Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Вавилон легендарный и Вавилон исторический

В. А. Белявский

Глава 1. Рождение нового Вавилона

Эсагилу, дворец богов, и ее святилища,
Вавилон, привилегированный город,
его стену Имгур-Эллиль и его вал
Немет-Эллиль я велел отстроить заново
от их оснований до их зубцов, сделал
их больше, выше и прекраснее, чем прежде.

Из надписи Асархаддона, царя Ассирии

 

Зимой 689/88 г. до н.э. страшная весть потрясла все страны и народы от берегов Средиземного моря до долины Инда; от суданских саванн и песков Сахары до причерноморских степей и седого Кавказа: Вавилон, пуп земли, перестал существовать.

За несколько тысячелетий своей истории Древний Восток несчетное число раз видел, как возникали, расцветали и гибли без следа не только города, но целые страны и народы. Проходили века, сменялись цари и завоеватели, однако ни один из них не смел поднять руку на Священный Вавилон и его храм Эсагилу. И вот Вавилона не стало. Он стерт с лица земли. Что же произошло? Какой ужасный ураган обрушился на райские сады богатейших в мире долин Евфрата и Тигра? Чтобы ответить на эти вопросы, придется хотя бы кратко познакомить читателя с историей Передней Азии за полустолетие, предшествующее гибели Вавилона.

История цивилизации на Ближнем Востоке к этому времени насчитывала две с половиной тысячи лет. За этот срок население Египта и стран Благодатного полумесяца создало огромные богатства, самую передовую и блестящую культуру в мире, но не обрело ни счастья, ни покоя. Все блага цивилизации составляли достояние немногих, а уделом трудового народа были рабство, беспросветный каторжный труд и нищета. Имущественное неравенство и острые социальные конфликты подорвали силы цивилизованных обществ. К середине VIII в. до н.э. все великие державы Ближнего Востока находились в состоянии глубокого упадка.

Гордой державы египетских фараонов не существовало. О ее былом величии напоминали лишь пирамиды и грандиозные храмовые ансамбли Карнака и Луксора возле египетских Стовратых Фив. Территория Египта была раздроблена на множество княжеств-номов, в которых правили ливийские князьки. Они опирались на ливийское воинство и вместе с египетскими жрецами эксплуатировали порабощенный народ. В 716 г. Египет был завоеван нубийцами.

Мелкие государства Сирии, Финикии и Палестины тоже переживали тяжелые времена. Они непрерывно воевали между собой. А внутри каждого из них шла напряженная борьба между бедными и богатыми, рабами и господами. О том, что представляло собой тогда одно из этих государств ≈ Иудея, пророк Исайя говорил: ╚Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. От подошвы ноги до темени головы нет у него здорового места; язвы, пятна, гноящиеся раны, неочищенные и необвязанные и не смягченные елеем. Земля ваша опустошена; города ваши сожжены огнем; поля ваши на ваших глазах съедают чужие; все опустело, как после разорения чужими╩ [+1].

Могучая Ассирия, которая всего столетие назад являлась грозой Передней Азии, в середине VIII в. до н.э. находилась в состоянии упадка. Силы ассирийской армии были истощены массовым разорением граждан-землевладельцев, на плечах которых лежало бремя военной службы. Ассирийская знать обладала колоссальными богатствами, награбленными в соседних странах, но военная мощь страны падала. Ассирия теряла свои завоевания в Сирии, а с севера ее теснили цари Урарту.

В 745 г. до н.э. в Ассирии произошел дворцовый переворот. Трон захватил царь Тиглатпаласар III. Опираясь на демократические слои ассирийского общества, он провел ряд важных реформ, которые оказали огромное влияние на судьбы Ближнего Востока, в том числе и Вавилонии.

Тиглатпаласар III открыл доступ в армию ассирийской бедноте, отстраненной ранее от военной службы из-за отсутствия достаточного имущественного ценза. Отныне солдат стали вооружать и содержать за счет государства. Благодаря этому в Ассирии резко возросла политическая роль демократических слоев, олицетворением которых сделалась армия. С этого времени ассирийская армия перестала быть гражданской милицией и превратилась в постоянное профессиональное войско. Новая ассирийская армия на протяжении целого столетия не знала равных себе по боевой мощи. Опираясь на нее, Тиглатпаласар III (745 ≈ 727 гг.) и его преемники Салманасар V (727 ≈ 722 гг.) и Саргон II (722 ≈ 705 гг.) в короткий срок покорили Сирию, Финикию, Палестину, восточные области Малой Азии, западные районы Ирана, а также Вавилонию.

Не менее важное значение имело изменение отношения к завоеванным странам. Ранее ассирийцы, как и прочие завоеватели, ограничивались тем, что грабили и облагали данью покоренные народы, истребляли непокорных, но, как правило, не лишали их самоуправления. Тиглатпаласар III впервые приступил к превращению завоеванных стран в провинции, включаемые в состав Ассирийской империи. Теперь ассирийцы насаждали у побежденных ими народов свое управление, свою администрацию. А чтобы раз и навсегда сломить их способность к сопротивлению, они прибегали к так называемой политике ╚насаху╩ [*1].

Так, например, в 722 г., овладев Самарией, столицей Израиля, ассирийский царь Саргон II угнал израильский народ в плен и расселил его в разных районах Северной Месопотамии и на границе с Мидией. Вместо израильтян в Самарию переселили пленных вавилонян и сирийцев из Хамата. Покоренный народ действительно отрывался от родной почвы с корнем. Пленники, как те, которых угоняли, так и те, которых пригоняли на их место, оказывались в чуждом окружении, оторванными от своих народов, лишенными организации и возможности сопротивляться победителям. Чтобы уцелеть в новой обстановке, они волей-неволей вынуждены были держаться за своих поработителей-ассирийцев. Так ассирийцы обеспечивали свое господство над завоеванными странами.

Однако политика ╚насаху╩ имела одно важное последствие, которое завоеватели не предвидели. Ассирийцы целое столетие тасовали и перемешивали покоренные народы Передней Азии. Стирая этнические различия, они превратили все население своей империи в безликую массу, стянутую железным обручем ассирийского ига. Сами ассирийцы, никогда не отличавшиеся большой численностью, растворились среди покоренных, которые говорили главным образом, на арамейских диалектах. В итоге произошла арамеизация населения Передней Азии [+2].

Не менее сложная обстановка царила в соседней Вавилонии. В стране было неспокойно. Знать Вавилона, Барсиппы, Сиппара, Ниппура, Урука, Ура и других городов утопала в роскоши, а трудовой народ стонал под гнетом нищеты. В руках аристократии находились громадные земельные владения и богатства храмов вавилонских городов. Многие аристократы были собственниками латифундий, возникших за счет разорения мелких и средних землевладельцев. Аристократия освободила себя от всех обязанностей и повинностей в отношении государства, но зато присвоила все права и привилегии гражданства.

Аристократия захватила экономическое и политическое господство в обществе. Она разорила и довела до жалкого состояния рядовое гражданство, низвела царей до роли марионеток, лишенных реальной власти. Тем самым аристократия обескровила Вавилонское царство, которое фактически перестало существовать. Страна находилась в состоянии политической раздробленности и хаоса. Между вавилонскими городами происходили непрерывные столкновения. Отдельные клики аристократов постоянно враждовали друг с другом. Вавилония была беззащитна перед своими хищными соседями Ассирией и Эламом и халдейскими племенами.

Халдеи, народ семитского происхождения, вышедший из Аравии, в XI в. до н.э. завладели значительной частью Вавилонии, основав на ее территории множество племенных княжеств. Наиболее крупными из них были Бит-Якин (Страна Моря), Бит-Даккури, Бит-Амуккани, Гамбулу, Пукуду. Вавилонские города оказались в халдейском окружении. Халдейские поселенцы проникли и на их территорию. Вавилонская аристократия использовала военную силу халдеев и тем самым вопреки своему желанию поощряла их к дальнейшим захватам. С течением времени халдеи сильно вавилонизировались. Их князья неоднократно завладевали Вавилоном и присваивали себе титул вавилонских царей. Вавилонская аристократия избавлялась от них тем, что натравливала одного князя на другого или обращалась за помощью к Ассирии и Эламу.

Рис. 1. Ассирийцы штурмуют город в Вавилонии

Как раз во время царствования Тиглатпаласара III в Ассирии вавилоняне обратились к нему за помощью против халдеев, захвативших их города. Тиглатпаласар III в 729 г. освободил Вавилон и под именем Пулу сам занял его царский престол. Вавилон на правах личной унии вошел в состав Ассирийской империи.

Это событие оказалось роковым для обоих государств. У ассирийцев Вавилония, в отличие от прочих завоеванных стран, не считалась чужеземной. Вавилоняне и ассирийцы были народами-братьями, неразрывно связанными общностью происхождения, исторических судеб, религии, культуры и обычаев. Они говорили на близких друг другу диалектах одного аккадского языка, писали одной и той же клинописью. Для ассирийцев Вавилон был священным городом и пользовался у них очень высоким престижем. Вавилонская аристократия стала опорой и союзницей более слабой ассирийской аристократии в ее борьбе за сохранение своих привилегий против деспотических устремлений ассирийских царей. Эти привилегии заключались в освобождении от государственных повинностей, в том числе от военной службы и налогов, и в праве самоуправления; ими пользовались старые города Вавилонии и Ассирии.

Рис. 2. Вавилонский царь Мардук-аплу-иддин II вручает грамоту вавилонскому землевладельцу-аристократу
(рельеф на межевом камне ╚кудурру╩)

В Ассирии возникли две соперничавшие партии. Это были стихийно сложившиеся группировки, весьма неопределенные и текучие по своему составу, объединявшиеся общностью интересов. В науке эти партии получили условное название ассирийской и вавилонской. Ассирийская партия объединяла демократические слои общества. Ее опорой служила армия. Она стояла за завоевательную политику и поддерживала царскую власть в ее стремлении к деспотической диктатуре. Вавилонская партия представляла собой политическую группировку ассирийской аристократии, опиравшейся на Вавилон. Она ничего не имела против политики завоеваний и грабежа покоренных народов, но не желала для этой цели поступаться своими привилегиями. По этой же причине она боролась против установления царской деспотической диктатуры.

Открытое столкновение между обеими партиями началось при ассирийском царе Салманасаре V (727 ≈ 722 гг.), сыне Тиглатпаласара III. Салманасар V, носивший в качестве вавилонского царя имя Улулай, посягнул на привилегии аристократии и за это поплатился жизнью: он был убит заговорщиками. Ассирийский престол занял Саргон II (722 ≈705 гг.). Вавилон тотчас же отделился от Ассирии, вступив в союз с халдеями и Эламом. На вавилонский престол вступил Мардук-аплу-иддин II (722 ≈ 710 и 703 ≈ 702 гг.), халдейский князь Бит-Якина. Саргон II только в 710 г. изгнал его из Вавилона, сумев привлечь на свою сторону симпатии аристократии восстановлением и расширением ее привилегий.

Ассирийский царь Синаххериб (705≈680 гг.), сын Саргона II, сделал новую попытку установить военно-деспотическую диктатуру, и борьба между ассирийской и вавилонской партиями при нем достигла наивысшего напряжения. Главным противником ассирийского царя опять стал Вавилон. B 703 г. он снова восстал и призвал Мардук-аплу-иддина II на свой престол. В течение 14 лет Синаххериб с переменным успехом вел тяжелую войну с Вавилоном и поддерживавшими его халдеями и Эламом. Наконец, в декабре 689 г. ассирийские войска штурмом взяли мятежный город.

Рис. 3. Ассирийцы грабят и разрушают завоеванный город

Ослепленный гневом Синаххериб отдал приказ об уничтожении Вавилона и вавилонян. Город был сожжен и разрушен. Русло Евфрата завалили обломками строений, и воды реки хлынули по городским руинам. Место, на котором стоял Вавилон, было проклято на 70 лет. Множество вавилонян, в первую очередь аристократов, перебили, часть разбежалась по соседним странам, остальных угнали в плен и продали в рабство. Истукан Бэла-Мардука, главного бога Вавилона, увезли в качестве трофея в город Ашшур, древнюю метрополию Ассирии. Вавилон перестал существовать.

Эта-то весть и поразила громом весь ближневосточный мир, над которым был занесен ассирийский молот и который с надеждой следил за борьбой Вавилона с Синаххерибом. После гибели Вавилона мрак ассирийского господства стал еще более непроглядным и нетерпимым. Синаххериб, казалось, достиг своей цели. У ног ассирийского царя лежали растоптанные его полчищами страны и народы. Никто не смел перечить царской воле. Но внезапно он обнаружил, что находится в пустоте, в атмосфере яростной ненависти, и понял, что ему не на кого опереться, что его диктатура никому не нужна и ни у кого не встречает поддержки.

В установлении деспотической диктатуры ассирийских царей объективно были заинтересованы две социальные силы ≈ демократические слои ассирийского гражданства и имущие классы ассирийских провинций. И те и другие видели в сильной царской власти средство установить нужный им классовый ╚мир╩ и ╚порядок╩, покончить с анархией и хаосом, обезопасить рубежи цивилизованного мира от нападений варваров. Триумфальный марш ассирийских полчищ имел место только в странах древней цивилизации, раздираемых острыми социальными противоречиями. Среди господствующих классов здесь всегда находились определенные круги, готовые сотрудничать с завоевателями. Но возможность такого сотрудничества целиком и полностью зависела от силы ассирийской демократии, от состава и морального состояния ассирийской армии.

Сравнительная малочисленность ассирийского народа вынудила прибегнуть к вербовке в армию иноземцев. Солдаты, насильно набранные из жителей провинций, рабов и пленных, еще вчера сражавшихся против Ассирии, стремились только к одному ≈ грабежу и наживе. Только с этой точки зрения могли интересовать такую ассирийскую армию судьбы Ассирии, ее политические и социальные проблемы. В итоге армия превращалась в разношерстный сброд, постепенно терявший всякую связь с ассирийским народом. Ассирийская демократия разлагалась и вырождалась в клику военщины, что, в свою очередь, лишало диктатуру ассирийских царей возможности опереться на имущие слои населения провинций.

Правда, ассирийцы установили внутренний ╚мир╩, свирепо расправляясь с малейшими попытками сопротивления и недовольства, но их владычество не принесло населению провинций тех выгод, которые могли бы примирить его с потерей независимости. Семь столетий спустя римский император Тиберий писал наместникам провинций, настаивавшим на увеличении налогов, что хороший пастух стрижет овец, но не сдирает с них шкуры [+3]. Так вот, ассирийцы не были хорошими пастухами: они не стригли покоренные народы, а буквально сдирали с них шкуру. Вот как, например, выглядело в описании самого Синаххериба проведенное им в 701 г. ╚умиротворение╩ палестинского города Экрона.

В Экроне народ сверг проассирийскую камарилью во главе с царем Пади и выдал последнего в цепях иудейскому царю Хизкии, возглавившему антиассирийское восстание в Палестине. В битве при Альтаку Синаххериб разгромил повстанцев и пришедшие им на помощь нубийско-египетские войска. Вслед за тем ассирийцы без боя вступили в Экрон. Далее Синаххериб рассказывает: ╚Я прибыл в Экрон и перебил наместников и правителей, свершивших грех, а их трупы повесил на столбах вокруг города. Граждан города, содеявших преступление и грех, я включил в добычу, а их остаток, не несший на себе греха и преступления, не имевший вины, приказал помиловать. Их царя Пади я вызволил из Иерусалима, посадил на трон владычества над ними и наложил на него дань моего владычества╩. На этом ассирийские ╚благодеяния╩ для Экрона не кончились. Синаххериб пожаловал верным экронцам часть разграбленной дотла его ордами иудейской территории, население которой было поголовно угнано в плен, и за это наложил на Экрон дополнительную дань [+4].

Таким образом, за свою верность Ассирии экронцы не только были ограблены, лишены значительной части эксплуатировавшегося ими населения, но еще и обложены гораздо большей чем до ╚умиротворения╩ данью. Едва ли они были в восторге от такого ассирийского ╚мира╩. Но другого Синаххериб и не мог им дать. Располагая морально разложившейся армией, которую надо было содержать и которая жила за счет войны, нечего было и думать всерьез о проведении политики, способной заинтересовать имущие верхи покоренных стран.

Синаххериб понял, что ассирийской демократии больше не существует, что окружавшей царя военщине мало дела до его политических устремлений и что рассчитывать на нее как на опору нельзя. Ждать поддержки от провинций, особенно после свирепой расправы над Вавилоном, было бесполезно. Что же касается ассирийской аристократии, то она всегда относилась враждебно к деспотической политике Синаххериба и в гибели Вавилона лишь усмотрела подтверждение своих наихудших опасений. Синаххериб уничтожил Вавилон, но гибель Вавилона сломила его самого. В последние годы своей жизни он резко меняет политику и ищет выход из создавшегося положения.

Напряженная внутренняя обстановка в Ассирии нашла свое выражение в борьбе за престолонаследие в самой царской семье. После долгих колебаний Синаххериб был вынужден пойти на уступки вавилонской партии. В 682 или 681 г. он назначил наследником престола Асархаддона, одного из своих младших сыновей. Немалую роль при этом сыграла царица Закуту, любимая жена Синаххериба, мать Асархаддона [*2].

Назначение Асархаддона наследником престола сопровождалось очень важной принципиальной уступкой Синаххериба вавилонской партии. Асархаддон в своей надписи излагает это событие так: ╚Хотя я был моложе моих старших братьев, по велению богов Ашшура, Сина, Шамаша, Бэла и Набу, богини Ишатар Арбельской, отец, мой родитель, в собрании моих братьев воистину возвысил мою голову, сказав: ╚Вот мой наследник!╩ Он вопросил осмотром жертвы богов Шамаша и Адада, и те ответили ему твердым ╚да╩, сказав: ╚Он ≈ твой преемник!╩ Он почтил их веское изречение и собрал вместе народ страны Ашшур от мала до велика, моих братьев, семя дома моего отца и велел им принести перед Ашшуром, Сипом, Шамашем, Набу, Мардуком, богами страны Ашшур, богами, обитающими на небесах и земле, торжественную клятву охранять мое престолонаследие╩ [+5].

Синаххериб, таким образом, нарушил принцип наследственности царской власти. Более того, его решение было санкционировано народным собранием. Это означало полный отказ Синаххериба от попытки установления неограниченной царской власти. Такой ценой он хотел купить поддержку вавилонской партии. Однако шаг этот оказался для него роковым. Старшие сыновья Синаххериба Адармелик (Адрамелех) и Шарру-уцур (Шарецер), естественно, были крайне возмущены тем, что их лишили права на престол. Они пытались вынудить отца изменить свое решение. Синаххериб, хотя и не без колебаний, не сделал этого. Тогда 10 января 680 г. Адармелик и Шарру-уцур, воспользовавшись отсутствием Асархаддона, убили Синаххериба во время посещения им храма бога Нинурты в городе Кальху [+6].

Убийство царя вызвало в Ассирии растерянность и переполох. Однако сыновья-убийцы не сумели захватить власть. В Ниневии, столице Ассирии, их никто не поддержал. А Асархаддон, не теряя времени, немедленно двинулся в поход с имевшимися в его распоряжении войсками. Его братья бежали из Ниневии. Они пытались привлечь на свою сторону войска, стоявшие на северо-западной границе империи, но те при приближении Асархаддона без сопротивления перешли на его сторону. Братья спаслись бегством в страну Урарту.

В конце февраля 680 г. Асархаддон вернулся в Ниневию и занял царский трон. Его успеху сильно содействовала ассирийская аристократия. Она всеми доступными ей средствами вела агитацию среди населения в его пользу. Еще при жизни Синаххериба вавилонская партия связывала с Асархаддоном надежды на восстановление Вавилона. В этой связи весьма любопытен следующий эпизод. Будучи еще царевичем, Асархаддон и его мать Закуту обратились к прорицателю Бэл-ушезибу. Тот предсказал, что Асархаддон будет царствовать в Вавилоне и построит главный вавилонский храм Эсагилу. Но вместе с тем он имел неосторожность посулить благополучный конец жизни Синаххерибу. Когда Синаххериб был убит, Асархаддон выгнал Бэл-ушезиба, как лгуна и невежду [+7].

Став царем, Асархаддон, действительно, тотчас же приступил к восстановлению Вавилона. Столь крутой поворот в политике необходимо было оправдать в глазах ассирийского общественного мнения, причем так, чтобы не очернить память Синаххериба и не восстановить против себя ассирийскую партию. Задача была не из легких. Ведь со дня гибели Вавилона прошло всего девять лет. Но Асархаддон и его советники умело вышли из затруднительного положения.

В ход была пущена новая официальная версия о причинах гибели Вавилона. Виновниками ее объявлялись сами вавилоняне, среди которых царили лживость, притеснение слабых сильными, взяточничество, воровство, непочтительность сыновей к отцам, неповиновение рабов господам и прочие смертные грехи. За помощь против Ассирии вавилоняне осмелились отдать эламитам сокровища храма Эсагилы. Тогда разгневанный Мардук, главный бог Вавилона, обрушил на грешный город реку Арахту и расправился с вавилонянами: ни слова об участии в разрушении Вавилона Синаххериба и ассирийских войск, словно их при этом и не было! Но вот воцарился Асархаддон. Боги во главе с Мардуком сменили гнев на милость и целым рядом предзнаменований дали понять, что желают восстановления Вавилона и его храма Эсагилы. Вавилон был прощен, а не реабилитирован. Видимо, царю пришлось привлечь все божественные силы, подкрепив их мощью своих земных сторонников, чтобы повлиять на общественное мнение и сломить сопротивление ассирийской партии восстановлению проклятого Вавилона.[+8]

Но оставалось еще одно немаловажное препятствие: ведь место, на котором стоял Вавилон, было предано страшному проклятию на 70 лет! И тут прибегли к весьма хитроумному трюку.

Цифра 70 в клинописи выглядит так, что если знаки поменять местами, то получится ≈ цифра 11. Вот эту-то цифровую комбинацию и приписали богу Мардуку, объявив, что он-де смилостивился над Вавилоном и таким способом сократил срок тяготевшего над ним проклятия до 11 лет. По этому случаю официальное восстановление Вавилона было провозглашено Асархаддоном в 678 г., хотя строительные работы начались еще в 680 г. [+9]

На восстановление Вавилона направили самых лучших царских мастеров. В качестве рабочей силы согнали жителей Вавилонии и пленных со всех концов империи. Они отвели воды Евфрата в прежнее русло, вырубили деревья, кусты и тростник, выросшие на месте города. Асархаддон лично принял участие в закладке Вавилона и его храма Эсагилы. В первую очередь началось строительство городских стен и храма Эсагилы. Вавилон восстанавливался по древнему плану. Асархаддон не жалел для него ни кедровых бревен, ни золота, ни серебра, ни бронзы. Лучшие ваятели и ювелиры изготовляли истуканы и утварь для Эсагилы. Восстановительные работы продолжались свыше 20 лет.

Но речь шла не просто о восстановлении города. Асархаддон восстанавливал не ассирийский, а вавилонский Вавилон, т.е. восстанавливал вавилонское гражданство. Он собрал уцелевших от резни и освободил проданных в рабство вавилонян, вернул их бывшее имущество, разрешил им селиться в Вавилоне, строить дома, рыть каналы, сажать деревья. Вавилоняне получили от Асархаддона грамоту о прощении и о восстановлении всех их прежних прав и привилегий [+10].

Возрождение вавилонского гражданства сопровождалось восстановлением его земельной собственности. А эта задача была одной из самых сложных. В 689 г. земли вавилонян конфисковали и передали соседям ≈ халдеям княжества Бит-Даккури. В 678 г., когда состоялось официальное восстановление Вавилона, Асархаддон вернул вавилонянам их прежние земли. В ответ халдеи княжества Бит-Даккури подняли восстание, которое было беспощадно подавлено. Даккурийский князь Шамаш-ибни, взятый в плен, кончил жизнь на плахе [+11].

Но отнять вавилонские земли от халдеев было только частью проблемы, и притом самой простой. Гораздо труднее обстояло дело с разделом земель между вавилонянами. В 689 г. множество вавилонян, преимущественно землевладельцев, было казнено, так что их бывшие земли стали выморочными. Среди уцелевших и вернувшихся очень многие не имели документов, подтверждавших их право на прежние земли. В связи с этим о полной реставрации земельных отношений, существовавших до 689 г., не могло быть и речи. Асархаддон и его чиновники охотно возвращали имения тем собственникам, которые могли доказать свои права. Таким способом был восстановлен ряд латифундий, принадлежавших уцелевшим аристократам. Остальные же земли пришлось заново поделить на наделы. При этом часть земли осталась в руках халдеев, поскольку численность вавилонян сильно сократилась. Эти халдеи получили права гражданства и были включены в состав вавилонян. Земельный вопрос обсуждался и решался в 678 г. народным собранием вавилонян. Однако окончательное урегулирование его затянулось на много лет и сопровождалось бесконечными тяжбами.

В качестве примера может служить история восстановления латифундии Адад-ибни. Отец последнего, Мушезиб-Мардук, владел имениями Бит-Хара▓ху и Бит-Нуреа. В 689 г. они достались халдеям-даккурийцам. Но Мушезиб-Мардук уцелел и в 678 г. заявил свои права на имения, хотя не мог представить соответствующие документы. Асархаддон обещал лично расследовать его претензии и удовлетворить их, если они будут обоснованными.

Расследование затянулось на целых 19 лет. За это время умерли и Мушезиб-Мардук и царь Асархаддон. И только в 659 г. Адад-ибни, сын Мушезиб-Мардука, получил наконец отцовские имения от царя Шамаш-шум-укина. Дело при этом было решено следующим образом. Спорные имения находились на землях княжества Бит-Даккури. Поскольку Адад-ибни, как и его отец, никакими документами на них не располагал, царь Шамаш-шум-укин потребовал от халдеев доказательств на право владения землей. Халдеи не смогли их представить, и даккурийскии князь Набу-ушаллим вынужден был признать, что спорные имения до 689 г. принадлежали вавилонянам. После этого их передали Адад-ибни [+12].

Эта история показывает, как внимательно относились к претензиям вавилонских аристократов Асархаддон и его сын Шамаш-шум-укин. И все же полностью реставрировать старый аристократический Вавилон они не смогли. В 689 г. он погиб навсегда. Восстановленный в 678 г. Вавилон был Новым Вавилоном, потому что рождалось новое вавилонское общество. В Вавилонии начинался аграрный переворот. Возрождались мелкое землевладение и полнокровное вавилонское гражданство, пришедшие в полный упадок перед 689 г. [+13]

А теперь прервем на время рассказ о рождении Нового Вавилона и зададим себе вопрос: зачем Асархаддону и поддерживавшей его ассирийской аристократии понадобилось восстанавливать Вавилон и вавилонское гражданство, враждебное Ассирии? Ведь конечным результатом этой политики явилась гибель Ассирии при самом активном участии возрожденного Вавилона. Неужели Асархаддон и его окружение были настолько недальновидными, что собственными руками создали могильщиков своей родины?

Ответ на эти вопросы дает анализ состояния ассирийского общества в VII в. до н.э. Выше уже говорилось о реформах Тиглатпаласара III и об их непосредственных результатах. Ассирийский народ погиб. Он растворился в массе арамееязычного населения империи, которое не было заинтересовано в сохранении Ассирийской державы. Это население, хотя и звалось ассирийским, ненавидело Ассирию, но не имело сил и возможности сопротивляться ее гнету. От народа страны Ашшур осталась кучка аристократов старых ассирийских городов Ашшура, Ниневии, Кальху, Арбелы, Харрана, а вокруг нее ≈ море раскаленной добела ненависти. Эта кучка, жившая за счет пота и крови населения империи, не имела никакой другой опоры, кроме ассирийской армии, которая по своему составу все более и более переставала быть ассирийской. Вот во что превратилась Ассирия в VII в. до н.э.

Наиболее проницательные представители ассирийской правящей верхушки понимали, что так долго продолжаться не может. И вот их взоры обратились на вавилонян. В этом братском народе они видели единственное спасение. Ассирия сможет избегнуть катастрофы только в том случае, если она объединится с Вавилонией. Дуальная ассиро-вавилонская держава ≈ вот к чему пришла правящая верхушка Ассирии в поисках спасения от надвигавшегося краха. Этим и объясняется восстановление Вавилона Асархаддоном.

Однако такая политика в самой Ассирии имела противника в лице ассирийской партии, т.е. военщины, ≈ наиболее кровожадной и близорукой части правящей элиты. Военщина стремилась играть первую роль в государстве и потому весьма настороженно относилась к идее ассиро-вавилонского дуализма, справедливо усматривая в вавилонском гражданстве своего основного соперника. Вавилонский вопрос продолжал оставаться главным содержанием внутриполитической борьбы в Ассирии. И Асархаддон не посмел сделать решительный шаг в восстановлении вавилонского Вавилона. Он не вернул Вавилону автономии. Истукан бога Бэла-Мардука, символ государственного существования Вавилона, все еще оставался в ассирийском плену, в городе Ашшуре, куда его увез в качестве трофея Синаххериб. Вавилон не имел своего царя и продолжал оставаться ассирийской провинцией, хотя и привилегированной. И пока такое положение сохранялось, ни о каком ассиро-вавилонском дуализме не могло быть и речи.

Здесь уместно пояснить некоторые особенности политического строя Вавилона, оформившиеся постепенно в XII ≈VIII вв. до н.э. Вавилон не только не был восточной деспотией, но даже не был в полном смысле слова и монархией. Скорее он был аристократической республикой, с ежегодно переизбираемым царем-магистратом. Перевыборы царя происходили во время праздника Нового года в нисану, первом месяце вавилонского лунного календаря, который совпадал с мартом ≈ апрелем нашего солнечного календаря. В Новый год из Барсиппы в Вавилон в священной барке по каналу Нар-Барсиппа доставляли истукан бога Набу, главного бога Барсиппы. У вавилонских городских ворот бога Ураша истукан выгружали на сушу и в торжественной процессии через эти ворота по улице бога Набу переносили в храм Эсагилу, жилище бога Бэла, сыном которого считался бог Набу. Царь являлся в Эсагилу, слагал с себя царские инсигнии и, выполнив ряд церемоний, ╚брал руку бога Бэла╩ в присутствии бога Набу. После этого он считался избранным снова и получал назад знаки царского достоинства.

Этот ритуал повторялся ежегодно, но обязательно при наличии истукана бога Бэла, истукана бога Набу и при участии царя. Без этих трех персонажей праздник Нового года не мог состояться. После смерти царя его преемник занимал престол до ближайшего Нового года, когда производилась описанная выше церемония. Царь одновременно был и эпонимом: счет лет вавилоняне вели по годам его царствования, причем ╚1-й год такого-то, царя Вавилона╩, начинался только после следующего за его воцарением Нового года. Предшествующий год, год смерти (или окончания царствования) предыдущего царя и вступления на престол нового царя, назывался соответственно ╚таким-то годом такого-то, царя Вавилона╩, и ╚годом начала царствования такого-то, царя Вавилона╩. Этот порядок соблюдался в Вавилоне неукоснительно. Поэтому до тех пор, пока истукана бога Бэла не было в Эсагиле, в Вавилоне не праздновался Новый год и не могло быть царя ≈ Вавилона как государства вообще не существовало.

Допустив восстановление Вавилона, ассирийская партия не собиралась, однако, допускать восстановления вавилонской государственности. А Асархаддон и его окружение стремились именно к этому. В своих официальных надписях Асархаддон постоянно именует себя ╚шакканакку (регентом. ≈ В. Б.) Вавилона, царем Шумера и Аккада╩, но никогда ╚царем Вавилона╩, потому что он им не был. Однако Асархаддон исподволь готовил возвращение бога Бэла в Эсагилу и свое воцарение на вавилонском престоле.

При нем даже была заготовлена надпись с подробным описанием как свершившегося факта торжественной перевозки бога Бэла из Ашшура в Вавилон. При постройке храмов в Вавилоне и других городах употреблялся кирпич с клеймом, в котором Асархаддону наряду с прочими титулами приписывался сан ╚царя Вавилона╩. Таким образом, этот царь собирался посредством личной унии объединить Ассирию и Вавилон в одно целое.

Планам Асархаддона, однако, не суждено было сбыться. Их осуществлению помешала ассирийская партия. Поводом для открытой схватки и на этот раз послужил вопрос о наследнике престола. Ассирийская партия решительно противилась кандидатуре Шамаш-шум-укина, старшего сына Асархаддона. Ее кандидатом был Ашшурбанипал, второй сын царя. Асархаддон готовил его к жреческой карьере. Образованием и воспитанием Ашшурбани-пала занимался видный ученый и астролог Набу-аххе-риб. Добиваясь назначения Ашшурбанипала наследником престола, ассирийская партия умело использовала оружие своих противников, а именно: прецедент с назначением Асархаддона наследником престола и влияние царицы-матери Закуту, любимым внуком которой был Ашшурбанипал.

Воспользовавшись провалом похода на Египет, предпринятого в 673 г. Асархаддоном, ассирийская партия заставила царя в мае 672 г. объявить наследником престола Ашшурбанипала. Народное собрание санкционировало этот акт. Вслед за тем началось приведение населения к присяге Ашшурбанипалу. В Ассирии оно прошло спокойно, но в Вавилонии встретило сопротивление.

Асархаддон направил в Вавилонию высокопоставленных сановников, повелев им созвать народное собрание страны Аккад. Только таким путем удалось заставить вавилонян присягнуть Ашшурбанипалу [+14].  Больше всех негодовала вавилонская аристократия, которая к этому времени, пользуясь покровительством Асархаддона, значительно окрепла. В назначении Ашшурбанипала она видела угрозу планам ассиро-вавилонского дуализма, сулившим ей руководящую роль в империи. Дело дошло до открытых эксцессов. В день принесения присяги Ашшурбанипалу группа вавилонских магнатов в Лаббанате, пригороде Вавилона, пыталась поднять мятеж и провозгласить царем Бэл-эрибу, потомка III Касситской династии, царствовавшей в Вавилонии в XVI ≈ XII вв. до н.э. Однако эта попытка была быстро ликвидирована и не имела последствий [+15].

В качестве наследника престола Ашшурбанипал занял очень высокое положение, став своего рода соправителем отца. Это вызывало раздражение не только вавилонской партии, но и ряда членов царской семьи. Царевна Шеруа-этерат, старшая дочь царя Асархаддона, никак не могла примириться с тем, что теперь на роль ╚первой леди╩ претендовала Ашшур-шаррат, жена царевича Ашшурбанипала. Между ними разгорелась такая страстная перепалка, что потребовалось вмешательство всего царского двора [+16]. Но дамская склока смогла разрастись до подобных размеров только потому, что за нею стояла непрекращающаяся борьба ассирийской и вавилонской партий.

В 671 г. Асархаддон наконец завоевал Египет. Этот крупный военный успех и огромная добыча подняли его пошатнувшийся было престиж и заставили присмиреть ассирийскую партию. В мае 670 г. Асархаддон назначил Шамаш-шум-укина наследником вавилонского престола, равным по рангу с Ашшурбанипалом, наследником ассирийского престола.

Трудно сказать, чем был вызван этот шаг Асархаддона. Возможно, он хотел дать удовлетворение своему любимцу Шамаш-шум-укину и вавилонянам. Придворные льстецы расхваливали поступок царя как верх политической мудрости, но более дальновидные люди думали иначе. Адад-шум-уцур, жрец, астролог и врач, очень близко стоявший к царю, не побоялся написать Асархаддону: ╚Ты облек одного своего сына царскими одеждами и передал ему царскую власть страны Ашшур. Своего старшего сына ты назначил на царствование в Вавилоне... То, что царь, мой господин, сделал с юными царями, нехорошо для страны Ашшур╩ [+17].

Адад-шум-уцур сказал горькую правду: своими действиями Асархаддон отбросил идею дуализма и подменил ее идеей равноправного союза между Ассирией и Вавилоном, не имевшей никаких шансов на успех, он уничтожил единственную надежду на спасение Ассирии. Вот что значили слова Адад-шум-уцура. Асархаддон в припадке гнева наложил на него опалу и сослал в вавилонский город Агаде. Но от этого престиж астролога только возрос. Когда при дворе поползли слухи, что он якобы узрел на небе неблагоприятные для Шамаш-шум-укина предзнаменования, не на шутку встревоженный Асархаддон отправил к нему специального гонца. Опальный звездочет успокоил царя, заявив под присягой, что никаких знаков на небе он не видел и что тревожный слух исходит не от него [+18].

Ассирийская партия исключительно враждебно восприняла назначение Шамаш-шум-укина наследником вавилонского престола. В городе Харране местный градоначальник Саси организовал заговор, ставивший целью низложение Асархаддона и всего его дома. Саси намеревался сам занять царский трон. Заговор был раскрыт, мятежные магнаты казнены [+19].

В 669 г. восстал недавно покоренный Египет. Асархаддон отправился в поход, но в пути заболел и 1 ноября 669 г. скончался. Ашшурбанипал, вступив на престол, тотчас же столкнулся с трудностями. Ему предстояло выполнить завещание отца ≈ восстановить Вавилонское царство и возвести на его престол Шамаш-шум-укина. [*3] Но против этого выступала ассирийская партия, поддержке которой Ашшурбанипал был обязан престолом. Ашшурбанипал находился в нерешительности. Зато непоколебимой была его бабка царица Закуту. Она решительно взялась за приведение населения к присяге молодому царю. Присяга обязывала ассирийцев всеми силами бороться с врагами Ашшурбанипала, шпионить за ними и доносить о них [+20].

Особое внимание было обращено на приведение к присяге Шамаш-шум-укина, которому предлагали стать не царем Вавилона, а подданным ассирийского царя. В Вавилонии прокатилась волна открытого возмущения, но ассирийцы действовали энергично и беспощадно. Вавилонян силой заставили присягнуть царю Ассирии [+21]. И все же Ашшурбанипалу пришлось отступить перед оппозицией.

Всю зиму и весну 668 г. Ашшурбанипал колебался. Он запрашивал оракул бога Шамаша, ╚должен ли Шамаш-шум-укин взять руку великого господина бога Мардука в городе╩, следует ли вернуть бога Мардука из Ашшура в Вавилон. В обоих случаях оракул дал утвердительный ответ [+22]. Тогда в айяру (мае ≈ июне) 668 г. Ашшурбанипал решился наконец выполнить отцовскую волю.

Возвращение истукана бога Бэла было осуществлено в строгом соответствии с церемониалом, тщательно разработанным еще при Асархаддоне. Из Ашшура процессия на судах двинулась вниз по Тигру, а затем по каналу Нар-шарри (╚Царская река╩) и Евфрату добралась до Вавилона. По всему пути следования приносили в жертву агнцев и быков, курили фимиам. Процессию сопровождали отборные ассирийские отряды. День и ночь играла музыка. Жители близлежащих городов и селений выходили навстречу процессии с истуканами своих божеств, чтобы приветствовать бога Бэла. Для этой же цели в Вавилон были специально доставлены истуканы богов Нергала из Куты, Набу из Барсиппы и Шамаша из Сиппара. Бог Бэл торжественно вступил в Эсагилу.

Вместе с богом Бэлом в Вавилон прибыл Шамаш-шум-укин, сопровождавший процессию. 13 мая (или 12 июня) 668 г. была проведена церемония царских выборов, и Шамаш-шум-укин стал царем Вавилона. Вавилон снова обрел государственность [+23].

Непрерывная цепь празднеств, церемоний и жертвоприношений не смогла обмануть вавилонян относительно существа дела. Они не преминули отметить, что Ашшурбанипал на полгода затянул возвращение бога Бэла и воцарение Шамаш-шум-укина на вавилонском престоле и при этом допустил грубейшее нарушение традиции. Вопреки этой традиции праздник Нового года и выборы царя в Вавилоне были проведены не в первом (нисану), а во втором (айяру) месяце года, потому что Ашшурбанипал хотел сам провести коронацию Шамаш-шум-укина и, пропустив нисану-месяц, не мог оттянуть ее до следующего Нового года. Вавилоняне смолчали, но поступили по-своему: назвав 668/67 г. ╚годом начала царствования Шамаш-шум-укина, царя Вавилона╩, они явочным порядком не признали его коронацию законной ≈ только с нисану следующего 667/66 года начался ╚1-й год Шамаш-шум-укина, царя Вавилона╩.

Тем не менее Ашшурбанипалу пришлось весьма дорого заплатить даже за это молчание. Он сообщает в своих анналах: ╚Я назначил Шамаш-шум-укина на царствование в Вавилоне, изготовил и дал ему все положенное для украшения царского сана, собрал и вручил ему солдат, коней, колесницы, умножил города, поля, сады, людей, обитавших в них, и более, чем повелел отец, мой родитель, дал ему╩ [+24].

Иначе говоря, за право считаться верховным повелителем Вавилона Ашшурбанипал дал Шамаш-шум-укину войско, а также города Ниппур и Урук с их округами, т.е. всю Среднюю Вавилонию, что не было предусмотрено завещанием Асархаддона.

Вавилоняне, со своей стороны, умело использовали обстановку. Они добились того, что их привилегии были утверждены Ашшурбанипалом, а не Шамаш-шум-укином. Кроме того, по их просьбе Ашшурбанипал и Шамаш-шум-укин узаконили браки между вавилонянами и иноземными женщинами ≈ эламитянками, та-балитянками и ахламитянками. Вавилоняне женились на этих женщинах во время пребывания в эмиграции с 689 по 678 г. и теперь добились того, что рожденные ими дети были признаны полноправными вавилонскими гражданами [+25].

Между Ашшурбанипалом и Шамаш-шум-укином внешне установились самые теплые отношения. Они именовали друг друга ╚родными братьями╩. Ашшурбанипал даже отказался в пользу Шамаш-шум-укина от титула ╚царь Шумера и Аккада╩, который носил Асархаддон. Но вместе с тем он не упускал случая подчеркнуть свою верховную власть над Вавилоном, чем всякий раз оскорблял и Шамаш-шум-укина и вавилонян.

Так, Ашшурбанипал регулярно приносил жертвы вавилонским богам, хотя согласно традиции это право принадлежало только царю Вавилона. Строительные работы в вавилонских храмах велись от имени Ашшурбанипала, а не Шамаш-шум-укина. В Эсагиле работами руководил ассирийский зодчий Арди-аххешу. Он вежливо выслушивал распоряжения Шамаш-шум-укина, но делал только то, что приказывал Ашшурбанипал [+26]. От имени Ашшурбанипала и при непосредственном участии ассирийских солдат было завершено строительство стен Вавилона. Не жалея средств на строительные работы и щедрые дары вавилонским храмам, Ашшурбанипал не только подчеркивал свою власть над Вавилонам, но и стремился завоевать симпатии вавилонского гражданства, примирить его с ассирийским господством.

В то же время Ашшурбанипал не доверял ни вавилонянам, ни Шамаш-шум-укину. В Вавилоне сидел ассирийский наместник и стоял ассирийский гарнизон. Через голову Шамаш-шум-укина Ашшурбанипал общался со многими вавилонянами, и те тоже обращались прямо к нему, как своему царю и господину, именуя себя его рабами, как будто Шамаш-шум-укина вообще не существовало. В числе корреспондентов Ашшурбанипала были астрологи и жрецы, врачи и астрономы, должностные и частные лица. Так, ученый Ашариду скопировал для библиотеки Ашшурбанипала табличку древнего вавилонского царя Хаммурапи; ювелир Набу-сагиб изготовил украшения для ассирийской царицы Ашшур-шаррат; архитектор Набу-шум-ишкун писал Ашшурбанипалу о ходе строительных работ; ткач Мардук-шарру-уцур просил Ашшурбанипала помочь вернуть ему дом, одежду, цветную шерсть, квасцы и натрон, а некий вавилонянин Мардук-нацир умолял ассирийского царя освободить его от преследований врагов.

Рис.4. Ашшурбанипал и его жена Ашшур-шаррат отдыхают в садовой беседке.
На дереве висит отрубленная голова эламского царя Теуммана.

Но были корреспонденты и иного рода. Набу-балатсу-икби и Иддина сообщали Ашшурбанипалу о состоянии гарнизона одного из вавилонских городов и об имевших здесь место волнениях. Один шпион постоянно доносил обо всем, что происходило в Уруке, другой о том, что делал вавилонский царь [+27].

Если с действиями Ашшурбанипала вавилоняне как-то мирились, потому что видели от него немало благ, то к присутствию в их стране ассирийцев, которые вели себя как завоеватели, они никак не могли привыкнуть. Убийства отдельных ассирийских чиновников и солдат в Вавилонии не прекращались. Шамаш-шум-укину и ассирийскому наместнику приходилось на это закрывать глаза [+28]. Вавилон не переставал ощущать ассирийское иго, и среди вавилонян нарастало возмущение.

Особенно остро чувствовал свое неравноправие и обиды Шамаш-шум-укин. Он не мог простить Ашшурбанипалу потери ассирийского трона и ущемления своих прав как царя Вавилона. Шамаш-шум-укин, прикрываясь маской лояльности, люто ненавидел младшего брата и жаждал мести. Он не прекращал сношений со своими сторонниками в Ассирии, и шпионы Ашшурбанипала не раз перехватывали его письма. Но Шамаш-шум-укин отлично знал ассирийские порядки и был крайне осторожен [+29].

Между тем ассирийцы в нескольких войнах нанесли тяжелые поражения Эламу и халдеям. Под их ударами пало Гамбулу, одно из самых сильных халдейских княжеств в Вавилонии. Эламский царь Теумман в битве при Туллизе близ Суз в 653 г. был разгромлен и убит. Его отрубленная голова, повешенная на дереве в саду ниневийского дворца, услаждала взоры Ашшурбанипала и его жены Ашшур-шаррат, когда они отдыхали и пили вино в садовой беседке.

Шамаш-шум-укин хорошо понимал, что Вавилон может выстоять в борьбе с Ассирией только при поддержке сильных союзников, в первую очередь Элама и халдеев. Поэтому поражение Элама ≈ единственной державы, способной один на один противостоять Ассирии, ≈ и Гамбулу вывело его из нерешительности. В ночь на 19 июня 653 г. в Вавилоне наблюдалось лунное затмение, которое привело Шамаш-шум-укина в замешательство. Прорицатели предсказали ему несчастье. Потрясенный царь обратился к богине Анунит с молитвой, полной безысходного отчаяния:

╚О, Анунит, предстательствуй за меня пред моим богом, чтобы он отвратил свои судьбы, предназначенные за грехи и позор страны. Да отомстит он и спасет мою землю, владычица вышних, мать милосердая, ибо ты царица бесчисленных звезд, тебе поручаю владыку богов, да поступит он со мной, как должно. Я ≈ Шамаш-шум-укин, великий царь, несчастный, несмотря на то, что Мардук ≈ мой бог и Царпанит ≈ моя госпожа. Зловещим знамением и предзнаменованием беды, павшими на мой дворец и страну, наполняющими меня ужасом, я потрясен, я напуган. Горе мне и моей стране, горе трону, горе короне, горе жрецам, горе жертвам. Дай мне одежду веселия и отними траур. Моему богу и моей богине в искупительную жертву я заколю овна из моих имений. Мать милосердая, предзнаменованиями и сновидениями подвигни владыку богов, чтобы он посетил страну врага моего и поступил с нею по приговору, от которого нельзя уклониться╩ [+30].

Шамаш-шум-укин решил, что его час настал: или теперь, или никогда! Боги дали ему знать, что Ашшурбанипал занес свой меч над ним, и если Элам падет, то уже ничто в мире не помешает этому мечу опуститься. Шамаш-шум-укин отважился на восстание, чтобы спастись от своей судьбы.

В короткий срок вавилонскому царю удалось создать широкую антиассирийскую коалицию. В ее состав вошли Элам, ряд халдейских княжеств в Вавилонии (Страна Моря, Пукуду и др.), а также западно-иранские княжества (в том числе Парсумаш ≈ Персида); на западе к коалиции присоединились арабы. Кроме того, Шамаш-шум-укин, по-видимому, вступил в сношения с Египтом и Лидией, которые как раз в это время сбросили ассирийское иго.

Нельзя сказать, что деятельность Шамаш-шум-укина оставалась для ассирийцев абсолютной тайной. Целый ряд ассирийских агентов своевременно сообщил в Ниневию о подозрительных сношениях вавилонского царя и других участников коалиции. Их донесения найдены в архиве Ашшурбанипала при раскопках Ниневии. Однако этим сигналам не придали должного значения. В итоге ассирийская разведка потерпела неслыханный провал, поставив страну на грань катастрофы. Она проглядела, как против Ассирии вооружились все ее клиенты и соседи.

Весной 652 г. Шамаш-шум-укин снарядил почетное посольство в Ниневию для воздания почестей Ашшурбанипалу. Под этим предлогом он выпроводил из Вавилона главарей проассирийской группировки. Пока вавилонские послы и Ашшурбанипал обменивались любезностями и дарами, Шамаш-шум-укин начал восстание. Ашшурбанипал никак не ожидал подобного оборота событий. У него не было под рукой достаточных сил, чтобы немедленно послать их в Вавилонию.

Не менее неожиданным восстание Шамаш-шум-укина было и для Вавилона. Широкие круги вавилонян ничего не знали о намерениях своего царя. Восстание готовилось в глубокой тайне аристократическим окружением Шамаш-шум-укина. Эти магнаты, отцы которых привели Вавилон к катастрофе в 689 г., не извлекли никаких уроков из истории и ринулись в авантюру, не задумываясь над ее последствиями. Однако основная масса вавилонского гражданства вовсе не жаждала браться за оружие, хотя и не питала никаких симпатий к ассирийцам. И Шамаш-шум-укину предстояло прежде всего убедить вавилонян в необходимости войны с Ассирией.

Все лето и осень 652 г. в Вавилоне кипели страсти. На народных собраниях обсуждался один и тот же вопрос: быть или не быть войне с Ассирией. Вавилоняне колебались. Ашшурбанипал предпринимал отчаянные попытки удержать их от восстания. Один из вавилонских послов, находившихся в Ниневии, Шамаш-балатсу-икби, отправился в июне 652 г. в Вавилон со специальным посланием Ашшурбанипала. Ассирийский царь заклинал вавилонян не слушать лжебрата, как он именовал теперь Шамаш-шум-укина, не позорить свое имя мятежом и не нарушать присяги. Он напоминал им об их привилегиях, утвержденных им, Ашшурбанипалом, и об их братстве с народом Ассирии, а в заключение требовал не причинять вреда ассирийскому гарнизону, стоявшему в Вавилоне. Однако посулы и угрозы Ашшурбанипала не подействовали. У вавилонян накопилось достаточно обид на ассирийцев, и они в конце концов решили поддержать своего царя [+31].

Вместе с Вавилоном восстание подняли Сиппар, Барсиппа и Ниппур. Но многие вавилонские города, в том числе Кута и Урук, отказались поддержать Шамаш-шум-укина и сохранили верность Ассирии.

На стороне последней остались также крупнейшие халдейские княжества Средней Вавилонии ≈ Бит-Амуккани и Бит-Даккури. Из союзников Шамаш-шум-укина на борьбу с ассирийцами немедленно поднялись только арабы, которые напали на ассирийские владения в Сирии и Палестине и сковали находившиеся там войска Ашшурбанипала. Египет и Лидия никакой реальной помощи Шамаш-шум-укину не оказали. А что касается Элама и халдеев, то они выжидали и готовились к борьбе.

Таким образом, одновременного выступления союзников против Ассирии не произошло, и это с самого начала серьезно ослабило восстание. Тем не менее Шамаш-шум-укин действовал быстро и энергично. Не дожидаясь, пока Ашшурбанипал соберет свои силы, он вместе с прибывшими к нему на помощь арабскими отрядами овладел Кутой и очистил от ассирийских гарнизонов всю Северную Вавилонию [+32].

В апреле 651 г. под Вавилоном появилась ассирийская армия. У стен города, в его рвах, разгорелась ожесточенная битва. Победа осталась за ассирийцами, и Шамаш-шум-укин с вавилонянами отступил в город [+33]. Но в это время в войну вступили Элам и халдеи Страны Моря. Получив от Шамаш-шум-укина в качестве платы за помощь сокровища вавилонской Эсагилы, эламский царь Умманигаш II направил свои войска в Вавилонию. Эламиты осадили Урук. Правитель Страны Моря Набу-бэл-шумате напал на Ур. Жители города, не получившие помощи от Ассирии и доведенные осадой до людоедства, сдались ему. С потерей Ура ассирийцы лишились всей Южной Вавилонии. Теперь в их руках оставался только Урук, крупный и хорошо укрепленный город, который мешал объединению сил Шамаш-шум-укина, Набу-бэл-шумате и эламитов. Вокруг него развернулась напряженная борьба. Здесь решался исход кампании 651 г. И ассирийцы выдержали испытание. В битве при Баб-Саме они снова разбили Шамаш-шум-укина и не позволили ему соединиться с эламитами. В феврале 650 г. ассирийцы взяли Ниппур, а затем в сражении при Мангиси (близ Дера) нанесли поражение армии эламского царя Умманигаша П. Еще более крупного успеха достигла ассирийская секретная служба. Она организовала в Эламе государственный переворот. Царь Умманигаш II и его родные были убиты, престол захватил Таммариту. Элам на время был парализован и выведен из войны. Инициатива перешла к ассирийцам. Они добились перелома в ходе войны.

С весны 650 г. началась мучительная агония восстания. Ассирийцы осадили Вавилон, Барсиппу, Сиппар и Куту. Здесь их главные силы были скованы. Отлично укрепленные города храбро защищались. Основные усилия ассирийцев были направлены на то, чтобы халдеи и эламиты не помешали осаде. Отныне исход войны решался боевыми операциями в плавнях Приморья и действиями ассирийской агентуры в Эламе.

На юге борьбу с халдеями вел Бэл-ибни, один из крупнейших политических и военных деятелей Вавилонии того времени. Халдей по происхождению, Бэл-ибни находился на ассирийской службе и отличился при защите Урука. В апреле 650 г. Ашшурбанипал назначил его наместником Страны Моря, поручив ему борьбу с Набу-бэл-шумате. Бэл-ибни успешно справился с этой задачей. Набу-бэл-шумате, потерпев несколько поражений и потеряв остров Дильмун, где хранились его сокровища, вынужден был покинуть Страну Моря и уйти в приморские районы Элама. Отсюда он повел против Бэл-ибни партизанскую войну. Это была борьба на истощение, и Бэл-ибни вел ее, мало считаясь с приказами Ашшурбанипала. Он чувствовал себя в Стране Моря самостоятельным князьком, и ассирийскому владыке приходилось это терпеть. Более того, Ашшурбанипал даже пожаловал Бэл-ибни чин туртана, высшее воинское звание в Ассирии [+34].

Весной 649 г. Элам, оправившись от потрясений, вызванных поражениями Умманигаша II и переворотом, снова вступил в войну. Эламский царь Таммариту вторгся в Среднюю Вавилонию, где ассирийскими войсками командовал вавилонянин Мардук-шарру-уцур. И на этот раз положение спасла ассирийская секретная служба, всемерно способствовавшая новому перевороту в Эламе. Мятеж против Таммариту поднял Индабигаш, который не принадлежал к старому царскому дому, запятнавшему себя в глазах эламитов непрерывными предательствами, военными неудачами и сговором с ассирийцами. Разбитый Индабигашем Таммариту со своими братьями, родственниками и кучкой приближенных бежал морем. Его судно запуталось в лабиринте приморских плавней. Таммариту перебрался в лодку и после долгих скитаний еле живой от голода попал в плен к Бэл-ибни. Тот отправил пленника в Ниневию, где разыгралась сцена, описанная Ашшурбанипалом в следующих словах:

╚Таммариту, его братья, его семья, семя дома его отца, вместе с 85 князьями, своими сторонниками, бежали от Индабигаша. Нагишом на своих утробах они приползли и явились в Ниневию. Таммариту облобызал ноги моей царственности и подмел землю своей бородой. Он занял место у колеса моей колесницы, зачислил себя для исполнения рабской службы мне. По велению бога Ашшура и богини Иштар, он умолял мое величество свершить его суд, оказать ему помощь. Он стоял передо мной и славил доблесть моих могучих богов, которые пришли мне на помощь. Я, Ашшурбанипал, широкое сердце, не помнящий зла, прощающий грехи, оказал милость Таммариту и поместил его самого вместе с семенем дома его отца в моем дворце╩.

Вместе с тем Ашшурбанипал заключил мир с новым эламским царем Индабигашем. Элам вышел из войны, но в то же время Индабигаш решительно пресек попытки ущемить суверенитет своей родины и отказался выдать ассирийцам Набу-бэл-шумате, укрывшегося на эламской территории.

Шамаш-шум-укин и вавилоняне оказались в полной изоляции. На помощь им пришли только арабы. Отряд бедуинов шейха Абиятэ прорвался в Вавилон через кольцо ассирийской блокады и бок о бок с вавилонянами защищал их город до конца.

Ассирийской армией, осадившей Вавилон, Барсиппу, Сиппар и Куту, командовал вавилонянин Мардук-аплу-иддин. Сперва он овладел Кутой, обеспечив свой осадный лагерь от нападений с тыла. Вавилон был сильно укреплен самими ассирийцами, строившими его стены, и теперь ассирийские солдаты беспомощно топтались перед ними целых два с половиной года. Мардук-аплу-иддин лишь все туже и туже стягивал кольцо блокады в надежде, что голод в конце концов заставит вавилонян сдаться [+35].

Запасы провианта в Вавилоне начали истощаться. В деловом документе, составленном в городе в ноябре 650 г., читаем: ╚В эти дни в стране были голод и нужда, и даже мать не открывала двери своей дочери╩. Через год, в декабре 649 г., в документах делались такие пометки: ╚В эти дни город был осажден, и в стране были голод и нужда, народ умирал от недостатка пищи╩. По свидетельству Ашшурбанипала, вавилоняне ╚из-за голода ели мясо своих сыновей и дочерей, жевали кожаные ремни,... умирали от чумы, нужды и голода╩, а арабы, ╚которые вступили в Вавилон, из-за нужды и голода ели мясо друг друга╩.

Как часто бывает в годину бедствий, в Вавилоне нашлись негодяи, которые припрятали продовольствие и спекулировали им, наживаясь на страданиях своих сограждан. У них можно было купить из-под полы за 1 сикль (8,4 г) серебра 3 суту (15 л) ячменя, по цене в 10 раз выше обычной. Они охотно скупали у состоятельных людей земельные участки и рабов. А бедняки, чтобы спастись от голодной смерти, продавали им в рабство своих детей и самих себя [+36].

Этих дельцов исход осады не тревожил. Сам Ашшурбанипал обещал им амнистию и призывал их к предательству. Обращаясь к ним, он писал: ╚А вы почему не убиваете того, кого надо убивать, не хватаете того, кого надо хватать? Те, что пришли (т.е. ассирийские войска), многочисленнее вас. Но не бойтесь. Охраняйте храмы. Он (т.е. Шамаш-шум-укин) полностью заперт в городе, и моя рать окружила его╩ [+37].

Призывы повелителя Ассирии не оставались безответными. В Вавилоне имелось немало шпионов, которые сообщали ассирийцам важные военные сведения, а также то, что происходит в городе. Так, ассирийский офицер Адад-ибни из лагеря под Вавилоном доносил Ашшурбанипалу: ╚Есть вавилонский гражданин. Он пришел ко мне и сказал: ╚Слово в моих устах. Пусть меня отведут во дворец╩. Теперь я только что отослал его к царю, моему господину. Пусть царь, мой господин, спросит, что за слово у него. Я послал его к царю, моему господину, 28-го числа из города Задди╩ [+38].

Вслед за Кутой ассирийцы взяли Сиппар. Летом 648 г. пала Барсиппа; ее граждане, замешанные в организации восстания, сами покончили с собой [+39]. Положение Вавилона к осени 648 г. стало безнадежным. Город уже не имел сил держаться. Ашшурбанипал несколько раз запрашивал оракул бога Шамаша, не бежит ли Шамаш-шум-укин из Вавилона. А Шамаш-шум-укина в это время терзали думы о приближающемся конце. Не желая попасть живым в плен к Ашшурбанипалу, он поджег царский дворец и бросился в огонь. Его примеру последовали царица и близкие друзья.

Заметив в городе пожар, Мардук-аплу-иддин повел ассирийцев на штурм. Озверевшие солдаты ворвались в Вавилон и стали грабить и убивать. Они не щадили даже храмы, несмотря на то что Ашшурбанипал строго запретил их трогать [+40]. Арабский отряд шейха Абиятэ, деливший с вавилонянами все тяготы осады, снова совершил невозможное: изнуренные бедуины прорвали ассирийское кольцо и ушли из Вавилона. После этого Абиятэ изъявил покорность Ашшурбанипалу, который, восхищенный таким мужеством, не только помиловал его, но и назначил царем арабов. Он рассчитывал использовать его на ассирийской службе, но просчитался. Абиятэ спас своих ветеранов и, вернувшись на родину, вскоре возобновил войну против Ассирии.

Над вавилонянами была учинена кровавая расправа. Им вырывали языки, их изрубленные тела пошли на корм собакам, свиньям, воронам, орлам, небесным птицам и рыбам. Это побоище Ашшурбанипал объявил поминками по своему убитому деду Синаххерибу. Часть вавилонян была угнана в плен и поселена в Самарии, где они слились с детьми и внуками пленников, пригнанных сюда же из Вавилонии и Сирии еще в 721 ≈ 710 гг. ассирийским царем Саргоном II. Их потомки ≈ небольшая община самаритян ≈ живут здесь до сих пор.

Однако Ашшурбанипал не разрушил Вавилон. Более того, далеко не все вавилоняне подверглись каре. Террор обрушился в основном только на активных сторонников Шамаш-шум-укина, т.е. на уцелевшую после резни 689 г. аристократию. Ашшурбанипал справедливо считал последнюю виновницей восстания, и она поплатилась за это почти поголовным истреблением. Останки Шамаш-шум-укина и его супруги по приказу Ашшурбанипала были преданы погребению в специально подготовленном склепе.

Вскоре после падения Вавилона Ашшурбанипал возобновил войну с Эламом, в которой отличился туртан Бэл-ибни. Ассирийцы свергли Индабигаша и водворили на эламский престол Таммариту, привезенного из Ниневии. Но когда Таммариту снова затеял интриги, ему пришел конец. Эламиты сами выгнали его, и он опять сдался в плен Ашшурбанипалу. В Эламе началась анархия. Воспользовавшись ею, ассирийцы в 646 г. взяли эламскую столицу Сузы и разграбили ее дотла. В 645 г. война закончилась полным разгромом Элама и пленением царей Умманигаша III, Па▓э и Умманалдаша III, враждовавших между собой и сопротивлявшихся ассирийцам. Набу-бэл-шумате, спасаясь от плена, покончил с собой. Его голову засолили и отправили в Ниневию. В 644 г. ассирийцы подавили восстание арабов.

Таков был конец восстания Шамаш-шум-укина. По случаю победы Ашшурбанипал отпраздновал единственный в своем роде триумф. В колесницу, на которой он направлялся в Эмашмаш, главный храм Ниневии, вместо лошадей были впряжены пять пленных царей: эламские Таммариту, Умманигаш III, Па▓э и Умманалдаш III и арабский Уайтэ. Такого выезда не имел ни один царь-завоеватель ни до, ни после Ашшурбанипала. В триумфальной процессии вели Набу-ката-цабата, ближайшего сподвижника Шамаш-шум-укина, а на его шее висела засоленная голова Набу-бэл-шумате. Перед Ашшурбанипалом склонялись соседние цари и народы. Могущество Ассирии достигло апогея. Казалось, нет силы, способной противостоять железным ассирийским полкам. Однако так только казалось...

Примечания

А. Т. Е. Olmstead. History of Assyria. New York ≈ London, 1923; G. G. Cameron. History of Early Iran. Chicago, 1936.

[+1] Исайя, 1:5≈7.

[+2] И. M. Дьяконов. Развитие земельных отношений в Ассирии. Л., 1949, стр. 118 сл.

[+3] Г. Светоний Транквилл. Тиберий, 32, 2; Иосиф Флавий. Иудейские древности, XVIII, 6, 5.

[+4] Анналы Синаххериба (Призма Тейлора), II 69 ≈ III 29.

[+5] Borger. Asarhaddon, ╖ 27, S. 40 f.

[+6] 4 книга царств, 19:37; Исайя, 37:38; H. Hirschberg. Studien zur Geschichte Esarhaddons, König von Assyrien (681 ≈669). Ohlau in Schlesien, 1932. S. 11 ≈ 14.

[+7] ABL 1216.

[+8] Borger. Asarhaddon, ╖ 11, S. 12 f.

[+9] Там же, ╖ 11, S. 15.

[+10] Там же, ╖ 11, S. 20 f.

[+11] Вавилонская хроника ВМ 92 502, IV 1 ≈ 2, Хроника Асархаддона ВМ 25 091, лиц. 10 ≈ 11; Borger. Asarhaddon, ╖ 21, 27, S. 33, 52; ABL 258, 336, 756.

[+12] L. W. King. Babylonian Boundary-Stones and Memorial-Tablets in the British Museum. London, 1912, pls. 6 ≈ 10, p. 70 ≈ 75.

[+13] В. А. Белявский. Симптомы кризиса рабовладельческого строя в Новом Вавилоне (VI в. до н.э.). ≈ ╚Вестник Ленинградского университета╩, 1965, ╧ 8, стр. 60.

[+14] Летопись Ашшурбанипала (Цилиндр Рассама), I 11 ≈ 12; Borger. Asarhaddon, ╖ 43 ≈ 46; ABL 4, 33, 35, 47, 51, 53, 77 ≈ 83, 204, 354, 356, 362, 369, 370, 384, 386, 404 ≈ 407, 539, 598, 604, 628, 689, 692, 693, 694, 696, 697, 885, 1097, 1383.

[+15] ABL 32.

[+16] ABL 308.

[+17] ABL 126.

[+18] ABL 34, 117, 118, 594, 656.

[+19] Вавилонская хроника ВМ 92 502, IV 29; Хроника Асархаддона ВМ 25 901; об. 4; ABL 1217.

[+20] ABL 1105, 1239.

[+21] ABL 202, 472.

[+22] J. Knudtzon. Assyrische Gebete an den Sonnengott. Leipzig, 1893. Nr. 104, 106, 149.

[+23] M. Streck. Assurbanipal und die letzten assyrischen Könige bis zum Untergange Niniveh▓s.Leipzig, 1916, S. 226 ≈ 248, 262 ≈ 270; Borger. Asarhaddon, ╖ 57, 59.

[+24] Летопись Ашшурбанипала (Цилиндр Рассама), III 72 ≈ 77.

[+25] ABL 878.

[+26] ABL 119, 120.

[+27] ABL 176, 255, 301, 347, 778, 782, 847, 1247.

[+28] Вавилонская хроника ВМ 92 502, IV 38; Хроника Асархаддона ВМ 25 901, об. 16; ABL 137, 415, 416, 702, 928, 1111.

[+29] ABL 1215.

[+30] Б. А. Тураев. История Древнего Востока, т. 2. Л., 1936. стр. 53 сл.

[+31] Летопись Ашшурбанипала (Цилиндр Рассама), III 78 ≈ 106; Хроника ВМ 86 379, лиц. 9 ≈ 11; ABL 301.

[+32] ABL 259, 260, 262, 1117.

[+33] Хроника ВМ 86 379, лиц. 12 ≈ об. 3.

[+34] Н. Н. Figulla. Der Briefwechsel Bêlibni▓s. Leipzig, 1912.

[+35] ABL 804 ≈ 808, 1339.

[+36] A. L. Oppenheim. ╚Siege-Documents╩ from Nippur. ≈ ╚Iraq╩, 17, 1956, p.76≈77.

[+37] ABL 1186.

[+38] ABL 522.

[+39] ABL 349.

[+40] ABL 1339.

Комментарии

[*1] На аккадском (ассиро-вавилонском) языке глагол nasahu значит ╚вырывать с корнем╩, ╚искоренять╩.

[*2] Она была уроженкой Сирии, где ее звали Наки▓а (╚Чистая╩, по-арамейски), что в ассирийском переводе стало звучать Закуту.

[*3] Это восстание Египта было подавлено в 667 г. Такая же участь постигла и восстание 664 г. Но в 654 г. Египет, объединившийся под властью фараона Псамметиха I, навсегда сбросил ассирийское иго.

 

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top