в жизни страны, хотя он и получил от своих основателей гордое имя Кадингирра, что по-шумерийски значит ╚Врата божьи╩. Вавилон грабили и подчиняли цари Аккада, гутии, урукский царь Уту-хегаль и цари III династии Ура, сменявшие друг друга в господстве над страной Шумера и Аккада. Так продолжалось до 1894 г. до н.э., когда Вавилон захватил аморейский вождь Сумуабум, первый царь Вавилона и основатель I Вавилонской династии (1894 ≈ 1595 гг. до н.э.). В первом же году своего царствования Сумуабум возвел городские стены Вавилона. К этому времени население города стало уже семитским, а не шумерийским. В связи с этим древнее название города было переведено на семитский аккадский язык и стало звучать Баб-или ≈ ╚Врата божьи╩, Вавилон [*1].

Знаменитый Хаммурапи (1792 ≈ 1750 гг. до н.э.), шестой царь I Вавилонской династии, подчинил своей власти все Южное Двуречье, и с этого времени Вавилон превратился в главный город страны. По его имени греки, а за ними и другие народы стали называть страну Вавилонией, а ее жителей вавилонянами. Со времен Хаммурапи вплоть до начала III в. до н.э., на протяжении целых 15 столетий, Вавилон оставался экономическим, политическим, культурным и интеллектуальным центром Древнего Востока. Он оставил неизгладимый след в истории человечества. Память о нем жила постоянно, даже тогда, когда его руины покрылись землей и превратились в холмы Бабиль, Каср, Амран ибн Али, Меркес, Хомера и другие, возле которых в средние века выросло арабское селение Хилла.

Развалины Вавилона привлекли внимание археологов с 1850 г. Их обследованием занимались О. Г. Лэйярд, Ж. Опперт, Ф. Френель, О. Рассам, Дж. Смит и другие ученые. Но только в 1899 г. начались систематические раскопки города, продолжавшиеся вплоть до 1917 г. Их вела археологическая экспедиция Германского Восточного общества (Deutsche Orient-Gesellshaft) под руководством Роберта Кольдевея. В результате раскопок был открыт Вавилон времен Навуходоносора II и Геродота.

Сохранилось несколько описаний Вавилона, сделанных людьми, вне всякого сомнения, видевшими его своими глазами и ходившими по его улицам. Но, как ни странно, ни одно из этих описаний не совпадает с тем, что обнаружили при раскопках Р. Кольдевей и его коллеги. Прежде всего это касается размеров и плана города.

Ассирийский царь Асархаддон, который в 680 г. начал восстанавливать Вавилон, описывал его как квадрат, окруженный стенами, со стороной в 30 ашлу (3600 локтей); следовательно, периметр городских стен составлял 14 400 локтей (около 7200 м). То же самое сообщает и вавилонский царь Набонид. По словам Геродота, Вавилон имел ╚вид четырехугольника, каждая сторона которого содержит в себе 120 стадий (22,2 км); число всех стадий, составляющих окружность города, ≈ 480 (88,8 км)╩ [+1]. Греческий врач и писатель Ктесий, на рубеже V и IV вв. до н.э. долгое время живший при персидском дворе, определял периметр стен Вавилона в 360 стадий (66,6 км) [+2], а сподвижники Александра Македонского, побывавшие в Вавилоне лет семьдесят спустя, ≈ в 365 стадий (67,5 км) [+3].

На самом же деле Вавилон представлял собой в плане вытянутый с запада на восток почти правильный четырехугольник с периметром стен 8150 м и площадью около 4 кв. км. Стороны этого четырехугольника были сориентированы по четырем ╚ветрам╩, т.е. по четырем странам света, которые у вавилонян не совпадали с нашими: вавилонский север (ильта-ну) соответствовал нашему северо-северо-западу, юг (шуту) ≈ нашему юго-юго-востоку, запад (амурру) ≈ нашему юго-западу-западу, а восток (шаду) ≈ нашему северо-востоку-востоку. Река Евфрат, протекая с севера на юг, делила город на две неравные части: на левом берегу находился Старый город, а на правом ≈ меньший по размерам Новый город. Таков был собственно Вавилон.

Вокруг Вавилона располагались финиковые и фруктовые сады, виллы богатых горожан, поселки и хутора, где жили земледельцы и садоводы. Царь Навуходоносор II возвел вокруг этих предместий на левом берегу Евфрата внешнюю стену длиной почти 18 км. С учетом территории в пределах этой стены общая площадь ╚Большого Вавилона╩ достигала 10 кв. км. Его население составляло не менее полумиллиона человек. Даже по современным масштабам Вавилон был большим городом, а по сравнению с прочими древними городами он выглядел настоящим гигантом. К тому же сплошная цепь предместий и пригородов соединяла Вавилон в одно целое с соседним городом Барсиппой, расположенным в 17 км южнее. В западной половине древнего мира (т.е без Индии и Китая) с ним по размерам могли соперничать только Ниневия, Карфаген, Александрия и Рим, причем последние три города только спустя 300 ≈ 400 лет после эпохи Навуходоносора II и Геродота, а Ниневия, как мы уже знаем, была разрушена в 612 г. до н.э. Гигантские древние города Индии и Китая выросли только в III в. до н.э. Таким образом, в VI ≈ IV вв. до н.э. Вавилон вообще не имел соперников во всем мире [*2]. Этим, видимо, и следует объяснить, почему Геродоту, Ктесию и сподвижникам Александра он казался городом фантастических размеров: нигде и никогда они ничего подобного не видели.

И все же, несмотря на свои громадные размеры, Вавилон не являлся городом в нашем понимании этого слова. Городом в строгом, социально-экономическом смысле называется поселение людей, главным занятием которых являются промышленность и торговля. Город противостоит деревне, где население занимается, в основном, сельским хозяйством, земледелием. Древний же мир не знал противоположности между городом и деревней. Вавилон Ниневия, египетские Стовратые Фивы, Афины, Коринф, Александрия, Карфаген, Рим по своим размерам, великолепию и численности населения намного превосходили любой город средневековой Европы ≈ с ними могли соперничать только византийский Константинополь и мавританская Кордова, ≈ и тем не менее они не были городами в указанном смысле.

Из сказанного не следует, что в древних городах не было ремесленников и торговцев. Напротив, только что говорилось о Вавилоне как о крупном торгово-ремесленном центре. Но древнее ремесло еще не достигло той ступени развития, на которой происходит общественное разделение труда между городом и деревней. Такое разделение труда возникло лишь в начале средних веков, в эпоху становления феодализма.

Древний город отличался от деревни не экономически, а политически. В древних языках даже нет слов, которые соответствовали бы современным понятиям ╚город╩ и ╚деревня╩. Ассиро-вавилонское слово alu значило ╚селение╩ вообще, будь то Вавилон, или хутор с десятком жителей, или временная стоянка кочевников. Под городом древние понимали центральное поселение коллектива граждан (греч. πολιζ, лат. civitas), обладающего политическим самоуправлением и земельной территорией (вавил. seru, греч. χωρα). Такое поселение по-вавилонски называлось mahazu, по-гречески αστυ, по-латински urbs. Деревней же (вавил. kapru, греч. εωρα, лат. rus) именовали мелкое селение на городской территории, подчиненное городу политически, в котором постоянно или временно жили граждане и подвластные им люди, занимавшиеся обработкой земли.

Экономическую основу древнего города составляло землевладение. Понятия ╚гражданин╩ и ╚землевладелец╩ были неотделимы друг от друга. Город не мыслился без сельскохозяйственной территории, составлявшей собственность гражданского коллектива. Город обладал политическим самоуправлением и являлся в то же время государством. Как правило, он был окружен стенами и имел храм божества, которое было воплощением единства гражданского коллектива и его государственности, палладием города.

Языческое божество выросло из родового тотема. Антропоморфизировавшись, вавилонские боги продолжали сохранять черты своего происхождения. Каждое божество имело свое священное животное, свой символ, выросший из первобытного фетиша. Сохранилось также свойственное тотемизму и фетишизму грубо материалистическое восприятие божества ≈ идолопоклонство. Для язычников, в том числе и для вавилонян, бог представлялся не бесплотным иррациональным духом, а в виде реального предмета ≈ идола, истукана из дерева, камня или металла. Идол наделялся всеми качествами, какие, по мнению язычников, надлежало иметь богу, созданному по образу и подобию чтивших его людей. Его надо было кормить, поить, одевать, развлекать. Ему требовались жилье, женщины и мальчики. Его можно было разгневать и умилостивить, обмануть и обокрасть. С ним можно было поторговаться. Языческий бог требовал жертвоприношений плодами земли, скотом, вещами, драгоценностями, а в седой древности и людьми.

Языческий храм, в отличие от христианской церкви, мусульманской мечети или еврейской синагоги, был не местом молитвенных собраний верующих, а жилищем бога, ╚домом божьим╩ (по-вавилонски bit-ili). В облике истукана бог стоял в святая святых храма, и доступ к нему имел только узкий круг лиц, именовавшихся ╚входящими в дом╩ (erib-biti).

Языческий бог носил локальный характер. Он был тесно связан с определенным коллективом и чтился только в этом коллективе. Он мог погибнуть вместе со своим коллективом, но мог попасть и в плен. Один такой случай нам уже известен. Вавилонский бог Бэл-Мардук пробыл в ассирийском плену 21 год, с 689 по 668 г., и все это время вавилонского государства не существовало. Еще более показательна история богини Иштар (Наны) Урукской.

В глубокой древности (видимо, в 2024 г. до н.э. при разгроме шумерийского государства III династии Ура или же в 1171 г. до н.э. при эламском царе Кутир-Наххунте) эламиты увезли истукан этой богини из Урука к себе, в Сузы, в качестве трофея. Здесь пленница прижилась и со временем стала эламской богиней. Но вот в 646 г. до н.э. (по расчетам ассирийских историков, правда ошибочным, через 1635 лет после пленения Наны) ассирийцы разграбили Сузы и обнаружили древний урукский истукан. Ашшурбанипал торжественно вернул его в Урук. Но здесь за много столетий уже успели забыть о нем и обзавелись новым идолом богини Наны. Урукиты были неприятно поражены, когда по милости Ашшурбанипала узнали, что их теперешний истукан не божество, а подделка. Но ведь за счет этой подделки кормилось много поколений граждан Урука. Было от чего прийти в смятение! И урукиты приняли мудрое решение: не верить Ашшурбанипалу и при первой же возможности избавиться от древнего идола. В марте 625 г. Набо-паласар, стремясь привлечь на свою сторону эламитов, вернул в Сузы их богов, захваченных в плен ассирийцами и находившихся в Уруке. При этом ╚он вывел неподобающую богиню Иштар из храма Эанны и настоящую богиню Иштар вернул в Эанну, ее божественный покой, а богиню Иштар, госпожу Элама, правительницу, обитающую в Сузах, вернул в Сузы╩. Так древний истукан богини Наны не был признан в родном Уруке и вернулся в Сузы [+4].

Город, поселение гражданского коллектива, возник в итоге многократных объединений и сселений в одно место целого ряда мелких, первоначально родоплеменных, общин. Каждая из них имела своего бога и переселялась в город вместе с ним. Так создавался городской пантеон. По мере политического объединения страны и этнической консолидации ее населения пантеон разрастался и усложнялся. Появлялся верховный бог в каждом городе и верховный бог всего народа. Политеизм (т.е. многобожие) ≈ характерная черта всех языческих религий.

В описываемую эпоху главой вавилонского пантеона считался царь богов Бэл-Мардук, владыка Вавилона. Его священным животным был знаменитый Дракон Вавилона,- его небесным светилом ≈ планета Юпитер, а днем недели ≈ четверг (по-французски jeudi ≈ ╚день Юпитера╩). Культ бога Мардука вырос вместе с Вавилоном. Когда Вавилон возглавил страну, вавилонский бог Мардук был отождествлен с древним шумерийским верховным богом Энлилем (по-вавилонски Эллиль, или Бэл ≈ ╚Господь╩), богом воздуха, который чтился в Ниппуре, где находился его храм Экур (╚Дом горы╩). Так возникло двойное имя вавилонского бога ≈ Бэл-Мардук (╚Господь Мардук╩).

Бэл-Мардук возглавлял семерку верховных богов вавилонского пантеона, каждый из которых имел свой город, свой храм-жилище, свои функции, свое небесное светило и свой день недели. Кроме Бэла-Мардука, в эту семерку входили: бог мудрости Набу [*3] ≈ город Барсиппа, храм Эзида, планета Меркурий, среда (по-французски mercredi ≈ ╚день Меркурия╩); бог солнца и справедливости Шамаш ≈ город Сиппар, храм Эбаббарра, воскресенье (по-немецки Sonntag ≈ ╚день солнца╩); бог луны и знаний Син ≈ город Ур, храм Эгишширгаль, понедельник (по-французски lundi ≈ ╚день луны╩); бог кровопролитной войны и, владыка преисподней Нергал ≈ город Кута, храм Эмешлам, планета Марс, вторник (по-французски mardi ≈ ╚день Марса╩); бог счастливой войны, витязь богов Забаба, или Нинурта, ≈ город Киш, храм Эпатутила, планета Сатурн, суббота (по-английски Saturday ≈ ╚день Сатурна╩); богиня любви и красоты Иштар (она же Бэлит ≈ ╚Госпожа╩, Царпаниту ≈супруга Мардука, Анунит, Нана, Иннина) ≈ город Урук, храм Эанна, планета Венера, пятница (по-французски vendredi ≈ ╚день Венеры╩).

Рис. 1 .Вавилонский бог Мардук.

Эта семерка богов воплощала единство Вавилонии, федерацию ее семи главных городов, семь видимых невооруженным глазом светил солнечной системы, семь дней недели. Через посредство греков, римлян, евреев и арабов священная вавилонская семерка и некоторые связанные с нею представления вошли в культурную традицию всех христианских и мусульманских народов, т.е. доброй половины всего человечества.

Вокруг верховной семерки группировалось множество великих и малых, высокочтимых и полузабытых божеств. Каждое из, которых имело свой храм, целлу или алтарь. В Вавилоне, религиозном центре страны, по данным самих вавилонян, насчитывалось 53 храма, не менее 955 целл и 384 уличных алтаря, не считая всех алтарей домашних.

Главным храмом Вавилона и всей страны была Эсагила (по-шумерийски ╚Дом, в котором поднимают голову╩), жилище бога Бэла-Мардука и его обширного божественного семейства. Мардук был богом города Вавилона, а Бэл ≈ главой всего вавилонского пантеона, воплощением единства вавилонских граждан, владыкой Вавилона и всей страны. Его храм, как главный храм города, имел храмовую башню-зиккурат ≈ знаменитую Вавилонскую башню, Этеменанки (по-шумерийски ╚Дом краеугольного камня неба и земли╩). Эсагила находилась в самом центре Вавилона. Ее развалины покрыты холмом Амран ибн Али, который Р. Кольдевею не удалось раскопать полностью. Однако план и облик этого величественного святилища с помощью описаний, оставленных Навуходоносором II и Геродотом, установлены полностью.

Территория Эсагилы представляла собой прямоугольник, ориентированный по вавилонским странам света, длиной около 650 м (с севера на юг) и шириной около 450 м (с запада на восток). На западе она была ограничена набережной Евфрата, а на востоке ≈ главным городским проспектом Айбуршабум. Улица, отходившая от проспекта под прямым утлом и ведшая к мосту через Евфрат, рассекала территорию Эсагилы на две части. В южной (450 х 250 м; по Геродоту, квадрат со стороной в 2 стадии ≈ 370 м) находился собственно храм, а в северной (450 х 400 м) ≈ Вавилонская башня. Каждую из частей окружала стена с медными воротами.

Центральное место в южной части храмовой территории занимало святилище бога Мардука ≈ ╚Так называемый Нухар╩, прямоугольник размером 79,3 х 85,5 м. Все его четыре стороны имели ворота; у ворот при царе Нергал-шарру-уцуре были поставлены бронзовые изваяния полузмей-полугрифов. Внутри Нухара находился большой двор (31,3 х 37,6 м), вокруг которого располагались капеллы. Экуа ≈ святая святых бога Мардука; Кахилисуд ≈ святая святых богини Царпаниту, его супруги; Эзида ≈ покои бога Набу, сына Бэла-Мардука, где помещался идол этого божества, когда его доставляли во время празднования Нового года из барсиппского храма Эзиды.

╚В вавилонском святилище есть внизу еще другой храм, в котором находится большое золотое изображение сидящего Зевса (т.е бога Мардука), ≈ рассказывает Геродот об Экуа. ≈ Перед ним стоит большой золотой стол, золотая скамеечка и такой же стул. Все это сделано, как говорят халдеи, из 800 талантов (около 24 т) золота. Подле храма есть золотой жертвенник. Есть еще и другой жертвенник, большой, на котором приносится в жертву взрослый мелкий скот. На золотом же жертвеннике можно приносить в жертву только сосущих еще животных. Кроме того, на большом жертвеннике халдеи ежегодно возжигают тысячу талантов (около 30 т) ладана во время праздника этого божества╩ [+5].

Мраморные стены капеллы были украшены золотом и лазуритом, ее потолок из кедрового дерева покрыт чистым золотом. В пределах Нухара стояла массивная золотая статуя бога Бэла высотой 12 локтей (6 м) ≈ палладий Вавилона. Вокруг Нухара находилось много других дворов, капелл второстепенных божеств, хозяйственных и жилых помещений для жрецов и паломников.

В северной части храмовой территории возвышалась Вавилонская башня ≈ Этеменанки. Ступенчатая храмовая башня-зиккурат являлась непременным украшением главного храма каждого ассиро-вавилонского города-mahazu. Шумерийцы, религия которых была воспринята вавилонянами и ассирийцами, на своей прародине поклонялись богам на вершинах гор. Переселившись в низменное Двуречье, они не изменили своему обычаю и стали возводить искусственные горы-насыпи. Так появились зиккураты, соединявшие, но мнению вавилонян, небеса и землю. Именно так поняли и истолковали назначение Вавилонской башни пленные иудеи, впервые увидевшие столь грандиозное творение рук человеческих. Эти впечатления описаны в знаменитом отрывке книги Бытия о Вавилонском столпотворении:

╚На всей земле был один язык и одно наречие. Двинувшись с востока, (люди) нашли в земле Сеннаар (т.е. в Двуречье. ≈ В. Б.) равнину и поселились там. И сказали друг другу: ╚Наделаем кирпичей и обожжем огнем╩. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести. И сказали они: ╚Построим себе город и башню высотою до небес; и сделаем себе имя, прежде чем рассеемся по лицу всей земли╩. И сошли боги [*4] посмотреть город и башню, которую строили сыны человеческие. И сказали боги*: ╚ Вот, один народ, и один у всех язык. И вот что они надумали делать, и не отстанут они от того, что задумали делать. Сойдем же и смешаем там их язык, так чтобы один не понимал речи другого╩. И рассеяли их боги* оттуда по всей земле. И они перестали строить город. Посему дано ему имя ╚Вавель╩ (по-еврейски ╚Врата божьи╩. ≈ В. Б.), ибо там смешали боги язык всей земли и оттуда рассеяли их боги по всей земле╩ [+6].

Зиккураты возводились из земли и кирпича-сырца, а снаружи облицовывались обожженным кирпичом. Дожди и ветры довольно быстро приводили эти сооружения в ветхость. Они оплывали, и их приходилось периодически восстанавливать. В итоге зиккураты становились все выше и больше по размерам. Конструкция их тоже менялась. Шумерийцы строили их трехступенчатыми в честь верховной троицы своего пантеона ≈ бога воздуха Энлиля, бога вод Эа и бога неба Ану. У вавилонян соответственно зиккураты имели по семь ступеней, которые окрашивались в разные цвета: черный, белый, пурпурный, синий, ярко-красный, серебряный и золотой.

По описанию Геродота, вавилонский зиккурат Этеменанки выглядел так: ╚Посреди храма стоит массивная башня, имеющая по одной стадии (185 м) в длину и ширину. Над этой башней поставлена другая, над второй третья и так далее до восьмой. Подъем на них сделан снаружи: он идет кольцом вокруг всех башен. Поднявшись до середины подъема, находишь место для отдыха со скамейками: восходящие на башню садятся здесь отдохнуть. На последней башне есть большой храм, а в храме стоит большое прекрасно убранное ложе и перед ним золотой стол. Никакой статуи, однако, в храме нет. Провести ночь в храме никому не дозволяется, кроме одной только туземной женщины, которую выбирает себе божество. Так рассказывают халдеи, жрецы этого божества. Они же говорят, чему я, однако не верю, будто божество само посещает храм и отдыхает в постели╩ [+7].

Эсагила была разрушена Синаххерибом в 689 г. Ее начал восстанавливать Асархаддон. Строительными работами руководил ассирийский вельможа зодчий Ардиаххешу. При Ашшурбанипале и Шамаш-шум-укине строительство было закончено. Зиккурат тогда имел квадратное основание со стороной 91,5 м и высоту 42 локтя (21 м). В дальнейшем Набопаласар и Навуходоносор II перестроили Эсагилу и придали ей небывалую пышность. Высота Этеменанки была доведена до 90 м. Геродот прав, говоря о ее восьми этажах, потому что, по представлениям вавилонян, она имела семь видимых надземных этажей и восьмой подземный этаж ╚Кигаллу╩, служивший основанием для надземных и невидимый для непосвященных. Вокруг зиккурата находился широкий двор, окруженный многочисленными помещениями различного назначения.

Рис. 2. Вавилонская башня Этеменанки.

Размеры башни:

1-й этаж ≈ 91,5 х 91,5 х 33 м;

2-й этаж ≈ 78 х 78 х 18 м;

3-й этаж ≈ 60 х 60 х 6 м;

4-й этаж ≈ 51 х 51 х 6 м;

5-й этаж ≈ 42 х 42 х 6 м;

6-й этаж ≈ 33 х 33 х 6 м;

7-й этаж ≈ 24 х 21 х 15 м (храм)

 

С вершины Этеменанки на юго-западе была хорошо видна почти такая же башня Эуриминанки в Эзиде, храме бога Набу в соседнем городе Барсиппе. Этот зиккурат имел основание 82 х 82 м и, видимо, такую же высоту. Его руины, покрытые холмом Бирс-Нимруд, долгое время принимали за развалины Вавилонской башни. Дело в том, что Эсагила к середине IV в. до н.э. обветшала и Александр Македонский, избравший Вавилон своей столицей, задумал восстановить эту святыню. Работы начались, однако неожиданная кончина Александра в 323 г. и последовавшая за нею борьба диадохов прервали их. Но вавилоняне собственными силами продолжали убирать прах Эсагилы, из которого образовался огромный холм Хомера. Только в 275 г. царь Антиох I Сотер восстановил Эсагилу, но ее зиккурат Этеменанки так и не был построен заново. При раскопках нашли лишь его основание. Тогда и установили, где же в действительности находилась Вавилонская башня.

Рис. 3. Стены Вавилона.

А ≈ стена рва;

Б ≈ стена Немет-Эллиль;

В - стена Имгур-Эллиль

 

В северо-западном углу Старого города, между Евфратом, городскими стенами, проспектом Айбуршабум и рвом, продолжением которого служил канал Либильхегалла, пересекавший весь город, стоял царский дворец. Это так называемый Южный дворец, руины которого Р. Кольдевей открыл под холмом Каср (по-арабски ╚Замок╩). Он был окружен мощными стенами общей протяженностью 900 м и представлял собой настоящую крепость внутри города. Единственные внешние ворота дворца, укрепленные башнями, находились со стороны проспекта Айбуршабум.

Дворец состоял из пяти комплексов, каждый из которых включал открытый двор и группировавшиеся вокруг него парадный зал и множество помещений. Дворы соединялись между собой укрепленными воротами, и каждый комплекс представлял собой крепость в крепости. Первый двор и прилегавшие к нему помещения были заняты дворцовой стражей. Вокруг второго двора размещалась резиденция начальника дворца, третьего по рангу придворного вельможи.

Центр дворца занимал самый большой третий двор (60 х 55 м). Здесь находилась официальная царская резиденция. На южной стороне двора помещался грандиозный тронный зал длиной 52 м и шириной 17 м, из которого во двор вели три арки ≈ средняя шириной 6 м и две боковые по 4,5 м. В глубине зала, в нише против средней арки, стоял царский трон. Стены зала были облицованы глазурованным кирпичом различных оттенков белого, бирюзового и коричневого цветов, из такого же кирпича выложен орнамент в виде пальмообразных колонн и пальметок. В тронном зале царь устраивал приемы, сюда являлись данники и иноземные послы.

Вокруг четвертого двора размещались личные покои царя, а на пятый двор выходили апартаменты царицы и помещения царского гарема. Для защиты дворца со стороны реки посреди ее русла был возведен бастион, вплотную примыкавший к стенам дворца с запада. Воды Евфрата, огибая бастион, не могли подмывать стены дворца.

В северо-восточном углу дворца при раскопках нашли ряд сводчатых помещений с водопроводным устройством, служивших основанием прославленных Висячих садов, одного из семи чудес древнего мира. Вавилонский историк Берос (Бэл-ре▓ушу), писавший в начале III в. до н.э., рассказывает: ╚При своем дворце (царь Навуходоносор) велел соорудить каменные возвышения, совершенно похожие с виду на горы, обсадил их всевозможными деревьями и устроил так называемый висячий сад из-за желания своей жены, происходившей из Мидии, иметь такую вещь, к которой она привыкла у себя на родине╩ [+8].

Висячие сады, по Диодору, занимали квадрат со стороной в 4 плетра (123,5 м; следовательно, их площадь ≈ 15252,25 кв. м) [*5] и представляли собой искусственные террасы на толстых каменных столбах, возвышавшиеся одна над другой на высоту до 50 локтей (25 м). Платформы террас, сложенные из массивных каменных блоков, покрывал тростник, смешанный с асфальтом, затем следовал двойной ряд кирпичей на гипсовом растворе, а поверх него ≈ свинцовые плиты. На это перекрытие насыпали слой земли, достаточный для того, чтобы в нем могли расти большие деревья. Висячие сады были засажены самыми редкими и красивыми растениями. Под террасами помещались беседки и гроты. Один из столбов был полым: в нем находились трубы, по которым с помощью насосов подавалась наверх вода, орошавшая сады ручейками. Сами насосы, качавшие воду из реки, были спрятаны в основании садов и приводились в движение рабами [+9].

Не меньшей достопримечательностью и славой Вавилона являлись его стены ≈ защита и символ его самостоятельности, его святыня. Город был окружен двумя стенами: внутренняя, собственно ╚Стена╩, или ╚Великая стена╩, носила имя Имгур-Эллиль (╚Услышал бог Эллиль╩); внешняя стена, более низкая, ╚Вал╩, называлась Немет-Эллиль (╚Местожительство бога Эллиля╩). Вавилонские стены получили название в честь ниппурского бога Эллиля, с которым отождествлялся вавилонский бог Мардук. А в Ниппуре, тоже имевшем две стены, они назывались в честь вавилонского бога ≈ Имгур-Бэл и Немет-Бэл.

Стена Имгур-Эллиль была восстановлена при Асархаддоне, а Немет-Эллиль ≈ при Ашшурбанипале и Шамаш-шум-укине. Набопаласар и Навуходоносор II перестроили их и сделали более мощными и высокими. Обе стены были сложены из кирпича-сырца на асфальте и облицованы обожженным кирпичом. Стена Имгур-Эллиль достигала 6,5 м толщины и имела через каждые 20 м чередовавшиеся между собой большие поперечные и малые продольные башни. Вал Немет-Эллиль отстоял от нее на 7,2 м и имел 3,72 м толщины; через каждые 20,5 м в нем были устроены поперечные прямоугольные башни одинаковых размеров. Высота стен остается неизвестной, но она была не менее 25 м для вала Немет-Эллиль и еще выше для стены Имгур-Эллиль. Обе стены и их башни имели зубцы и бойницы.

В 33,53 м перед Немет-Эллиль находился ров шириной 25 локтей (12,5 м). Его стены были сложены из обожженного кирпича на асфальте и снабжены зубцами. Соединявшийся с Евфратом и наполненный водой ров сплошным кольцом опоясывал весь город. Строительство его завершил Навуходоносор II.

В вавилонских стенах имелось восемь ворот, которым придавалось священное значение. От каждых ворот внутрь города шел прямой и широкий проспект; он вел к одному из храмов города, а за воротами начиналась дорога в тот город, где чтился бог, чье имя носили ворота, проспект и храм в Вавилоне. Городскими воротами Вавилона считались следующие: Ворота богини Иштар ≈ дорога в Ага-де; Ворота бога Сина ≈ дорога в Бит-Хаббан на Тигре; Ворота Гишшу, или Ворота бога Мардука (у Геродота ≈ Ворота бога Бэла), ≈ дорога в Куту, где чтился бог Нергал, но улица Нергала Радостного, или улица бога Мардука, от Ворот Гишшу вела прямо в Эсагилу; Ворота бога Забабы, или Ворота бога Нинурты, или Кишские (у Геродота ≈ Киссийские) ворота, ≈ дорога в Киш; Ворота бога Эллиля ≈ дорога в Ниппур; Ворота бога Ураша ≈ дорога в Дильбат, от ворот вела улица бога Набу и богини Наны к храму богини Гулы (Наны) и Эсагиле, по которой в Новый год следовала процессия с истуканом бога Набу из Барсиппы; Ворота бога Шамаша ≈ дорога в Ларсу; Ворота бога Адада, или Акуцские ворота, ≈ дорога в Акуц. Девятыми городскими воротами считались Священные ворота Эсагилы в центре города.

Парадным ходом Вавилона служили Ворота богини Иштар (полностью раскопаны Р. Кольдевеем), облицованные глазурованным кирпичом: по синему фону чередовались друг с другом цветные изображения могучих быков и Драконов Вавилона. Перед воротами, по обеим сторонам от них, были возведены два мощных замка, между которыми проходила прецессионная дорога. Стены замков, выходившие на нее, тоже были облицованы глазурованным кирпичом: по бирюзовому фону цветные изображения львов, пальмообразных колонн и пальметок. Сама дорога и являвшийся ее продолжением в черте города проспект Айбуршабум достигали 10 ≈ 20 м ширины. Их мостовая шириной 6 м была вымощена плитами розовой брекчии, а обочины ≈ плитами белого ливанского известняка [*6].

Близ Ворот богини Иштар, на проспекте Айбуршабум, находился изумительный по красоте храм богини Нинмах (Иштар), а напротив поднимались стены Южного дворца, над которыми возвышались Висячие сады. В замке, стоявшем перед Воротами богини Иштар слева, находился Центральный царский дворец, построенный Навуходоносором II за 15 дней [+10]. В нем был создан своего рода царский музей, где хранились древние надписи, рельефы, статуи, библиотека, трофеи, добытые вавилонскими царями во время походов, в том числе и в Ассирию.

За пределами городских стен, как уже говорилось, лежали предместья, окруженные при Навуходоносоре II мощной внешней стеной. С нее обычно и начиналось знакомство иноземцев с городом. На Геродота и его земляков она произвела ошеломляющее впечатление.

╚Вавилон прежде всего окружен рвом, глубоким, широким и наполненным водой, ≈ пишет Геродот. ≈ За рвом следует стена шириной в 50 царских локтей (26 м) и высотою в 200 локтей (свыше 100 м). Царский же локоть больше обыкновенного локтя на три пальца. При этом мне следует сказать еще, на что была использована земля, вынутая из рва, и каким способом была сооружена стена. Копая ров, рабочие в то же время выделывали кирпичи из вынимаемой земли. Приготовив достаточное количество кирпичей, их обжигали в печах. Цементом им служил горячий асфальт, а через каждые тридцать рядов кирпича они клали в стене ряд тростниковых плетенок. Сначала укрепили края рва, а потом таким же способом возвели и самую стену. По обоим краям стены поставлены одноэтажные башни, одна против другой. В середине между башнями оставался проезд для четверки лошадей. Стена имеет кругом сто ворот, сделанных целиком из меди, с медными косяками и перекладинами╩ [*7] [+11].

Раскопки показали, что внешняя стена Вавилона достигала 7,12 м толщины и через каждые 52,5 м (по осям) имела прямоугольные башни шириной по 8,37 м. В 12 м от стены находился ров, окаймленный кирпичной стеной толщиной 11,1 м. На линии этой стены находился Северный дворец, летняя резиденция царского двора, построенная Навуходоносором II. Руины его образуют холм Бабиль, который до сих пор не раскопан. Вокруг этого дворца выросло фешенебельное предместье с виллами вельмож и богачей, получившее название Бит-шар-Бабили (╚Дом царя Вавилона╩).

Посредине Вавилона, отделяя Новый город от Старого, протекал Евфрат. В пределах городских стен его левый берег носил священное название Арахту, тогда как правый назывался Пуратту (Евфрат). Ширина реки в Вавилоне достигала 150 м. При царях Навуходоносоре II, Нергал-шарру-уцуре и Набониде были сооружены набережные и мост через Евфрат. Их постройку традиция приписывала царице Нитокрис, супруге царей Навуходоносора II и Набонида.

╚Нитокрис, ≈ рассказывает Геродот, ≈ возвела вдоль обоих берегов реки набережные, достойные внимания по величине и высоте. Значительно выше Вавилона она велела выкопать бассейн для озера очень близко к реке, углубленный до уровня воды и имеющий в окружности 420 стадий (около 78 км. ≈ В. Б.). Из этой земли, которую вынимали из котлована, она велела соорудить набережные. А когда озеро было выкопано, сюда по ее распоряжению были доставлены камни, из которых по берегам вокруг озера соорудили стену...

Так как город состоял из двух частей, между которыми находилась река, то при прежних царях всякий желавший перейти из одной части в другую должен был переправляться через реку на лодке, а это, как я полагаю, было затруднительно. Нитокрис позаботилась и об этом. Выкопав бассейн для озера, она вместе с тем оставила по себе следующий памятник. Она велела вытесать камни большой длины и, когда камни были готовы, а бассейн вырыт, направила всю воду реки в вырытый бассейн. Когда тот наполнился водой и прежнее русло реки совершенно высохло, она прежде всего велела выложить обожженным кирпичом края речных берегов в городе и спуски, ведшие от ворот к реке, таким же способом, каким была построена стена. Потом приблизительно посреди города она велела построить мост из кусков тесаного камня, скрепив их железом и свинцом. На этом мосту по ее распоряжению в начале дня клали настил из деревянных брусьев, по которому и переходили вавилоняне. На ночь настил снимался, чтобы они не переходили через реку и не обворовывали друг друга. Когда вырытый бассейн наполнился водою реки и постройка моста через реку была закончена, Нитокрис снова отвела воды реки Евфрата в прежнее русло╩ [+12].

Искусственный бассейн для отвода вод Евфрата ≈ это канал Паллукат, о котором шла речь выше. Остатки моста ≈ восемь быков из блоков известняка и обожженного кирпича длиной 21 м и шириной 9 м каждый ≈ найдены при раскопках. Общая длина моста достигала 115 м, ширина его проезжей части ≈ 6 м. Пролет, крайний с правого берега, был вдвое больше остальных: здесь находилась та часть настила, которую снимали на ночь. Высокие и прочные набережные, сомкнувшись с городскими стенами превращали каждую из частей города в неприступную крепость.

Рис. 4. Вид Вавилона с севера.

1 ≈ Ворота богини Иштар;

2 ≈ Процессионная дорога;

3 ≈ Центральный дворец;

4 ≈ Южный дворец;

5 ≈ Висячие сады;

6 ≈ проспект Айбуршабум;

7 ≈ Этеменанки

 

Помимо постоянного моста, в пределах Вавилона был устроен понтонный мост через Евфрат. Городские власти сдавали его в аренду дельцам, которые взимали с прохожих мостовой сбор.

╚Сам город, ≈ пишет Геродот о Вавилоне, ≈ полон трех- и четырехэтажных домов и пересекается прямыми улицами, параллельными реке и поперечными, ведущими к реке╩ [+13]. Планировка Вавилона вызывала изумление иноземцев, привыкших к узким и кривым улочкам своих городов. Города с прямыми улицами, пересекавшимися под прямым углом, первыми стали строить вавилоняне и ассирийцы. Этот принцип градостроительства в эпоху эллинизма был воспринят греками и римлянами, а затем в средние века забыт. Европейские градостроители с видом первооткрывателей вернулись к нему только в XVIII ≈ XIX вв.

Рис. 5. Вид на Старый город с востока.

1 ≈ мост через Евфрат;

2 ≈ Нухар;

3 ≈ Этеменанки;

4 ≈ Священные ворота;

5 ≈ проспект Айбуршабум;

6 ≈ улица Нергала Радостного;

7 ≈ канал Либильхегалла;

8 ≈ Ворота Гишшу;

9 ≈ Ворота бога Забабы;

10 ≈ город Киш;

11 ≈ город Кута.

В основе планировки Вавилона лежали восемь широких проспектов, каждый из которых вел к городским воротам. К ним примыкали узкие улицы, переулки и тупики, застроенные частными жилыми домами. Они, конечно, выглядели не столь нарядно, как проспекты, и не мостились камнем, но содержались в чистоте и порядке. Поскольку городская почва представляла собой толстый культурный слой из распавшегося кирпича-сырца, мусора, золы, битой глиняной посуды, поверхность улиц была покрыта тем, что на языке современных дорожников называется оптимальной смесью, и плотно утрамбована.

Городской дом, как это принято на Востоке до сих пор, выходил на улицу глухими стенами. Все его помещения открывались во внутренний двор. У богатых домовладельцев во дворах росли деревья и имелись водоемы с фонтанами. Семья домовладельца, как правило, занимала нижние этажи южного флигеля, двери и окна которого выходили на прохладный север и были защищены от палящего солнца. В верхних этажах и остальных флигелях дома располагались хозяйственные помещения, прислуга и жили квартиранты.

Постройки возводились из кирпича-сырца и тростника. Деревянные балки употреблялись только для устройства плоской кровли и междуэтажных перекрытий. Для этой цели служили стволы пальм и некоторых других местных древесных пород. Кедр, кипарис, дуб, бук, доставлявшиеся с гор Ливана, Амана, Сенира и Васана, использовались только при сооружении храмов, дворцов и наиболее богатых особняков. Дерево было дорогим, и деревянные двери считались движимым имуществом: арендатор, снимая дом, привозил их с собой вместе с прочей утварью. Пол в домах был глинобитный.

 

Рис. 6. Богатый особняк в вавилонском районе Кадингирра: фасад (а) и план (б).

I ≈ улица;

II ≈ переулок;

III ≈ тупичок (╚выход╩).

1 ≈ вход с улицы;

2 ≈ большой двор;

3 ≈ малые дворики;

4 ≈ могилы

 

На окраинах и в предместьях имелось немало домов сельского типа. Это были тростниковые и глинобитные хижины. Туго связанные пучки тростника служили столбами, промежутки между которыми закрывались циновками. Вся постройка обмазывалась глиной.

Кирпич-сырец и тростник ≈ недолговечные материалы. Поэтому строения, возведенные из них, требовали постоянного ремонта: починки кровли, заделки щелей, побелки стен и т. д. Когда дом приходил в полную негодность, его сносили, разравнивали площадку и на ней строили новый дом.

Рис. 7. Городской дом со стороны внутреннего двора.

 

Городская земля стоила очень дорого. Постройки примыкали вплотную друг к другу. Многие дома находились в глубине кварталов и сообщались с улицей посредством тупичков ≈ ╚выходов╩, причем таким ╚выходом╩ иногда пользовалось несколько соседей. На этой почве между ними нередко возникали ссоры. Несколько таких конфликтов известно по документам семьи Эгиби.

Набу-аххе-иддин, сын Шулы, потомка Эгиби, 14 марта 554 г. заставил своих соседей по дому в Вавилоне размежевать тупичок которым до этого они пользовались сообща. Каждому домовладельцу отводилась полоса земли, и Набу-аххе-иддин запретил соседям пользоваться его выходом [+14].

Другая история такого же рода невольно заставляет вспомнить Н. В. Гоголя и его ╚Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем╩. Вавилонские Иван Иванович и Иван Никифорович повздорили из-за... стены дома. Дело было так.

В 527 г. Итти-Мардук-балату, сын Набу-аххе-иддина, потомка Эгиби, купил у Забаба-иддина, сына Бэл-иддина, потомка Адад-усипе, дом у Ворот Гишшу в Вавилоне за 4 1/2 мины (2,25 кг) серебра. Вплотную к этому дому был пристроен другой дом, которым продолжал владеть Забаба-иддин. Долгое время соседи жили в мире и согласии. Но в 522 г. Итти-Мардук-балату умер, а его сыну Мардук-нацир-апли сосед Забаба-иддин пришелся не по душе, так как не хотел продать свой второй дом. Повод для ссоры быстро нашелся: балки кровли дома Забаба-иддина были укреплены в стене того дома, который он в 527 г. продал семье Эгиби. И вот в 518 г. Мардук-нацир-апли потребовал от Забаба-иддина убрать балки, т.е. собственными руками разломать кровлю своего дома или продать его семье Эгиби. Забаба-иддин, конечно, заартачился. Тогда Мардук-нацир-апли подал в суд и 25 октября 518 г. выиграл иск: спорная стена была признана его собственностью; Забаба-иддину предложили убрать свои балки, не трогая при этом бревен и дренажных труб в стене, и возместить ущерб, который тем самым будет причинен дому истца и внешнему виду улицы [+15].

Этот же Мардук-нацир-апли 23 января 517 г. в Барсиппе купил у соседей за 15 сиклей серебра полоску земли 7 1/2 локтей (3,75 м) длины и 14 пальцев (около 30 см) ширины и присоединил ее к выходу из своего дома. Соседям, естественно, запрещалось даже ногу ставить на эту землю [+16].

В городах, особенно в самом Вавилоне, где имелось много бездомного и приезжего люда, спрос на жилье был велик. Богачи усиленно скупали дома. Появились крупные домовладельцы, собственники десятков домов, занимавших подчас целые кварталы. Так, семья Эгиби имела 42 дома в Вавилоне, 7 домов в Барсиппе, дома в Кише, Шахрине и других городах.

Городские дома сдавались внаем. Съемщик, как правило, обязывался дважды в год вносить квартирную плату и, сверх того, три раза в год ╚угощать╩ хозяина. Текущий ремонт дома ≈ починка кровли, заделка щелей и побелка стен, ≈ а также украшение дома зеленью во время праздников производились съемщиком за свой счет. Средний ремонт с применением кирпича, тростника и дерева тоже возлагался на съемщика, но стоимость его шла в счет квартирной платы. Когда же дом приходил в полную негодность, домовладелец сдавал его в аренду подрядчику, который возводил новый дом и вместо платы получал право в течение нескольких лет сдавать восстановленный дом внаем. Домовладельцы никаких расходов по содержанию домов не несли, но зато получали от домов порядочные доходы.

Собственники домов предпочитали иметь дело с солидными и платежеспособными съемщиками. На бедноту они смотрели как на обузу, и ей с трудом удавалось найти жилье в таком городе, как Вавилон. Роскошные особняки с садами, водопроводом, бассейнами, канализацией и даже средние дома с двориками и колодцами были доступны лишь богатым людям. Беднякам же приходилось ютиться в лачугах, развалившихся домах, комнатушках многоэтажных домов и пользоваться водой из реки и каналов.

Вавилон был многолюдным и шумным городом. Он притягивал к себе людей, как магнит, и среди его прелестей не последнее место занимали злачные места ≈ публичные дома, дорогие рестораны и подозрительные трактиры, нередко служившие притонами для разного сброда. Содержали эти заведения обычно рабы, отпущенные на оброк, часто рабыни, совмещавшие ремесло трактирщиц и проституток. Производство алкогольных напитков ≈ виноградных вин и разных сортов сикеры (род пива или браги) из фиников и ячменя ≈ и торговля ими были прибыльным делом. Рабовладельцы охотно разрешали своим рабам заниматься этим промыслом и, отпуская на оброк, давали им необходимые средства на обзаведение.

Одним из таких рабов был Набу-дини-эпуш. В 547 г. семья Эгиби купила его у Набу-эреша, сына Табнеа, потомка Аху-бани, и передала своему компаньону Мардук-шапик-зери, сыну Набу-шум-иддина, потомка Надин-шеима. Раб проявил себя в качестве приказчика, скупая урожай у мелких землевладельцев. 6 марта 544 г. господа предоставили ему и другому рабу, Курбат-Набу-накбату, комменду в 5 мин (2,5 кг) серебра и 130 пустых пифосов. Рабы открыли трактир. Дело пошло настолько успешно, что 22 декабря 544 г. Набу-дини-эпуш получил от господ новую комменду в 1 мину (505 г) серебра и раба-слугу [+17].

Рабыня Исхуннатум, принадлежавшая той же семье Эгиби 20 декабря 524 г. заключила контракт со своим господином Итти-Мардук-балату. Тот дал ей запасы сикеры, фиников, кассии, бронзовую посуду, мебель и инвентарь на общую сумму в 2 мины 2сикля (1,019 кг) серебра, а также сдал ей внаем помещение. Исхуннатум открыла фешенебельное увеселительное заведение в городе Кише, которое приносило солидные доходы [+18]. Таким же промыслом занимались Нана-ана-битишу и Хашта, оброчные рабыни семьи Эгиби [+19].

В Дильбате питейные заведения и вертепы были сосредоточены у так называемых ╚Ворот смесительниц╩. Здесь рабыни содержали кабаки, притоны и лупанары и занимались приготовлением разнообразных смесей напитков, т.е. изготовлением вавилонских коктейлей. Ворота с таким же названием имелись и в городе Сиппаре [+20].

Вавилонский уголовный мир в древности славился не менее, чем багдадские воры времен халифа Харун ар-Рашида (786 ≈ 809 гг.), ╚Двор чудес╩ в средневековом Париже или современные американские и итальянские гангстеры. В Вавилоне при желании можно было получить своего рода высшее образование и диплом мастера уголовных дел. Так, в апреле 629 г. в Барсиппе некий Набу-уцалли обязался за 2 года 5 месяцев обучить свободного вавилонянина Бэл-аххе-риба профессии высококвалифицированного бандита и сутенера. За это учителю, помимо доходов от ╚работы╩ ученика, полагалось 2 сикля (17 г) серебра на ╚угощение╩. В случае неудачи в обучении ученик имел право взыскать с учителя 1 суту (15 л) ячменя за каждый день ученичества. Сделка была оформлена контрактом [+21].

Ночью ходить по Вавилону в одиночку не рекомендовалось. Недаром, по свидетельству Геродота, на ночь разбирали настил моста через Евфрат. Шайки воров и бандитов доставляли немало хлопот властям. В 561 г. Син-иддин, префект урукского храма Эанны, приехал в Вавилон. Его знакомство со столицей началось с того, что вор Набу-этир, сын Бэлшуну, и его брат украли у него осла [+22].

Сыщик Бэл-надин-апли однажды напал на след настоящей мафии, о которой счел необходимым, минуя все инстанции, донести прямо царю. Главарями организации были Иштар-шум-эреш, сын Шакин-шуми, его брат Нана-эпуш и их двоюродный брат Набу-аххе-иддин, жители Урука. Члены банды Набу-этир, Арди-Иннин и сын последнего Бэл-этир организовали нападение на царский полицейский пост и перебили его гарнизон. Сыщик обнаружил явки бандитов в Сиппаре и Барсиппе, а также установил, что они связаны с разбойниками. Речь шла о преступной организации, действовавшей по всей стране. Донос кончался словами: ╚Пусть царь поскорее прочтет это сообщение, чтобы мужики (т.е. бандиты. ≈ В. Б.) не ушли к разбойникам╩ [+23].

Таков был Вавилон ≈ ╚Врата божьи╩, крупнейший и богатейший город мира, где великолепие, роскошь и утонченный разврат уживались с трущобами, нищетой и уголовщиной. Громадный город ни в чем не знал соперников. Священный Вавилон был в то же время проклятым Вавилоном, вместилищем всех пороков, какие только существовали на земле.

 

Примечание

М. Jastrow. Die Religion Babyloniens und Assyriens, Bd. 1 ≈ 2. Giessen, 1902 ≈ 1907; A. Ungnad. Die Religion der Babylonier und Assyrer, Bd. 1 ≈ 2. Giessen, 1905 ≈ 1912; F. Thureau-Dangin. Rituels accadiens. Paris, 1921; B. Meissner. Babylonien und Assyrien, Bd. II. Heidelberg, 1925; R. Koldewey. Das wieder erstehende Babylon. Leipzig, 1925; O. Reuther. Die Innenstadt von Babylon. ≈ ╚Wissenschaftliche Veröffentlichun-gen der Deutschen Orient-Gesellschaft╩, 47, 1926; E. Unger. Babylon. Berlin -Leipzig, 1931.

[+1] Геродот, I, 178.

[+2] Диодор, II, 7.

[+3] Страбон, XVI, 1, 5; Кв. Курций Руф, V, 4.

[+4] Летопись Ашшурбанипала (Цилиндр Рассама), VI 107 ≈ 124; Хроника ВМ 25 127, лиц. 15 ≈ 17; NBKI, S. 276, Набонид ╧ 8, III, 34 ≈ 43.

[+5] Геродот, I, 183.

[+6] Бытие, 11: 1 ≈ 9.

[+7] Геродот, I, 181.

[+8] Иосиф Флавий. Иудейские древности, II: 226; ср. Иосиф Флавий. Против Апиона, I, 19: ╚В этом дворце он воздвиг каменные возвышения, которым придал вид гор. Затем он обсадил их разными деревьями и искусственно создал так называемый ╚висячий сад╩, потому что его жена, выросшая в Мидийской стране, любила гористую местность╩. В обоих случаях Иосиф Флавий цитировал вавилонского историка Бероса.

[+9] Диодор, II, 10.

[+10] NBKI, S. 138, Навуходоносор ╧ 15, VIII 64 ≈ IX 2; S. 116 f., ╧ 14, II 31 ff.; S. 188, ╧ 21, II 21 ff.; Иосиф Флавий. Иудейские древности, II: 225; Иосиф Флавий. Против Апиона, I, 19.

[+11] Геродот, I, 178 ≈ 179; см. также прим. 2 и 3.

[+12] Геродот, I, 185 ≈ 186.

[+13] Геродот, I, 180.

[+14] Nbn 53.

[+15] Camb 182, 226, 253; Dar 129, 423, 424.

[+16] Dar 75, 140, 379, 428.

[+17] Ner 1; Liv 14; Nbn 367, 434, 451, 508, 572, 653; Cyr 378.

[+18] Camb 330, 331.

[+19] Нана-ана-битишу: Nbn 314, 668, 669; TCL XII 122; Dar 168; о ней см. ниже, стр. 209 cл.: Хашта: Nbk 12.

[+20] VAS IV 29; VAS VI 238; Dar 9.

[+21] Berens 103.

[+22] TCL XII 60.

[+23] BIN I 93.

 

Комментарии

[*1] Греки называли город Bαβγων, что в византийском произношении превратилось в ╚Вавилон╩ и в таком виде перешло в русский язык.

[*2] Ниневия при Ашшурбанипале занимала площадь 7,3 кв. км (в кольце стен), Афины эпохи Перикла ≈ 2 кв. км (в кольце стен Фемистокла), Рим времен Суллы и Цезаря ≈ около 3 кв. км, а в императорскую эпоху ≈ около 16 кв. км.

[*3] Бог Набу считался сыном Бэла и по рангу стоял ниже его, но выше Мардука, бога собственно Вавилона.

[*4] Так в еврейском оригинале: ╚элогим╩ ≈ боги. В церковных переводах Библии это слово по догматическим соображениям передается единственным числом ≈ ╚бог╩.

[*5] На самом деле, как показали раскопки, это был неправильный четырехугольник с наибольшей длиной около 42 м, наибольшей шириной около 30 м и площадью около 1000 м.

[*6] Наружная часть Ворот богини Иштар и участок процессионной дороги воссозданы в натуральную величину с использованием их подлинной облицовки, доставленной из Вавилона, в Переднеазиатском музее в Берлине.

[*7] По Ктесию, вавилонские стены имели 50 оргий (92,5 м) высоты и такую ширину, что по ним могли ехать шесть колесниц в ряд; они насчитывали 250 башен. Другие греческие путешественники писали что стены достигали 50 локтей (25 м) высоты, 32 футов (10 м) толщины и имели 50 башен высотой 60 локтей (30 м) каждая.

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top