Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава 16. ЭЛЛИНСКИЕ ГОРОДА И ГОСУДАРСТВА ЗАПАДНОГО И СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ В ЭПОХУ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ

heu107 Карта 8. Черняховская культура (71 KB).

С. Ю. Сапрыкин

В 29-27 гг. римляне предприняли очередную попытку укрепить влияние в Западном Причерноморье, послав военную экспедицию против бессов и других непокорных фракийцев, поручив возглавить ее М. Лицинию Крассу. Одержав победу над бессами (Дион Кассий, LI, 25, 5) и отдав их земли союзным Риму одриссам, Красс восстановил римскую власть и в прибрежных городах.

После этого похода территория Мезии была разделена: западная часть оказалась под непосредственным управлением Рима, а восточная - от Дима до Добруджи - была передана фракийскому Одрисскому царству. Прибрежная часть Добруджи и Фракии до смерти Августа и вступления на престол Тиберия находилась под управлением наместника провинции Македонии, составляя особый округ - praefectura orae maritimae. Около 15 г. н. э., когда была создана провинция Мезия, подчинявшаяся консулу, который управлял тремя римскими провинциями (Македонией, Ахайей и Мёзией), греческие города побережья были переданы под протекторат одрисских царей. Подобная организация территории к северу от Балкан не означает, что римляне не доверяли городам или их влияние было там незначительным. О силе римского влияния в Добрудже свидетельствует то, что, например, в Каллатисе в I в. н. э. регулярно справлялись празднества Цезарей в честь императоров и членов их семей (SEG, I, 327). Во второй половине I в. н. э. граждане Истрии почтили постановкой статуи императора Нерву [+1]. Все это говорит о том, что греческие города были лояльны по отношению к Риму, поддерживали римскую политику на Дунае, ибо это диктовалось их экономическими интересами.

Передача городов под власть царей сапейской (одрисской) династии явилась результатом тесных связей эллинов с фракийским миром, установившихся в эллинистический период. До нас дошли сведения (ISM, I, 66), что фракийский царь Реметалк I получил от римлян право взимать налоги с населения по правому берегу Дуная до устья. Распространение культов фракийских богов, в частности культа Всадника - Героса (Манимазоса) в Истрии в I в. до н. э. - I в. н. э., связано с влиянием фракийских элементов ее населения. Эллинские города могли быть заинтересованы в контактах с одриссами, а римляне, не желая навязывать силой свою власть, включили их поначалу в состав вассального Одрисского государства. Римляне проявили при этом тонкий дипломатический расчет: поскольку многие города Причерноморья не желали подчиняться ни прямому римскому господству, ни власти ставленников Рима, чувствуя угрозу самоуправлению и автономии, а стремились "строить взаимоотношения с империей на правах союзников и друзей, римская администрация не рискнула непосредственно подчинить их себе, а поставила под защиту вассального государства, обязывавшегося соблюдать их суверенитет.

Когда римляне упрочили влияние среди местного населения Фракии и Мезии, они вывели Мезию в 44 г. н. э. из состава трех провинций, сделав самостоятельной провинцией под управлением наместника (legati pro praetore). В 46 г. н. э. Клавдий превратил бывшее Одрисское царство в провинцию Фракию, а прибрежные города (Ripa Thraciae) передал под власть наместника Мезии, который назначал туда своего префекта. В состав Мёзии вошли города Добруджи и Одесс, а Месембрия и Аполлония оказались под управлением наместника провинции Фракии.

Об отношении римской администрации к греческим городам, их юридическом положении в составе провинции свидетельствует истрийская надпись (ок. 100 г. н. э.) (SEG, I, 329; ISM I, 68). Лаберия Максима, наместника провинции Нижняя Мёзия, о протяженности границ Истрии и ее территории, а также о разрешении спора между гражданами города и лицами, ответственными за сбор налогов с прибрежной территории перед администрацией провинции. Наиболее ценная часть надписи - переписка легатов провинции с городом о даровании привилегий - датируется серединой I в. н. э. Как можно заключить из надписи, в составе провинции Истрия имела собственную территорию, закрепленную за ней еще с древних времен. Основным занятием жителей была ловля рыбы в Дунае и Певке и ее засолка, что составляло основной источник дохода городской казны. Римская администрация взимала налог с рыболовства и пользования лесными угодьями. При этом со времени включения городов в состав провинции был образован особый округ налогообложения (portorium Ripae Thraciae), простиравшийся от Димум до устья Дуная и являвший собой сеть таможенных станций, которые возникали там по мере продвижения на север и северо-восток римского завоевания. Римские властители отдавали сбор налогов на откуп арендаторам-откупщикам (conductores), которые непосредственно имели дело с греческими городами. Такая сеть налогообложения ущемляла интересы эллинских полисов провинции, и они стремились добиться у администрации прав иммунитета - беспошлинности рыболовства и пользования земельными и лесными угодьями [+2]. Очевидно, каждый город провинции самолично хлопотал о предоставлении иммунитета. За положением в прибрежных городах провинции следили префекты, которые подчинялись наместникам провинции.

С созданием провинций Мёзии и Фракии во взаимоотношениях Рима и греческих полисов главным оставался вопрос о правах самоуправления и политике последних. При этом римляне стремились рассматривать города как союзные либо как свободные и независимые, что составляло видимость автономии "от предков", являвшейся столь важной для греков.

Серьезной уступкой традиционным эллинским свободам стало признание римлянами объединения западнопонтийских полисов в союз Пентаполь или Гексаполь. Совместные действия эллинов Левобережья Понта прослеживаются еще в эллинистическую эпоху, но возникновение союза городов датируется, вероятно, временем императора Августа. В состав конфедерации входили Томи - столица союза, Одесс, Каллатис, Истрия, Дионисополь. Во II в. н. э. к союзу присоединилась Месембрия, а в III в. н. э. ее место, возможно, заняла Аполлония (IGB, I2, 65). Пентаполь (Гексаполь) не являлся политической или военной организацией, но объединял членов согласно экономическим и религиозно-культурным связям. Административно он был привязан к провинции Нижняя Мёзия, хотя в религиозном отношении они отличались. Главой объединения городов был вначале архонт, а затем понтарх, резиденция которого находилась в Томи. Понтарх нередко исполнял должность главного жреца императорского культа, но не всей провинции, где эти функции осуществлял sacerdos provinciae Moesiae Inferioris, а только в рамках союза. Совмещение должностей понтарха и архиерея, как правило, было обычным, хотя в надписях они не всегда упоминаются последовательно. Как главный жрец культа Августов понтарх носил золотую диадему с бюстами Цезарей и пурпурную мантию, мог быть избран пожизненно и передавать должность по наследству. На должность понтарха избирались наиболее достойные граждане каждого из городов, входивших в состав союза.

Об общности экономических интересов входивших в союз полисов свидетельствует попытка унифицировать вес и номиналы их монеты. Отсюда следует, что римляне стремились учитывать сложившиеся издревле политические, экономические и культурно-религиозные отношения между причерноморскими городами и делали все, чтобы не ущемлять их прав и интересов. Эллинские полисы являлись опорой римской власти в Подунавье и Фракии. Союз левопонтийских городов просуществовал до конца III в. н. э. и был упразднен после административной реформы Диоклетиана.

В римскую эпоху политическая жизнь полисов Левобережного Понта характеризуется прочным господством олигархии, выражавшей интересы зажиточных рабовладельческих слоев. По эпиграфическим данным мы знаем несколько выходцев из богатых семейств городов Томи, Каллатиса, Истрии, сосредоточивших в своих руках многие политические и гражданские права. Богатые горожане, замещавшие различные магистратуры и почетные должности, жертвовали средства на постройку храмов и городских стен, снабжали сограждан продовольствием и председательствовали в культовых фиасах. Подобная практика известна в Одессе, Каллатисе, Дионисополе, Месембрии. Лица эти, как правило, имели римское гражданство и являлись опорой римской власти в городах. Во внутриполитической жизни полисов в императорское время наблюдается подъем влияния Совета при некотором уменьшении прерогатив Народного собрания, что было результатом социальной и имущественной дифференциации граждан. Это подтверждается данными археологических раскопок захоронений семей, имевших богатый погребальный инвентарь. Греческие города Добруджи извлекали большую выгоду от вхождения в состав империи и политики римлян, направленной на поощрение их экономики и традиционных эллинских устоев жизни. После включения в состав провинции городам была разрешена чеканка монеты: Истрия и Томи выпускали ее с первой половины I в. н. э., а Одесс и Каллатис - со времени Нерона. Это подтверждает определенную стабильность их экономического положения. Чекан монеты продолжался до середины III в. н. э. После мероприятий Тиберия Плавтия Сильвана Элиана по укреплению границ провинции в городах улучшилось положение с продовольствием, а при Флавиях и особенно при Антонинах после присоединения Дакии наметилась тенденция к подъему греческих полисов. Это касалось в первую очередь Истрии, которая переживала полосу расцвета, а также Томи - столицы Пентаполя и резиденции префекта. В этих городах в больших масштабах осуществлялось строительство общественных зданий, храмов, водопровода и канализации. Значительную помощь при этом оказывали знатные люди городов.

Основой экономики Каллатиса, Томи, Одесса и других городов оставалось сельское хозяйство. Эти города имели тесные торговые контакты с другими античными центрами, поскольку находились на пути, который связывал Балканы через западное и северное побережья Причерноморья с Малой Азией и Арменией. Другая сухопутная дорога соединяла Византий и города западного побережья Черного моря. Каллатис имел также торговые и политические отношения с Александрией, Апамеей, Кизиком, Гераклеей Понтийской, Милетом, Херсонесом Таврическим, Ольвией, другими городами Западного Понта. Римские власти были заинтересованы в развитии торговли и назначали в города особых чиновников - логистов, следивших за состоянием торговых дел и финансов, а также гарнизоны своих солдат. Греческие города Малой Скифии, особенно Томи, осуществляли торговые связи с местным населением и другими областями греко-римского мира. Экономическому процветанию городов способствовало прекращение в конце I в. н. э. нападений варваров на их хору. Купцы и ремесленники Томи, Истрии, Дионисополя, Каллатиса объединялись в коллегии. Коллегии и культовые общества (фиасы) включали как греков, так и римлян. Особенно много таких союзов появилось во II в. В Истрии, Дионисополе, Одессе и Каллатисе в указанное время были очень популярны союзы певцов священных гимнов в честь Диониса, римских императоров и членов их семей. Распространение культа Диониса в западнопонтийских городах смыкалось с официально введенным здесь культом императоров, причем союзы певцов - гимнодов и их публичные состязания нередко устраивались с целью прославить императора и засвидетельствовать признательность Риму. Не случайно поэтому в состав жреческой прослойки городов входили и римляне, проживавшие как в городах, так и в окрестностях (АЕМ, XVII, 1894, р. 87, ╧ 11).

Контроль над всеми сферами жизни эллинских полисов со стороны романофильской греческой знати, политика римлян, рассматривавших города в качестве опоры в Подунавье и Фракии, способствовали консервации греческих обычаев, языка и культуры. В I-III вв. в городах почти не наблюдается романизации населения. Крайне незначителен также процент местных фракийских элементов среди граждан полисов. Особенно это заметно по спискам герусиастов и победителей состязаний гимнодов, среди которых подавляющее большинство - греки. Менее всего романизация затронула города фракийского побережья - Аполлонию и Дионисополь, среди жителей которых был наибольший процент фракийских элементов. В этой части Западного Причерноморья более всего римских граждан засвидетельствовано в Месембрии. В Малой Скифии значительной романизации подверглось население сельскохозяйственной округи городов, где в императорскую эпоху осело много римских поселенцев-ветеранов и колонистов. Последние жили в деревнях (vici), названия которых, как правило, были римскими, особенно на хоре Истрии. Греческое и фрако-гетское население сельскохозяйственных районов находилось в поземельной зависимости от римских граждан и ветеранов. Укрепление хоры полисов за счет римских колонистов способствовало упрочению господства Рима над греческими городами, а засилье олигархии в полисах укрепило на длительное время рабовладельческие порядки. Означенная социальная и демографическая структура аграрной территории сохранила местную земледельческую общину в качестве социально-экономического целого [+3].

В 248 г. н. э. коалиция варварских народов - готов, вандалов, карпов, певкинов (бастарнов) и других - в количестве 30 тыс. человек под предводительством готских царей Аргаифа и Гюнтериха обрушилась на Добруджу. Особенно серьезно пострадала аграрная территория городов. Из полисов наибольшему разрушению подверглась Истрия. При императоре Галлиене (253-268 гг. н. э.) в результате нападения готов и герулов погибают незащищенные стенами кварталы Каллатиса. Томи удалось отбить атаки варваров в 248 г., но в 269 г. и ей все же пришлось испытать горечь поражения. При Гордиане III Истрия, Дионисополь, Одесс, а при Филиппе Арабе Томи и Каллатис прекратили выпуск собственной монеты. Это был период упадка греческих городов. Положение усугублялось тем, что варвары нападали в основном с моря, нарушая традиционные связи с близлежащей округой. Не случайно поэтому при Деции была предпринята попытка восстановить прерванные коммуникации между городами.

При императорах Аврелиане, Диоклетиане и Константине положение немного улучшилось. По реформе Диоклетиана, положившей конец существованию Пентаполя, греческие города оказались в составе новой провинции Малая Скифия, входившей во фракийский диоцез. Томи попрежнему оставался главным городом провинции. По приказу Диоклетиана в городе были построены новые ворота и восстановлены окружные дороги. Контроль за безопасностью осуществлялся непосредственно римскими военачальниками. При Константине и Констанции II близ Томи был разбит римский военный лагерь. Подобная забота о греческих городах со стороны администрации способствовала тому, что там в IV-V вв. стал намечаться подъем уровня жизни. Вновь получили особое развитие металлообрабатывающее и керамическое производства, строительное дело, возводились новые крепостные сооружения, частные и общественные здания. Оживилась и торговая деятельность. Месембрия, оставшаяся по реформе Диоклетиана в провинции Гемимонт, переживала расцвет торговли в начале IV в., поскольку непосредственно была связана с Константинополем по морю.

В религиозной жизни населения городов произошли перемены, вызванные распространением христианства. Самое раннее свидетельство об этом - греческая надпись из Томи первой половины III в. н. э. В ней речь идет о коллективном погребении членов семьи некоего Гила, тогда как его жену Матрону должны были похоронить в другом месте вследствие "изменения религии", что может означать, вероятнее всего, принятие ею христианской веры. В IV-V вв. количество христианских памятников возросло.

В третьей четверти IV в. возобновились варварские вторжения в Малую Скифию, вызванные передвижением гуннских племен. Значительную угрозу в это время представляли готы, однако городам с помощью римской администрации удавалось сдерживать их напор. Действия готов все более находили поддержку у местного порабощенного населения, тяготившегося римской властью. После набегов гуннов на Фракию и Иллирию ок. середины V в. п. э. греческие города стали испытывать новую опасность. Но поселившиеся к концу столетия в юго-восточной части империи племена не нападали на греческие города, получившие возможность залечить раны, оставленные многочисленными предыдущими войнами.

* * *

В отличие от городов Западного Причерноморья греческие государства в Северном Причерноморье испытывали римское влияние разной степени интенсивности. Если полисы Нижнего Поднестровья и Побужья, как и Херсонес, в различные периоды входили в состав римской провинции Нижняя Мёзия, подчиняясь ее администрации, то Боспорское царство, хотя и попало в орбиту римской политики, все-таки сохраняло самостоятельность, но только как клиентское государство.

Римские императоры постоянно держали в поле зрения политическую ситуацию в Причерноморье. В Рим неоднократно прибывали посольства от царей скифов и сарматов, стремившихся к установлению дружественных отношений. (RGDA, 31; Флор, 34). Римская политика в Причерноморье строилась в зависимости от ситуации в Балкано-Дунайском регионе, т. е. общее направление римской восточной политики непосредственно затрагивало Западное и Северное Причерноморье. При этом Рим пытался воздействовать на народы и государства северного побережья Понта Евксинского с двух сторон: из Малой Азии и Нижней Мёзии. При Августе и Агриппе Рим пытался связать Боспор и северо-восточные области Причерноморья с послушными ему регионами в Малой Азии, а при Клавдии и Нероне - привязать политически к системе римского управления на Востоке. В Северо-Западном Причерноморье политика римских властей направлялась из Балкано-Дунайского региона: размещение гарнизонов, военные экспедиции, посольства - все это находилось в зависимости от легатов Нижней Мёзии. При этом Рим постоянно стремился к гегемонии в этом районе: после реорганизации и выделения самостоятельных провинций Фракии и Мёзии римская дипломатия готовила повод для создания вассальных царств в Причерноморье, а в период подготовки восточных походов и дакийских войн наметилась тенденция к включению государств Северного Причерноморья в состав Империи, что вызвало размещение военных гарнизонов в ряде мест Таврики. Однако римлянам не удалось включить все государства Северного Причерноморья в систему провинциального управления, хотя в различные периоды времени и в разных частях региона римская власть и влияние проявлялись в той или иной степени.

Возрождение Тиры началось около середины I в. н. э. В это время произошла перепланировка городской территории. Керамический материал I в. н. э. свидетельствует о связях города с малоазийскими, италийскими, галльскими центрами. В I в. н. э. возникли цитадель, частные и общественные постройки. Однако расцвет Тиры в римское время приходится на II - первую половину III в. н. э., когда укрепляются оборонительные стены, мостятся улицы, возникают новые постройки. Вещественный материал из раскопок позволяет говорить об экономическом подъеме города в этот период.

В 56/57 г. н. э. Тира приняла новую эру. Это событие вряд ли связано с установлением в городе римского владычества и деятельностью Тиберия Плавтия Сильвана, хотя некоторые исследователи считают обратное [+4]. На некоторых монетах императоров династии Юлиев-Клавдиев встречается надчеканка TUR, а на монете времени Нерона - легенда TURANWN. Эти монеты непосредственно предшествуют началу регулярной чеканки при Флавиях, когда на монете неизменно помещали портрет императоратора [+5]. Кроме монет, есть немало эпиграфических памятников римской эпохи, помогающих определить степень зависимости Тиры от римлян [+6]. Эти документы подтверждают тесные связи города с администрацией провинции Нижняя Мезия не ранее конца I - начала II в. Ко второй половине II в. относится фрагмент надписи, предположительно трактуемый как послание римской провинциальной администрации властям Тиры об установлении границы города. Другой фрагмент представляет собой посвящение одному или двум императорам династии Антонинов, сделанное, очевидно, от имени легата провинции Нижняя Мезия.

Клейма на кирпичах и черепице позволяют судить о составе римского гарнизона Тиры во II - начале III в. При Антонинах в Тире к отряду V Македонского легиона присоединились солдаты I Италийского в XI Клавдиева легионов, а со времени Адриана во главе их были поставлены центурионы I Италийского и, вероятно, XI Клавдиева легионов. При Марке Аврелии военный трибун I Италийского легиона стал командовать всеми римскими войсками в Скифии и Таврике (CIL, VIII, 619). В состав гарнизона Тиры могли, вероятно, входить и вспомогательные отряды Legionis I Minerviae. С конца I в. н. э. Тира была и сфере влияния римской провинциальной администрации, находясь, очевидно, со времени первых Флавиев в составе провинции Нижняя Мезия.

Принятие городом своей эры в 57 г. близко по времени началу ольвийской городской эры, являвшейся одновременно и эрой царя Фарзоя, властителя сарматского государственного образования, которое, если судить по его монетам, возникло в Северо-Западном Причерноморье в начале третьей четверти I в. н. э. и просуществовало до 80-х годов этого столетия [+7]. Не исключено, что монеты с надчеканкой Тиры, как и монеты с изображением персонифицированного римского сената и легендой TURANWN, находились в обращении, когда город наряду с Ольвией входил на правах симмахии в состав этого царства, дружественного Риму, подобно тому как греческие полисы понтийского левобережья с ведома римлян подчинялись на тех же условиях фракийским царям одрисской династии. Так произошло потому, что после фракийского восстания 45/46 г. и образования самостоятельной провинции Мезия римляне не рискнули сразу распространить свою власть на север, а были вынуждены прибегнуть к традиционной уже политике включения эллинских городов в состав вассальных или дружественных государств, с которыми греки имели традиционные связи, естественно, с сохранением значительной доли автономии и самостоятельности. Впоследствии это облегчило Риму подчинение тех и других. Включение Тиры в состав провинции Мезия произошло, очевидно, позднее, при Веспасиане, когда в городе появились монеты с портретом этого императора. Когда в связи с подготовкой дакийских войн были образованы две самостоятельные провинции - Верхняя и Нижняя Мезия, Тира была подчинена администрации этой последней провинции. Отсюда появление изображения Домициана на одной из первых серий монет Тиры императорской эпохи.

Тира подчинилась римской провинциальной администрации на тех же правах, что и эллинские полисы Западного Причерноморья. Городу, видимо, были определены границы сельскохозяйственной территории, установлены фискальные привилегии. Как следует из писем Септимия Севера и Каракаллы от 17 февраля 201 г. н. э., граждане города были освобождены от уплаты торговых пошлин на многие категории ввозимых товаров. При этом в письмах речь шла и о грамотах, регулировавших фискальные обязанности граждан, выданных еще в предшествующее время (IosPE, I2, 4). Таким образом, Тира в провинции имела ряд привилегий в знак уважения к прежней автономии и самоуправлению, как и другие города. О функционировании в Тире в это время совета, народного собрания, коллегии архонтов свидетельствует декрет в честь Коккея от 181 г. н. э. (IosPE, I2, 2). Как и в западнопонтийских полисах, основные магистратуры в Тире находились в руках зажиточной торгово-ремесленной верхушки, в значительной части романизированной.

В начале III в. н. э. взаимоотношения тиритов с варварским окружением ухудшились. В 214 г. н. э. вместе с римскими войсками Тира участвовала в отражении нападения карпов.

В середине III в. Тира была разорена готами. Однако жизнь там не прекратилась. Во второй половине III-IV в. в городе велась бессистемная застройка, но среди населения уже преобладал исключительно варварский элемент. Окончательная гибель города датируется 70-ми годами IV в. и связана с нашествием гуннов.

Ко второй половине I в. до н. э. начинается возрождение Ольвии. Рубежом I в. до н. э. - I в. н. э. датируется возникновение укрепленных поселений по берегам Бугского и Днепровского лиманов. Количество поселений на хоре послегетской Ольвии было значительно меньшим, чем в эллинистическую эпоху, но это, как правило, укрепления, расположенные на возвышенностях. Они просуществовали до середины III в. н. э. На рубеже II-III вв. по берегам Березанского лимана возникли неукрепленные поселения, существовавшие до конца IV в. По характеру материальной культуры они тяготели к памятникам Черняховского типа. Оживление сельского хозяйства, являвшегося основой экономики города во все времена, стимулировало подъем ремесел и торговли. Уже во второй половине I в. до н, э. Ольвия возобновляет чекан монет; к середине I в. н. э. относится декрет г. Византия в честь ольвийского гражданина Оронта, сына Абаба (losPE, I2, 79), в котором говорится о посещении им самим Византия, очевидно, с торговыми целями, а также о регулярном прибытии по торговым делам в Ольвию граждан этого и других причерноморских городов. Во II - первой половине III в. н. э. связи города охватывали уже все Причерноморье и северо-запад Малой Азии. Однако по своим размерам послегетская Ольвия значительно уступала городу предшествующей эпохи. Во всех сферах жизни полиса преобладающими стали варварские, главным образом сарматские, элементы.

Особое значение для Ольвии имели связи с Римом и местными царями. В Ольвии чеканил свои золотые монеты сарматский царь Фарзой. Первые его статеры выпускались по эллинистическому монетно-весовому стандарту в середине 50-х годов I в., после чего Фарзой перешел к чеканке ауреусов по римской монетно-весовой системе. Соответственно монетной чеканке Фарзоя изменялись и весовые данные медных монет Ольвии, которые также согласуются с римской монетно-весовой системой. Последние выпуски монет Фарзоя и соответствующей городской меди датируются началом 80-х годов I в. Вот почему есть основание говорить об определенной зависимости Ольвии в середине - третьей четверти I в, от сарматских царей, что вполне соответствовало интересам Рима.

В некоторых ольвийских документах второй половины I - начала II в. говорится о встрече ольвийскими гражданами скифских и сарматских царей, о посольствах к "соседним царям", "гегемонам" и т. п. (IosPE, I2, 39; 51, 54, 74; НО, 42). Это подтверждает существование тесных связей города с варварским окружением, при этом Ольвия, вероятно, могла даже какое-то время испытывать на себе власть этих царей. Рим был заинтересован привлечь Ольвию на свою сторону. Но, чувствуя невозможность после неблагоприятных для римлян событий во Фракии в 45/46 гг. сразу закрепиться прочно на северном побережье Эвксинского Понта, император Нерон попытался связать Олъвию, как и Тиру, с сарматскими царями, которые в 50-60-х годах I в. были лояльны по отношению к империи вследствие удачных действий против сарматов легата Мёзии 57-67 гг. Т. Плавтия Сильвана. Обеспечив таким образом тыл в Северо-Западном Причерноморье, римскому наместнику было сподручнее действовать в 67 г. в Таврике против тавро-скифов и их династов.

Когда Ольвия вынуждена была принять у себя римский гарнизон, с точностью неизвестно. По всей вероятности, это произошло в правление Адриана или Антонина Пия, скорее при первом из них. Гарнизон римских войск в Ольвии во второй половине II в. размещался как в самом городе, так и на хоре. При Флавиях и Траяне ольвиоподитам приходилось своими силами отражать угрозу нападения внешних врагов. Однако в состав провинции Нижняя Мёзия Ольвия была включена только при Септимии Севере и Каракалле в конце II - начале III в. н. э., когда обстановка на Дунае и в Северо-Западном Причерноморье ухудшилась. В 248 г. в Ольвии еще стоял римский гарнизон, несмотря на то что в 30-х годах III в. город был сильно разрушен готами. В конце III - IV в. жизнь в городе и на поселениях ольвийской периферии прекращается.

После того как Август официально подтвердил элевтерию (свободу) Херсонеса, город вынужден был принять над собой протекторат боспорских царей, хотя и сохранил за собой право выпускать монету, издавать декреты от имени полисных органов управления. И все же политическая зависимость херсонесцев от Боспора в I в. н. э. не была стабильной. Если при царе Боспора Аспурге (14-37 гг.) Херсонес еще подчинялся боспорской зависимости, то после римско-боспорской войны при Митридате III (39-45 гг.) он, вероятно, получил самостоятельность, но под римской опекой. В середине I в. в Херсонесе наблюдался подъем экономики, о чем говорит выпуск полновесных золотых статеров. В это время он находился, вероятно, вне какой-либо зависимости от царей Боспора. При Нероне в Херсонесе вообще не чеканили монету и полис был передан, очевидно, под управление боспорского царя Котиса I. Он находился под властью Боспора с небольшими перерывами до начала второй четверти II в. н. э., когда вновь приступил к выпуску золотых монет. Но статус "свободного города" Херсонес смог получить только в правление Антонина Пия, когда после безуспешных самостоятельных попыток добиться этого в дело вмешалась его метрополия Гераклея Понтийская, посольство которой с ходатайством о свободе Херсонесу увенчалось успехом около 144 г. н. э.

В середине I в. н. э. активность тавро-скифов против Херсонеса вновь усилилась. Это было вызвано быстрым возрождением Скифского царства, очевидно, не без определенного влияния Боспора. Как следует из элогия Плавтия Сильвана, этот наместник Мёзии во главе отряда римских войск сумел заставить царя скифов снять осаду Херсонеса (CIL, XIV, 3608). Тогда же в Херсонес, Харакс (мыс Ай-Тодор), Боспорское царство были введены римские гарнизоны. Последнее связано с опасением новых вторжений тавро-скифов и планами Нерона создать в Северном Причерноморье плацдарм для готовившегося похода против парфян через Тавриду и Кавказ. На протяжении I-III вв. Херсонес поочередно имел статус союзного и свободного города с правом чеканки золотой монеты, просто "свободного", что отразилось только в выпуске медной монеты, обычного римского провинциального города и города - составной части Боспорского царства. В двух последних случаях Херсонес либо не выпускал монеты вообще, либо чеканил ее в крайне ограниченном количестве. Но в течение всего этого времени в городе и на ближайших подступах находился римский гарнизон, который был выведен только в конце III в. н. э. Римская администрация старалась соблюдать права городских властей Херсонеса, его самоуправление, что было в русле ее политики в отношении греческих городов, как союзных, так и провинциальных, но всегда рассматривавшихся в качестве опоры римской власти. О тесной связи города с провинцией Нижняя Мёзия свидетельствуют почетные надписи на базах статуй ее наместникам и посольства к ним знатных граждан. Во время войн с варварами в III в. н. э. Херсонес почти не пострадал, хотя и предпринял меры по укреплению оборонительных сооружений. В конце III в. вместе с римлянами город осуществил ряд успешных военных акций против боспорского царя Фофорса.

Римляне поддерживали верхушку херсонесского полиса, о чем свидетельствует аристократизация государственного управления, концентрация власти в руках немногих зажиточных семей, пользовавшихся правами римского гражданства. Рост крупной землевладельческой и торгово-ремесленной аристократии в III-IV вв. подтверждается существованием на херсонесской хоре (в районе балки Бермана) больших укрепленных усадеб-вилл, основным хозяйственным профилем которых было земледелие и скотоводство. Во второй половине IV в. в связи с опасностью вторжения гуннов город вновь был значительно укреплен, что предохраняло его от разрушения. Активная политика римских властей, поддерживавших рабовладельческую верхушку, изолированность Херсонеса от остальной части Крыма способствовали концентрации рабовладельческих порядков, росту крупного землевладения.

На рубеже античности и средневековья Херсонес представлял собой город, где велось активное строительство оборонительных и жилых сооружений, развивались ремесла и промыслы. Херсонесцы осуществляли контроль за сельской округой, на которой преобладали крупные сельскохозяйственные усадьбы-виллы. Мелкое индивидуальное хозяйство уступало по значению крупному, основанному на использовании большого числа рабов. Экономический подъем города в конце античности мог быть результатом вовлечения в производство значительного числа рабов, вольноотпущенников и пришлого населения. Несмотря на то что в отдельных отраслях ремесла преобладал индивидуальный труд мастеров-ремесленников (например, металлообработка, керамическое производство), рабский труд в производстве, обслуживании и зрелищных мероприятиях применялся довольно широко.

Приток населения из Малой Азии и областей Северного Причерноморья, использование его в хозяйстве наряду с сохранившейся рабской эксплуатацией привели к некоторому подъему в экономике, крайне медленному созреванию ростков новых производственных отношений. Поэтому Херсонес почти без серьезных разрушений и социальных катаклизмов вошел в состав Византийской империи.

После внутренних неурядиц, которые испытало Боспорское царство на рубеже н. э., там наступил период стабильности политической власти и наметился некоторый подъем экономики.

В I-II вв. во всех сферах боспорской жизни наблюдается сарматское влияние. Процесс сарматизации продолжался и постоянно усиливался на протяжении всей римской эпохи. Римляне, движимые желанием держать Боспорское царство в повиновении, предоставляли помощь боспорским царям и верхушке местной аристократии деньгами, а в случае необходимости и войсками. Римское проникновение на Боспор шло в основном из Малой Азии, частично, может быть, и из придунайских провинций. В первые века н. э. Боспору приходилось выдерживать нападения сираков, скифов, аланов.

Поскольку Боспорское государство должно было служить защитой от варваров на подступах к империи, римляне держали там свои войска (КБН, 666; 726; 691), давая ежегодные субсидии на их содержание, вследствие чего боспорские отряды вынуждены были принимать участие в некоторых военных мероприятиях римских властей. В течение II в. н. э. Боспор испытывал давление сарматских племен, главным образом сираков, на свои восточные рубежи. В конце этого столетия боспорский царь Савромат II одержал над ними победу. Однако больше всего неприятностей доставляли скифы в Крыму. На протяжении длительного времени, боспорские цари Савромат I, Котис II и их преемники вынуждены были укреплять западные границы своих владений от скифской угрозы. С этим связано усиление обороноспособности ряда боспорских крепостей, а также возведение новых укреплений. С ростом активности тавро-скифов нередко возникала потребность в установлении боспорского протектората над Херсонесом, которая, впрочем, никогда не была длительной. В первой половине II в. н. э. римляне не хотели допускать чрезмерного усиления Боспорского государства в Крыму и на Северном Кавказе, ибо его усиление могло повлиять на боспоро-римские отношения и стать причиной самостоятельной политики боспорских царей. С этим, возможно, связаны разногласия царя Боспора Реметалка с римской провинциальной администрацией и последовавшее за этим предоставление элевтерии Херсонесу. Но, несмотря на ухищрения римских властей, в конце II в. н. э. при Савромате II наступил период усиления Боспорского царства. Его границы охватывали всю Таврику. Тогда же стабилизировалось экономическое положение, усилилась торговая деятельность, чему способствовало очищение Понта от пиратов. Благодаря финансовой поддержке римских властей Савромату II удалось провести монетную реформу, в соответствии с которой номиналы боспорских монет стали адекватными по стоимости денежным единицам римской чеканки. Это, естественно, активизировало связи торгово-ремесленной боспорской знати с римскими провинциями.

Боспорские цари в знак уважения к Риму и в связи с тем, что их права на престол были подтверждены в свое время (при Аспурге) римскими императорами, постоянно носили их praenomen и nomen Тиберий Юлий, являлись первосвященниками культа Августов.

В середине III в. племена готов, карпов, боранов, скифов усиливают натиск на Боспорское государство. В результате прекратилось существование многих "малых" городов и укрепленных усадеб на хоре европейского Боспора, начался упадок экономики, денежного хозяйства и торговли. В довершение всего отпала часть азиатских владений, где утвердились аланские племена. В это время появились новые претенденты на боспорский престол, одним из которых был некий Фарсанз (253-254 гг.), а также Хедосбий, очевидно, представители племенной знати. В 256-257 гг. боспорцы вынуждены были принять участие в завоевательных морских походах против азиатских владений Римской империи (3осим, I, 31, 32).

В 260-275 гг. на Боспоре шла династическая борьба различных претендентов на престол, завершившаяся приходом к власти Тейрана. В 293 г. н. э. при Фофорсе боспорцы совершили набег на Малую Азию, но Диоклетиану с помощью херсонесцев удалось их разбить.

В первой половине IV в. н. э. прекратилась боспорская монетная чеканка. Это было результатом углубления социально-экономического кризиса. Хотя экономическая жизнь в городах еще продолжалась, Боспор уже не мог самостоятельно бороться с наседавшими со всех сторон племенами. Но и римская администрация, к которой боспорцы на протяжении IV в. обращались за помощью, не могла уже ничем помочь. В 70-х годах IV в. н. э. под напором гуннов Боспорское царство прекратило свое существование.

Гунны пришли в степи Северного Причерноморья двумя основными путями: через Северное Приазовье и Нижнее Подонье, а также через Северный Кавказ, Боспор Киммерийский и Таврику. На всем протяжении последнего пути им сопутствовали разрушения, погромы, истребление местного населения. О взаимоотношениях гуннов с кочевым сармато-аланским населением можно судить по сообщению Аммиана Марцеллина (XXXI, 3, I): гунны, разграбив области, заселенные аланами, присоединили к себе последних на условиях союзного договора и при их содействии обрушились на готов. В настоящее время в Нижнем Поднепровье, Таврике, Нижнем Поволжье и Подонье выделяется по обряду захоронения - трупосожжение и захоронение шкуры коня - группа погребений, обоснованно причисляемая к гуннским. Вместе с ними встречаются и погребения типичного сармато-аланского облика. Это позволило высказать предположение, что в результате создания гунско-аланского племенного союза ираноязычное население степей смогло сохранить свои позиции на рубеже IV-V вв.

Что касается Боспора, то картина его взаимоотношений с гуннами представляется более сложной, чем это считалось до сих пор. С одной стороны, прекращение существования царства как реальной политической и экономической силы того времени несомненно. Гунны уничтожили такие крупные центры, как Тиритака, Тирамба, Кепы, Феодосия, сельские поселения на европейской и азиатской сторонах пролива. Серьезные разрушения претерпели Пантикапей, Фанагория, Гермонасса и др.

Вместе с тем ряд городов Боспора не прекратили своего существования. Танаис, который с середины III в. н. э. лежал в развалинах, с последней четверти IV в. н. э. возрождается и снова становится в V в. значительным торгово-ремесленным центром; столица государства Пантикапей в V в. н. э. также сохранила часть населения, при этом там продолжали жить и представители варварской знати, о чем можно судить по наличию нескольких богатых погребений IV-V вв. из Керчи; часть торгово-ремесленного населения сохранилась в Гермонассе, Фанагории, Патрее, Тиритаке. Недавно был открыт комплекс построек IV-V вв. на поселении Ильичевка (Таманский п-ов), что свидетельствует об активном земледельческом хозяйстве на азиатской стороне Боспора в послегуннское время. Жилые и ремесленные кварталы этого времени обнаружены и Тиритаке. О возможном возрождении даже некоторых форм политической власти "на Боспоре", как после гуннского нашествия стал именоваться Пантикапей, говорит надпись с упоминанием царя Дуптуна (КБН, 67), относящаяся, скорее всего, к V-VI вв. по характеру упоминаемых там государственно-правовых терминов.

Все перечисленные выше аргументы показывают, что производственная деятельность ремесленных центров в Восточном Крыму, Подонье и Северном Кавказе возобновилась еще при гуннах. По всей вероятности, это следует объяснить сложившимся союзом сарматов-аланов и гуннов, которые совместно выступали против готов. Гуннские кочевые племена нуждались в продуктах земледелия, а их знать - в изделиях ремесленных мастерских. Кроме того, гуннам необходим был прочный тыл для военных действий на западе Причерноморья. Сарматы, лишенные гуннами привычных кочевий и других средств к существованию, рассматривали бывшее Боспорское царство как возможное место оседлости для занятия сельским хозяйством и ремеслом. Это облегчалось тем, что уже на протяжении ряда веков государство все более превращалось в сарматское по этническому облику. Поэтому потребности гуннских завоевателей в создании сырьевой базы для успешных действий против готов и их союзников, образование алано-гуннской конфедерации способствовали относительно быстрому восстановлению на рубеже IV-V вв. крупнейших городов некогда могущественного Боспорского царства. Но по своему этнокультурному облику это уже было не греко-варварское государство, а исключительно племенное образование на карте тогдашнего мира [+8].

* * *

Восточная Европа, Северное и Западное Причерноморье в эллинистическую эпоху и первые века нашей эры представляли собой сложный конгломерат народов, государств, культур. Отличительной их особенностью было тесное взаимодействие местных кочевых и земледельческих обществ друг с другом и их обоих с греко-римским миром. Эти контакты сводились как к откровенно враждебным, так и сугубо мирным союзным отношениям. Под воздействием более высокой культуры греков и римлян у кочевых племен степной зоны Причерноморья происходили важные изменения в социально-экономической области. Они быстрее переходили к земледельческим формам хозяйства. У оседлых народов, как и у кочевников, переходивших к земледелию, ускоренными темпами шел процесс классообразования, выделялась и крепла сельская община. В социально-политическом плане последнее сказывалось на росте государственности, перешагнувшей рамки традиционных племенных союзов. Процессы эти протекали неравномерно в силу разного уровня развития племен и степени влияния эллинской и римской культур, а также в хронологически различные периоды времени.

Примечания

[+1] Pippidi D. М. Notes d'epigraphie pontique. Dacia, 1957, vol. 1, nouv. ser., p. 176-177.

[+2] Pippidi D. M. Das Stadtgebiet von Histria in romischer Zeit auf Grund der Horothesia des Laberius Maximus (SEG, I2, 329). Dacia, 1958, vol. 2, Neue Ser., S. 231 suiv.

[+3] Pippidi D. M. Les villes de la cote ouest de la Mer Noire d'August a Diocletien, Vestigia, 1973, vol. 17, p. 109 suiv.

[+4] Зограф А. Н. Монеты Тиры. М., 1957; Карышковский П. О., Клеймт И. Б Древний город Тира. Киев, 1985, с. 90-94.

[+5] Зограф А. Н. Указ. соч., с. 77 сл.

[+6] Карышковский П. О. Материалы к собранию древних надписей Сарматии и Тавриды. - ВДИ, 1959, ╧ 4, с. 116, 117, ╧ 5.

[+7] Карышковский П. О. О монетах царя Фарзоя. - В кн.: Археологические памятники Северо-Западного Причерноморья. Киев, 1982, с. 66.

[+8] Gafdukevic V. F. Das Bosporanische Reich. В.; Amsterdam, 1971, S. 517 ff.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top