Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава 5. ЕВРОПА ВО II ТЫС. ДО Н. Э.

В.С.Титов

Начало бронзового века в Европе относится к рубежу III и II тыс. до н. э., за исключением юга Балканского полуострова и Северного Кавказа, где, как мы видели, этот период датируется первой половиной III тыс., и крайнего северо-запада и северо-востока, где сложение культур бронзового века относят к концу первой половины II тыс. до и. э. Бронзовый век Европы - период многообразный и противоречивый. Неравномерность экономического и социального развития Европы, впервые отмеченная уже в палеолите, резко усиливается в бронзовом веке. В то время как в Эгеиде во II тыс. до н. э. существовали древнейшие европейские цивилизации - минойская и микенская, города и государства, на крайнем севере и северо-востоке Европы сохранялись племена охотников и рыболовов, стоявшие на уровне первобытного общества. Европа в бронзовом веке - это сложный конгломерат различных культурно-исторических общностей, культур и культурных групп, обладавших разными ареалами, традициями, связями, уровнями развития. Изучение бронзового века должно вестись в рамках четкой периодизации, однако она для Европы в целом еще не создана. Существует лишь ряд региональных периодизаций, предложенных как для крупных регионов (например, Северная Европа), так и для более мелких ареалов (Паннония, Потисье). Тем не менее принято говорить о раннем, среднем и позднем бронзовом веке, хотя в каждый из этих периодов для разных частей Европы вкладывается свой исторический и хронологический смысл. Так, эгейский ранний бронзовый век датируется III тыс. и стоит уже на пороге цивилизации; среднеевропейский ранний бронзовый век датируется первой половиной II тыс. до н. э. и представляет ступень разложения первобытнообщинного строя; североевропейский ранний бронзовый век относится к началу второй половины II тыс. до н. э. и представляет первобытнообщинный строй.

Понятия среднеевропейского раннего, среднего и позднего бронзового века были выработаны первоначально для Верхнего Подунавья и Чехии, где ход развития хорошо укладывается в трехчленную схему. Ранний бронзовый век здесь представлен культурой Унетице с бескурганными могильниками и скорченным трупоположением как основным погребальным обрядом. Средний бронзовый век характеризуется культурой курганных могил, в погребальном обряде которой трупоположение сочетается с кремацией. Поздний бронзовый век представлен культурно-исторической общностью полей погребальных урн. Она охватывает Центральную Европу и выходит за ее пределы.

Иногда европейский бронзовый век делят лишь на ранний и поздний с целью подчеркнуть, что лишь в поздней бронзе изделия из металла, прочно входят в жизнь населения Европы.

Характер и уровень экономического развития Италии II тыс. до н. э. по-разному оцениваются исследователями. Одни утверждают, что носители апеннинской культуры были пастухами-номадами, которые летом уходили в горы со стадами овец и коз и там занимались молочным хозяйством. Другие, указывая на многочисленные поселения на равнине и на появление костей свиньи в остеологическом материале, полагают, что население Центральной Италии занималось возделыванием зерновых культур и оседлым животноводством. Третья группа ученых настаивает на значительном региональном разнообразии хозяйственной деятельности при общем главенстве смешанного сельского хозяйства. В Абруцци, например, поселения бронзового века находились и в долинах, и на соседних хребтах, и в предгорьях Апеннин, и на высоте от 1000 до 2000 м, причем последние могли быть только временными летними лагерями. В Марке открыты поселения на равнине, где люди занимались разведением рогатого скота и свиней. В сухие летние месяцы крупный и мелкий рогатый скот могли перегонять на 30-40 км в глубь страны. Свидетельства отгонного скотоводства - поселения с незначительным культурным слоем - находятся в долинах Апеннин. Во внутренних районах имеются и более крупные поселения типа Менте Санто Кроче, роль мелкого рогатого скота здесь невелика.

В Тоскане и Умбрии поселения бронзового века распространены от прибрежной равнины до Апеннин. Основной памятник апеннинской культуры Бельверде дает свидетельства выращивания пшеницы, ячменя, проса, гороха, винограда, конских бобов. На других поселениях найдены пшеница и конские бобы. Среди фаунистических материалов кости овец и коз преобладают, но много и костей свиньи. Зимние пастбища для скота могли находиться на прибрежной равнине, где расположены некоторые, вероятно временные (зимние), поселения, дополнявшие круглогодичные поселения во внутренних районах страны.

В Лации встречаются большие земледельческие поселения, такие, как Луни, где выращивались карликовая пшеница, ячмень, бобы и горох, а также содержался скот, хотя в летние месяцы травостой здесь плохой. Предполагают, что в летние месяцы скот могли перегонять в Апеннины, а зимой выпасать его на прибрежной равнине. Имеются свидетельства интенсификации производства пищи и расширения сферы обитания. Постоянные поселения засвидетельствованы и во внутренних долинах Апеннин. Обитатели их занимались выращиванием каштанов и содержали свиней наряду с другими домашними животными. Появление поселений во внутренних районах Лация и в Абруцци в конце II тыс. до н. э. совпадает с увеличением количества поселений в низменности, с общим увеличением заселенности этих районов.

Земледельцы Пиренейского полуострова в бронзовом веке выращивали разные виды пшениц и ячменя, лен и бобовые культуры. Свидетельства культивации оливы восходят едва ли не к позднему неолиту. В слоях медного века найдены косточки винограда. Есть данные о культивации фиг и рожкового дерева. Примитивные формы ирригации уже, видимо, существовали. Ведь там. где расположены поселения культуры Эль Аргар, на высоте около 1000 м на плато с коротким жарким летом, население так или иначе должно было решать проблему искусственного орошения, использовать водные ресурсы. Памятники бронзового века юго-восточной Испании располагаются на слиянии сезонных потоков для максимального использования паводковых вод. Оросительные каналы, восходящие к медному веку, открыты в Cеrro de la Virgin. На некоторых поселениях имеются большие цистерны для воды. Но тем не менее ирригационные системы в Испании бронзового века были незначительны.

Многослойные поселения раннего и среднего бронзового века Подунавья открыты в восточной части Среднедунайского бассейна и свидетельствуют об устойчивой земледельческо-скотоводческой экономике. В качестве основных зерновых культур здесь возделывали древние пленчатые пшеницы - эммер (полбу) и однозернянку, а также шестирядный пленчатый ячмень. Хлебная пшеница очень редка, голозерного ячменя нет совсем, а пленчатый двурядный встречается редко. В Словакии имеются свидетельства отдельных посевов эммера. Однозернянка же встречается редко. Интересно появление ржи. Из бобовых культур выращивались полевой горох и чечевица.

На поселениях позднего бронзового века, изученных на территории ФРГ, среди зерновых культур преобладал шестирядный ячмень с плотным колосом. Пшеницы (эммер и спельта) значительно уступали ему. Представлен дикий и культурный овес. В позднем бронзовом веке Голландии самой распространенной злаковой культурой был эммер (полба). На его долю приходится 3/4 всех растительных остатков. На втором месте стоит голозерный шестирядныи ячмень. Имеются просо и дикий овес. В посевах бронзового века Англии увеличилось количество ячменя, другие виды зерновых растений почти не представлены. В конце бронзового века на территории Польши основными зерновыми культурами были эммер и шестирядный ячмень. Рожь и овес гораздо менее обычны. В разных количествах выращивались бобовые, а в Бискупине культивировались масличные - мак и рапс, в небольших количествах - лен,

Большая часть населения Европы в бронзовом веке занималась смешанным сельским хозяйством, т. е. земледелием и животноводством, но долю той или иной отрасли в общей системе экономики определить трудно. Пыльцевой анализ, проведенный в Англии, Голландии и Дании, показал, что предпринимались и небольшие, и более крупные расчистки лесов, но все же недостаточные, чтобы допустить сколько-нибудь значительное пастушеское скотоводство. Древняя дневная поверхность, открываемая под курганными насыпями в Северной Европе, указывает на открытый ландшафт, на землю, поросшую грубыми травами, старые поля, заросшие травой и превращенные в пастбища. Полагают, что в поисках возможностей для выпаса скота население бронзового века Европы все дальше поднималось на плато и плоскогорья.

В составе стада почти повсеместно на первом плане был крупный рогатый скот. О значительной роли крупного рогатого скота свидетельствуют ритуальные захоронения быков и коров, встречающиеся уже с середины III тыс. Уменьшение величины особей крупного рогатого скота и свиней, наблюдающееся в Европе с неолита вплоть до железного века, объясняется возрастающим давлением поголовья скота на размеры пастбищ и как следствие недостаточным питанием. Роль овец, коз и свиней в снабжении населения мясом оставалась второстепенной. Несколько иначе дело обстояло в Средиземноморье. Например, в Фиаве (Италия) 60% костей животных принадлежали овцам и козам и лишь 20% - крупному рогатому скоту. Аналогичное явление наблюдается в Испании. Ведущая роль крупного рогатого скота в хозяйстве, однако, обусловливалась тем, что он оставался основной тягловой силой, несмотря на распространение домашней лошади. В Центральной и Западной Европе домашняя лошадь распространялась с культурой колоколовидных кубков. Около 1800 г. до н. э. домашняя лошадь появилась в Греции. В первой половине II тыс. до н. э. характерным явлением становится всадничество, которое в степной зоне Европы могло развиться и ранее. Однако в качестве упряжного животного лошадь стали использовать лишь позже.

Земледелие было пахотным. Легкие плуги, датирующиеся первой половиной II тыс. до н. э., найдены в Дании и Италии. Изображения плуга имеются среди петроглифов Швеции и Южных Альп (Валь Камоника), отнесенных к бронзовому веку. В одном случае изображена сцена с парой животных, тянущих плуг, и человеком, идущим за ним с киркой или мотыгой. Следы вспашки открыты под курганными насыпями, некоторые из них восходят даже к началу III тыс. Свидетельствами пашенного земледелия являются и так называемые кельтские поля - система полей в странах Северо-Западной Европы. В Англии многие из этих полей относятся ко II тыс. до н. э., а в Ирландии - даже к III тыс. Высокий уровень содержания фосфора в почвах полей бронзового века в Дартмуре (Англия) указывает на использование удобрений. Пахотное земледелие означало большой прогресс в сельском хозяйстве. Плугом, в который были впряжены волы, человек мог обрабатывать гораздо большие участки земли, причем более эффективно, чем при мотыжной обработке, а в условиях Средиземноморья рыхление почвы помогало сохранить необходимую влажность. На хороших почвах даже легкие плуги способствовали увеличению продуктивности земледелия.

Сельскохозяйственные орудия бронзового века известны недостаточно. Использование бронзовых орудий в земледелии начинается довольно поздно, не ранее середины II тыс. до н. э. Речь идет главным образом о серпах различной формы со стержнем для прикрепления рукояти, ручкой и пр.

Интересен факт освоения с середины II тыс. до н. э. менее плодородных, ранее почти не использовавшихся земель. Так, в Скании (южная Швеция) большая часть высокоплодородных земель обрабатывалась уже в ранний период бронзового века, а во второй его половине стали расчищаться гораздо менее плодородные земли. В южных Нидерландах и Бельгии интенсивное земледелие издавно велось в низких сырых долинах. В позднем бронзовом веке и песчаные почвы возвышенностей были включены в сельскохозяйственное производство, леса расчищены, тогда как долины стали использоваться меньше.

В бронзовом веке активно охотились на тура, зубра, благородного оленя, косулю, кабана, особенно в умеренной зоне, но количество дикой фауны постоянно сокращалось из-за все более плотного заселения Европы человеком. Судя по наскальным изображениям, на охоте применялись преследование с копьями, западни и ловушки, поимка в сети и использование какого-то оружия типа бумеранга. Лишь на севере и северо-востоке Европы сохранялись в значительной степени нетронутыми леса, которые давали приют диким животным. Имеются свидетельства специализированной охоты ва пушных животных, в частности стоянки охотников на бобров.

Интересные материалы указывают на развитие морского промысла, например охоты на тюленей и китов у берегов Дании. На Аландских островах найдены остатки сезонных поселений охотников на серого тюленя, где жили лишь в апреле - мае, когда проводилась заготовка тюленьего жира. Рыболовство, несомненно, играло важную роль, особенно в хозяйстве населения северных регионов Европы. Рыбу ловили с лодок и даже кораблей, тысячи изображений которых найдены среди петроглифов Швеции, Финляндии и Карелии. Реже встречаются сами деревянные каноэ. Но лодки и корабли были лишь одним из видов транспорта в бронзовом веке, достаточно надежным и широко распространенным на берегах Средиземного, Северного и Балтийского морей. Другим важным видом был колесный транспорт - телеги и повозки. Сначала у них были сплошные деревянные колеса, позже - со спицами. Во II тыс. до н. э. они уже широко известны в Европе. Наскальные изображения показывают двухколесные повозки, запряженные парой волов или лошадей. В зимнее время применялись сани и лыжи.

Во II тыс. до н. э. в Европе все большее значение приобретают добыча медных и оловянных руд, разработка золотоносных месторождений, плавка меди, олова, бронзы, золота, металлообработка. Рудные залежи распространены в Европе далеко не равномерно, и те регионы, где имелись источники сырья, или те, через которые проходили большие торговые пути, начинают играть более важную роль. Медные руды находились на Атлантическом побережье, в Альпах, Чешских Рудных горах, Карпатах и Балканах, на Кавказе и Урале. Месторождения олова встречались реже: на Атлантическом побережье, в Чешских Рудных горах и на Апеннинском полуострове. Сплав меди с оловом имеет большую твердость, чем чистая медь. Естественно, что регионы, где были залежи тех или иных руд, приобретали особое значение. Первые разработки медных руд в Европе начались на Балканах и в Карпатах. С 1700/1500 г. до н. э. добыча металлических руд в значительных масштабах проводилась в Восточных Альпах. Техника горнорудных работ II тыс. до н. э. хорошо изучена в районе Зальпбурга (Австрия). В Миттерберге, например, шахты были врезаны в склон холма на глубину до 100 м, следуя жилам медных пиритов. Подсчитано, что для разработки каждой из 32 шахт понадобилось около семи лет. На этих разработках могли быть заняты максимум 160 рабочих.

Добыча руды, выплавка бронзы, изготовление бронзовых орудий, оружия, украшений из бронзы и золота - все это требовало определенных знаний, опыта, навыков, специализации и разделения труда. Кто занимался добычей руды, промывкой золота, выплавкой металлов и производством изделий из него? Насколько далеко зашла специализация в металлургии и металлообработке в Европе во II тыс. до н. э.? Можно ли утверждать, что в это время уже произошло второе общественное разделение труда и первое отделившееся от сельскохозяйственного производства ремесло - металлурга и кузнеца - уже существовало? В современной науке нет единой точки зрения на эти вопросы. По мнению одних ученых, металлургия бронзы и производство орудий из нее были столь сложным процессом, что требовали присутствия в общине или в регионе специалистов-ремесленников, которые занимались только металлургией и металлообработкой. При этом линия разделения проходила не внутри общины, а меж общинами, и существовали целые этнические группы, которые специализировались в качестве кузнецов или медников и обслуживала другие группы и общины. Предполагают, что такие группы ремесленников были странствующими и перевозили с собой орудия, сырье или полуфабрикаты.

Другие ученые, анализируя данные этнографии, считают, что в Европе II тыс. до н. э., за исключением, вероятно, минойского Крита и микенской Греции, ремесло еще не отделилось полностью от сельскохозяйственного производства, а кузнецы и медники отнюдь не были полновременными специалистами. Поскольку потребность в орудиях труда, оружии была сезонной, кузнецы могли работать над ними лишь несколько месяцев в году. В некоторых обществах кузнецы вкладывали в производство орудий лишь свои знания и мастерство, а сырье, топливо и даже частично труд принадлежали заказчику. Специализация наблюдалась внутри самого кузнечного ремесла, например на производстве мечей, бронзовых чаш или котлов.

Полновременные специалисты, видимо, появлялись лишь там, где их существование мог поддерживать избыточный продукт, изымаемый у населения администрацией, т. е. в сложных объединениях и древнейших государствах, где перераспределение общественного продукта зашло уже достаточно далеко. В Европе II тыс. до н. э. свидетельств этого (вне микено-минойского мира) немного. Определенные общины, несомненно, уже с середины II тыс. до н. э. должны были специализироваться на добыче руд и выплавке металлов, как ранее специализировались на добыче высококачественного кремня или другого поделочного камня. Металла, особенно в первой половине бронзового века, было еще мало для удовлетворения всех потребностей. Каменные орудия продолжали изготавливать и использовать на протяжении всего бронзового века, но им часто придавали формы металлических. Металл - бронза, серебро и золото - находился преимущественно в руках верхушки общества. Из него - в раннем и среднем бронзовом веке изготавливали украшения и оружие, и лишь в начале позднего бронзового века были сделаны первые сельскохозяйственные орудия - серпы. Еще в позднем бронзовом веке с целью сберечь ценный металл в могилы в некоторых культурах помещали миниатюрные изображения металлических предметов. Только в конце II - начале I тыс. до н. э. металла стало больше и бронзовые изделия действительно вошли в обиход населения южных и центральных регионов Европы. К этому времени относится и появление поселков ремесленников-металлистов, таких, как Велем-Сентвид (ВНР). Здесь на большом поселении, расположенном террасами на горе, ремесленники на протяжении 500 лет занимались изготовлением бронзовых изделий и оружия и снабжали ими обширные области Паннонии.

В бронзовом веке, особенно во второй его половине, все большее экономическое значение приобретают добыча и экспорт соли. Соль не только вошла в ежедневный рацион питания, но использовалась для консервирования и хранения продуктов, в производстве сыра и при обработке кожи. Районы добычи и производства соли имели особую важность. Лучше всего известны соляные копи в Верхней Австрии. В районе Галле (Заале, ГДР) методом производства было выпаривание раствора соли у соляных источников или соленых озер. Оставшаяся после выпаривания, еще влажная соль прессовалась в кубках или формах, а затем высушивалась в виде "соляных голов". Добыча соли началась здесь в раннем бронзовом веке, в Галыптатте (Австрия) - в позднем.

Несомненно, в бронзовом веке Европы увеличивается количество добываемого сырья, готовых продуктов и товаров, предназначенных для обмена и торговли, различные регионы специализируются на производстве особых видов сырья и готовых изделий для обмена. Об этом говорят находки изделий из привозных материалов в различных частях Европы. Предметами широкого обмена были медь, бронза, золото и изделия из них, фаянсовые бусы, янтарь и янтарные украшения, морские раковины.

Минойская и микенская цивилизации имели, вероятно, прямые торговые связи с обществами на периферии их политического контроля. Может быть, эти связи поддерживались специальными торговцами. Устойчивая межрегиональная система обмена существовала между Эгеидой и Адриатикой, судя по значительной концентрации находок микенской керамики на побережье южной Италии. Возможно, здесь существовали даже микенские торговые фактории или колонии. Местные общины были посредниками в торговле между Эгеидой и северной Италией. Южноиталийские поселения II тыс. до н. э. малы, менее 1 га, но некоторые из них укреплены каменными стенами. Вероятно, с севера сюда поступали медь и олово вместе с бронзовыми изделиями североиталийских типов. Может быть, эта италийская торговля была лишь частью более обширной системы обмена, охватившей Западную, Центральную и Северную Европу в XIV-XII вв. Доказан и систематический регулярный обмен через альпийские перевалы. Крушение микенской цивилизации привело в упадок эгейско-адриатическую торговлю, которая могла стимулировать развитие городов у населения южной Италии.

Основная часть Европы в бронзовом веке не достигла уровня развития государственности, а торговля и обмен проходили в условиях гораздо менее централизованных обществ. Торгово-обменная сеть должна была включать сотни и тысячи малых независимых социополитических единиц. Обмен осуществлялся между общинами, племенами и регионами, причем в обмен малоценными товарами могли быть включены все члены общества.

Никаких свидетельств существования в бронзовом веке Европы специальных торговцев, бродячих торговцев или рынков нет, Видимо, существовал целый ряд взаимосвязанных региональных сетей обмена, в которых и происходило движение товаров путем использования таких механизмов, как подарки, разного рода дары, а в периферийных районах и между различными сетями - путем меновой торговли. Объектами торговли и обмена были сырье, ремесленные изделия и престижные ценности, поэтому торговые отношения затрагивали в основном элиту различных племенных союзов и групп, тогда как большинство населения не было вовлечено в эту торговлю.

Наиболее ярким примером европейской торговли-обмена в бронзовом веке служит торговля янтарем. Месторождения янтаря находятся в различных частях Европы, но преимущественно на южном побережье Балтики, а также в Португалии, Сицилии, южной Италии, Фрашюи и Румынии. Анализ янтарных изделий из шахтных могил в Микенах показал, что янтарь, из которого они сделаны, происходил из Прибалтики и пересек Европу с севера на юг. Янтарь экспортировался в основном в виде готовых изделий. Из Средиземноморья в другие районы Европы поступали главным образом раковины типа Cardium, Columella rustiса и Dentalium, а также, возможно, фаянсовые бусы и ткани. Фаянсовые бусы, как показал анализ находок, сделанных в Англии, имеют восточное происхождение.

Дунайские культуры раннего и особенно среднего бронзового века типа Отомань, Дюлаваршанд, Фюзешабонь показывают достаточно развитую систему поселений двух иерархических уровней: малые сельские поселения - на нижнем, более обширные, укрепленные поселения - на верхнем. Как полагают, в укрепленных поселениях жили ремесленники и верхушка общества. Примером может служить поселение культуры Отомань в Словакии - Спишски Штврток, расположенное на важной торговой дороге через горный перевал в Карпатах. Оно имело площадь около 6600 кв. м и было укреплено рвом и валом, достигавшим высоты 6 м с палисадом по верху. Внутри укрепленного поселения находился акрополь площадью 660 кв. м, где дома были возведены на каменных основаниях и где сделаны богатые находки, в том числе клад из бронзовых и золотых изделий.

Другие поселения не показывают столь четкой социальной дифференциации их обитателей. Они обычно целиком застроены длинными домами столбовой конструкции. На поселении Барца (Словакия) открыто 23 таких дома, в большинстве трехкомнатных. На ряде многослойных поселений того же времени на р. Тиса найдены аналогичные столбовые дома длиной 12-17 м, шириной 6 м, с несколькими очагами и печами. Дома размещались близко друг к другу, и производственная деятельность в значительной мере происходила за пределами поселения во избежание пожаров, которые и так были довольно часты. Основные производственные мастерские были сосредоточены на вершинах соседних холмиков на расстоянии до 100 м от поселений.

Системы поселений бронзового века изучены недостаточно, поскольку обычно внимание исследователей привлекают более богатые и впечатляющие погребальные памятники. Благоприятным исключением являются поселения кновизской группы культуры полей погребений, изученные в северо-западной Чехии. Они располагались на холмах, удобных при обороне, чаще всего на берегу реки или протока, близ источников, на берегах озер, приблизительно одно поселение на 6 кв. км.

Многие поселения в различных регионах были укреплены валами и рвами и располагались на мысах, вершинах холмов, островах. В тех случаях, когда интересы обороны, видимо, не играли существенной роли, поселения лежали на низких террасах у рек. Такие поселения встречаются чаще, но поселения на вершинах холмов бытовали более длительные промежутки времени, иногда весь период существования культурной общности. Некоторые районы, занятые в период культуры погребальных урн, не были заселены ни прежде, ни позже, вплоть до средневековья, что еще раз указывает на повышенную плотность населения в позднем бронзовом веке.

Особый тип памятника, характерный именно для позднего бронзового века, хотя возникший раньше и существовавший и в более поздние периоды, - городище. Это, как правило, довольно обширное укрепленное поселение, расположенное в местах, пригодных для обороны: на вершине горы, на мысу плато, возвышающемся над долиной. В бронзовом веке их укрепляли стенами из камня, дерева и земли, валом (или валами), увенчанным палисадом, и одним или несколькими рвами. При въезде были ворота, иногда защищенные башнями. Размеры городищ бронзового века были подчас значительными, но культурный слой их редко достигает большой мощности, свидетельствующей о длительности обитания. Внутренняя планировка городищ изучена плохо. Предполагается, что многие из них были лишь убежищами, где население окружающих неукрепленных поселков в случае нападения врагов спасалось само и спасало имущество, в частности скот.

Большой интерес представляет система поселений лужицкой культуры (ГДР, ПНР). По размерам, характеру локализации и укреплений их делят на три типа. Поселения в низинах и долинах рек занимают от 0,7 до 1,8 га и, как правило, не укреплены. Поселения на вершинах конечных морен имеют площадь от 0,7 до 18 га, поселения на вершинах гор - от 0,8 до 35 га. Для укрепления поселений последних двух типов использовались конструкции разного рода из камня, дерева и земли. Поселение бронзового века Бискупин достигало 90 х 30 - 60 м и было окружено рвом, а также, вероятно, внутренним валом и имело двойной вход. Малые дома были сделаны из плетня с обмазкой. Имелся загон для скота.

В Голландии открыты небольшие поселения бронзового века - деревушки из нескольких домов с амбарами и сараями. Типичное поселение Эльп (пров. Дренте) существовало пять-шесть веков (1300-800 гг. до н. э.) и несколько раз перестраивалось. Но каждый раз оно состояло из одного длинного дома с несколькими рядами столбов внутри - опорой крыши. Длина дома от 25 до 36 м. В одном его конце находились жилые помещения, в другом - стойла для 20- 30 голов скота. На поселении имелось еще несколько сооружений, в том числе амбары для хранения зерна. Население такой деревушки насчитывало всего 12-20 человек. Другие поселения того времени в Голландии также состояли из одного-двух длинных домов, нескольких круглых построек и малых прямоугольных амбаров. Каждый длинный дом был разделен на две части: одну - жилую, другую - предназначенную для скота.

В Дании найдены аналогичные поселения с длинными домами (24 х 8, 10 х 7 м). Дома имели легкий деревянный каркас и стены из плетня. В Скании открыты полуземлянки более прочной постройки, а на поселении Норрвидинге (Швеция) - длинное сооружение из горизонтально положенных бревен с обмазкой.

И в позднем бронзовом веке на севере Европы сохраняются преимущественно поселения малых размеров с несколькими длинными домами столбового типа. На поседении Фрагтруп (Ютландия) открыты три таких дома с крышами, опиравшимися на двойные ряды столбов. На малом поселении Бьёрнланда (Швеция) найден большой (30 х 10 м) дом со стенами из дерна толщиной в основании 2-3 м и внутренними столбами, поддерживающими крышу.

Крупные поселения встречаются гораздо реже. Поселение Халлунда близ Стокгольма имело площадь более 1,5 га и располагалось на вершине холма, склоны которого были слегка террасированы. Раскопаны три больших дома, из которых самый большой имел длину 20 м и каменное основание из валунов и булыжника. В нем обнаружены 12 печей, некоторые с продухами для усиления тяги, и найдены тигли, фрагменты литейных форм и бронзовые прутья. Видимо, в этом доме производилось литье меди и бронзы, а само поселение было центром металлообработки, снабжавшим население округи металлическими изделиями. Дата поселения - первая половина VIII в. до н. э. Население его определяется в среднем в 100 человек. Наряду с постоянными поселениями типа Халлунды, в которых концентрировалось основное население, существовали небольшие деревушки и временные лагеря. На многих из них открыты малые круглые и овальные дома. Следы металлообработки найдены на ряде даже небольших поселений, что говорит об удовлетворении основных потребностей в металлических орудиях путем налаженного домашнего производства.

В бронзовом веке наблюдается дальнейшее усиление социальной дифференциации. Но никаких свидетельств того, что иерархические социальные группы переросли в классы, нет. Нет и государственных образований, за исключением Эгеиды. Наибольшее развитие социальной дифференциации отмечено в тех областях, где имелись важные источники сырья или через которые проходили важные торговые пути.

Уже в раннем бронзовом веке Центральной и Восточной Европы наблюдаются значительные различия в погребальных обрядах и дарах. Самые богатые погребения принадлежали вождям крупных племенных объединений. Вождь обладал не только специальными функциями, но и привилегиями. Последние относились к пище, поведению, ритуальной деятельности, в том числе к разного рода табу и предписаниям, к одежде и украшениям. Вождь был окружен родичами, которые занимали высшие ступени иерархической лестницы и образовывали знать.

Внутренний порядок в такого рода обществах поддерживался целой серией проскрипций, брачных обычаев и генеалогических концепций, влиявших на социальную структуру, социальный статус и обычаи, в том числе и этикет. Лишь в развитых объединениях у вождей имелась особая дружина, которая могла силой проводить в жизнь его решения. О стремлении обособиться от остальных членов общества свидетельствуют акрополи, небольшие по размерам, хорошо укрепленные крепости, которые встречаются на некоторых поселениях в Юго-Восточной Европе уже в V (Сескло), IV (Димини) и III (Юнапите) тыс, до н. э., а в Центральной Европе-во II тыс. до н. э.

Война, вооруженные столкновения, а позже и специальные грабительские походы стали характерной чертой жизни многих регионов Европы в бронзовом веке. Об этом свидетельствуют городища с их укреплениями, а также большое количество оружия, обнаруженное в памятниках уже первой половины II тыс. до н. э. Во второй половине этого тысячелетия оружия накапливается еще больше и оно совершенствуется. Война была важным условием для возвышения вождей в эпоху "военной демократии" (Ф. Энгельс), ведь вождь - это прежде всего военный предводитель. Успешная, война, грабительский поход способствовали обогащению вождя и его приближенных - знати и дружины. Племенные объединения имели свои территориальные границы, и вооруженные конфликты из-за территории были, видимо, достаточно частым явлением.

Иерархичность глубоко пронизывала всю социальную структуру общества. Верхние ступени иерархии занимали вожди и знать, ниже шли воины, ремесленники и рядовые члены общин - земледельцы и скотоводы. Определенное место наверху иерархической лестницы занимали жрецы. Часто жрецом бьщ сам вождь, или же он выполнял жреческие функции.

Погребения людей высокого положения, относящиеся к раннему бронзовому веку, найдены в Лейбингене и Хельмсдорфе (ГДР) и Леки Мале (ПНР). Для них на уровне земли или в погребальной яме были возведены специальные деревянные конструкции, а среди погребального инвентаря имелись золотые и бронзовые изделия. Погребения были перекрыты курганными насыпями значительных размеров. В Силезии (ПНР) в могильнике унетицкой культуры только одно погребение из 100 содержало золото, и восемь погребений из 100 - бронзовые изделия. Очевидно, изделия из бронзы и золота в то время были очень редки у рядовых членов общин, но количество их возрастало в общинах, расположенных ближе к источникам сырья.

Анализ инвентаря большого (более 300 могил) некрополя раннего бронзового века Бранч на территории Словакии позволил выделить группу богатых погребений с особо тщательно выполненными изделиями, которые могут рассматриваться как специальные символы социального статуса. Богатых женских погребений больше, чем мужских, причем самыми богатыми оказываются погребения молодых и средних лет женщин. Богатыми были и погребения мальчиков, что указывает на наследственный характер богатства и высокого социального положения. Однако в других районах Европы нет никаких свидетельств об увеличении социальной дифференциации в раннем бронзовом веке по сравнению с предшествующим временем.

Как показали исследования окандинавского позднего бронзового века, золото имело здесь величайшую церемониальную и престижную ценность. Некоторые типы золотых изделий встречаются только в мужских погребениях. Мужские погребения содержали больше золотых и бронзовых изделий, чем женские, что, свидетельствует о концентрации богатства в руках мужчин.

Погребение вождя позднего бронзового века найдено в западной Словакии. После кремации остатки погребального костра были помещены в огромную (4,25 х 3,65 х 3,1 м) яму. В ее дне была вырыта еще одна яма глубиной до 2 м, а в ней помещены кости погребенного в сосуде. В большой же яме находились керамика, золотые украшения, бронзовые предметы. Многие керамические и бронзовые сосуды лежали и на поверхности земли, у погребальной ямы. Поверх ямы и костра был насыпан курган высотой 6 м и диаметром 25 м.

Развитие степных областей Восточной Европы в бронзовом веке отличалось значительным своеобразием. В первой половине II тыс. до н. э. здесь существовала катакомбная культурно-историческая общность, названная так по характерной особенности погребального обряда - захоронению покойных в особых камерах-катакомбах, вырытых в одной из стенок могильной ямы. Катакомбная общность занимала обширный ареал - от Днестра почти до Волги. На юге граница ареала отмечена в Предкавказье, катакомбные памятники есть на Кубани и Тереке. Многочисленны локальные варианты, воспринимаемые как особые культуры. Поселения изучены недостаточно. В Приазовье найдены остатки прямоугольных домов на каменных основаниях с глинобитными стенами. Длина домов была не менее 14 м. На Северском Донце открыты остатки деревянных домов с обмазанными глиной полами.

Пастушеское скотоводство и земледелие были основой экономики катакомбной общности. Часть населения вела полукочевой образ жизни. Бесспорно, существовали металлургия и металлообработка. Первые металлические изделия, однако, появились с Кавказа, о чем свидетельствует как анализ металла, так и типы изделий. Позже была начата разработка меднорудных залежей. У г. Артемовск найдены древние рудники, шлаки, остатки плавки. Свидетельствами специализации являются погребения мастеров-литейщиков. Из бронзы изготавливались черешковые кинжалы и ножи, плоские долота, тесла, проушные топоры и различные украшения. Изделия из золота редки, Высокое развитие транспортных средств засвидетельствовано остатками деревянных четырехколесных повозок и моделями крытых повозок, выполненными из глины.

Катакомбные погребения совершались под курганными насыпями, которые иногда достигают очень больших размеров (один курган в Калмыкии имел диаметр 75 м и высоту 8 м). Такие курганы возводились, конечно, не над могилами рядовых общинников. Как правило, погребен один покойник, но встречаются и совместные погребения мужчины и женщины, взрослых с детьми. Есть свидетельства насильственного умерщвления женщин при погребении мужчины. С погребальным ритуалом связаны кострища и жертвенники, помещение в могилу заупокойной пищи. Наряду с погребениями в катакомбах встречены и погребения в простых ямах.

Уровень имущественного и социального расслоения у носителей катакомбной общности, видимо, был значителен: об этом говорят большие размеры курганных насыпей и могильных сооружений для лиц, занимавших высокое положение в обществе, и различия в погребальном инвентаре и ритуале. Некоторые могилы, например, сопровождаются захоронением многих лошадиных черепов. Все это свидетельствует об обществе с довольно сложной структурой и высоким уровнем социальной организации.

Характерным примером степных культур Восточной Европы в позднем бронзовом веке является срубная культурно-историческая общность, распространенная на огромной территории между реками Днестр и Урал. Свое наименование она получила от бревенчатых конструкций, помещенных в могильные ямы или сооруженных над ними. Поселения срубной общности располагались по берегам рек, на террасах, там, где было возможно примитивное земледелие. Как правило, поселения не укреплены. Древнейшие из них имеют небольшую площадь (0,1-0,2 га). Лишь несколько позже появляются более крупные (до 1 га) поселения. Жилища - чаще всего квадратные полуземлянки со скругленными углами площадью от 25 до 120 кв. м. Изредка встречаются более крупные. Одно жилище площадью 24 х 14 м имело два ряда мощных столбов, на которые опирались балки крыши. В нем было семь очагов, из которых один находился в центре и, возможно, был культовым. Население такого дома могло достигать 40-50 человек. Поселение Сускан 1, где найдено это жилище, было укрепленным: с напольной стороны его ограждали ров шириной до 3 м и вал. В конце II тыс. до н. э. площадь срубных поселений увеличивается до очень значительных (Ивановка на Волге - до 100 га), а сами поселения размещаются в местах, удобных для обороны.

Экономика срубной общности не была единообразной на огромной ее территории. В степях господствовало, видимо, скотоводство, точнее - овцеводство. Предполагается, что скотоводство носило кочевой характер. Лошадь использовалась для верховой езды, что увеличивало подвижность населения. В более северных районах степного Поволжья, на Дону, в Поднепровье найдены земледельческие поселения. Есть свидетельства выращивания ячменя и проса. В составе стада этих поселений преобладал крупный рогатый скот, который использовался и в качестве тягловой силы как для повозок, так, вероятно, и для плуга. Значительное количество костей на этих поселениях принадлежит свинье.

Другой отраслью экономики были металлургия и металлообработка. Довольно рано один очаг металлообработки сформировался в Поволжье на медных рудах и сырье из Урало-Казахстанского района, другой - на юго-западе ареала срубной общности, в Приазовье, Нижнем Поднепровье, в междуречье Днепра и Днестра. Мастера-литейщики, о которых известно по погребениям с характерным набором орудий, отливали кинжалы, мечи, копья, ножи, долота, кельты, проушные топоры, серпы, а также некоторые украшения. В конце существования срубной общности все чаще употребляются изделия из железа, в том числе ножи и кинжалы.

Если для ранних этапов характерны одиночные, реже - парные погребения в прямоугольных ямах, под курганной насыпью, то на средних этапах появляются целые могильники, перекрытые большими курганами. Например, у с. Ягодное в Заволжье погребения под курганной насыпью располагались двумя концентрическими кругами: во внешнем круге были похоронены мужчины, во внутреннем - женщины и дети. В центре находился жертвенник с костями домашних животных и целым скелетом коровы. Первоначально могильник был бескурганным. Курганы с одиночными погребениями тем не менее сохраняются. Видимо, на ранних этапах развития срубной общности погребения под курганной насыпью удостаивались лица, занимавшие высокое положение в общественной иерархии, и лишь позже курганный обряд был распространен и на других членов общества. Это подтверждается появлением вытянутых валообразных насыпей, покрывающих несколько кругов погребений с жертвенниками в центре. На последних этапах развития срубной общности длинные уплощенные насыпи покрывают уже до сотни погребений, расположенных рядами, а деревянные конструкции и сами погребальные ямы исчезают.

Несмотря на несомненную иерархичность срубной культурно-исторической общности, свидетельства социального расслоения не слишком велики. Специалисты-археологи говорят о погребениях "родовых старейшин", которые выделяются ритуалом и богатством инвентаря. Встречаются и погребения мастеров-литейщиков. Не вызывает сомнения, что общество срубной культуры стояло на ступени разложения первобытнообщинного строя, которое усугублялось дальними походами, способствовавшими концентрации богатств в виде захваченной добычи в руках немногих семей.

* * *

Изучение наскальных изображений, глиняной и бронзовой пластики, погребальных обрядов, кладов вотивного характера в совокупности с данными этнографии, а также мифологии позволяет бросить взгляд па религиозные представления обитателей Европы II тыс. до н. э., их ритуалы.

Несомненно, в пантеоне богов II тыс. до н. э. сохранялись древние божества, культ которых появился в Европе вместе с распространением земледелия. Речь идет прежде всего о богине земли, богине плодородия. В бронзовом веке Северной Европы ее изображали плывущей в ладье. В ее честь справляли великий весенний праздник - священную весеннюю свадьбу, изображение которой часто встречается на петроглифах Скандинавии: мужчина и женщина, окруженные гирляндами цветов, устремляются друг к другу. Рядом с ними изображается "майское дерево".

Другое женское божество - а женские божества занимают все более выдающееся положение в пантеоне Европы в ходе II тыс. до н. э. - богиня воды. Вероятно, она проникла в Европу с Ближнего Востока. Ее изображали в виде нагой женщины, держащей перед собой двумя руками сосуд со священной водой. Символом этой богини является бронзовый котел, плывущий на двух ладьях, украшенных на носу и на корме фигурами лебедей. Во второй половине II тыс. до н. э., с наступлением засушливых лет, почитание богини воды распространяется шире. Ей приносят жертвы у священных источников, в болотах, причем жертвоприношения часто содержат женские украшения.

С божествами земли, плодородия, воды связан и земледельческий праздник первой борозды, весенней вспашки, цель которого - пробудить плодородие земли после зимнего сна. Этот праздник сочетается с праздником майского дерева, где оно выступает как символ весны.

С глубокой древности в Европе был известен культ быка, который сохраняется и в бронзовом веке. О нем свидетельствуют многочисленные изображения "человека-быка" на петроглифах, рогатые шлемы и бронзовые рога - ритуальные музыкальные инструменты огромных размеров (длина 1,5-2,1 м). Их находят обычно парами, они олицетворяют правый и левый рог быка. Другое свидетельство культа быка - захоронения покойников на свежеснятых бычьих шкурах.

Культ солнца - небесного божества, влекомого лошадью в колеснице по голубым полям небес, - индоевропейского происхождения. Символом солнца был золотой диск, окруженный ореолом. Он найден в ряде областей Европы в памятниках бронзового века, в наскальных изображениях Скандинавии, а также в кладах - вместе с моделью колесницы и фигуркой лошади из бронзы. Изображение колеса со спицами или креста в круге также считалось символом солнечного божества. Булавки с головкой в виде колеса с четырьмя спицами типичны для курганной культуры в Центральной Европе и встречены в Северной Европе. Культовые праздники солнца, церемонии, связанные с почитанием его как божества, проходили в середине лета и в середине зимы. Изображение солнца провозили перед народом на солнечной колеснице - это должно было обеспечить счастье и плодородие людям и животным.

Святилища и культовые сооружения бронзового века открыты в ряде мест Европы. Знаменитый Стоунхендж в Англии в его окончательном варианте также относится к бронзовому веку. Деревянное церемониальное или ритуальное сооружение открыто в Нидерландах, в болоте, в 250 м от сухого места. В основе святилище имело каменное кольцо диаметром до 4 м и реконструируется как круглое, с рогообразными выступами на самых верхних балках. Внутри найдены широкие дубовые доски. Оно было возведено около 1050 г. до н. э. Недалеко от него найдены три металлических клада, зарытых между 1100 и 800 гг. до н. э. Это ритуальное сооружение было намеренно разрушено еще в бронзовом веке.

Изменение погребального обряда - от трупоположения к кремации, наблюдавшееся во многих областях Европы зо второй половине II тыс. до н. э., особенно в период сложения культуры погребальных урн, свидетельствует в первую очередь о распространении новых представлений о загробной жизни, согласно которым огонь помогал душе человека освободиться от тела и взлетать в небо. Чтобы "помочь" полету души, в погребальный костер часто клали крылья птиц.

* * *

Бронзовый век Европы не принес существенных изменений в способах производства пищи и вообще средств существования. Бронзовые орудия почти не затронули область сельскохозяйственного производства, во всяком случае вплоть до позднего бронзового века. Изделия из бронзы в первой половине бронзового века - это многочисленные украшения: серьги и височные кольца, шейные гривны, сердцевидные и полулунные подвески, кованые пластинчатые и литые спиралеобразные браслеты, перстни и многочисленные булавки, снабженные разнообразными головками. Из бронзы изготавливалось и оружие - кинжалы, вислообушные топоры, немного позже - втульчатые наконечники копий. Орудия включают плоские топоры с полукруглым лезвием, проушные топоры, ножи. В конце среднего бронзового века появляются первые бронзовые мечи - мощное оружие, которое достигает высокого совершенства в позднем бронзовом и раннем железном веках.

Поздняя часть бронзового века, которая продолжалась около 600 лет начиная с 1300/1250 гг. до н. э., - важный период в истории Европы. Хотя, судя по количеству оружия и по укрепленным поселениям на вершинах холмов, это было довольно беспокойное время, все же в различных областях материальной и духовной культуры наблюдается значительный прогресс. Развивается полое литье бронзы, широко применяются обработка листовой бронзы для изготовления посуды и других изделий, новые сплавы. Значительно совершенствуется наступательное оружие, появляются бронзовые шлемы, поножи, панцири - развитой доспех. Впервые в Европе начинается производство настоящего стекла. Определенный прогресс заметен в строительстве, на транспорте, в производстве керамики. Зрелое и единообразнее выражение приобретает религиозный символизм.

В начале этого периода происходят события мирового значения: микенская цивилизация заканчивает свое существование, в Анатолии гибнет хеттское царство, города Леванта подвергаются значительным разрушениям. Были ли эти события связаны с Европой? Если да, то в какой степени? На этот вопрос до сих пор не получено однозначного ответа, но ряд ученых полагают, что определенная миграция населения из Центральной Европы на юго-восток имела место в позднем бронзовом веке.

Общая картина развития Европы во II тыс. до н. э. будет неполной, если не упомянуть о роли миграций в бронзовом веке. Они не имели столь всеобъемлющего характера и не обладали столь значительными масштабами, как в III тыс. Не было ничего сравнимого по объему с миграциями культур шнуровой керамики и боевых топоров или культуры колоколовидных кубков, миграциями, которые охватили огромные территории соответственно Центральной и Восточной Европы, Западной, Центральной и Южной Европы.

Тем не менее в Европе II тыс. до н. э. имели место значительные передвижения населения, но едва ли можно говорить о сколько-нибудь крупных вторжениях в Европу извне. Скорее наоборот, уже со второй половины III тыс. наблюдается движение племен из Европы в Анатолию. Это означает также, что большая часть Европы во II тыс. должна была быть заселена носителями индоевропейских языков, которые могли появиться в Европе самое позднее во второй половине III тыс., но вероятно, поселились здесь раньше.

К большим миграциям европейского бронзового века можно отнести продвижение с северо-запада в Среднедунайский бассейн культуры курганных могил, которое сопровождалось уничтожением таких местных культур, как культура задунайской инкрустированной керамики и культура Ватья, и изгнанием на восток их носителей. Ход этой миграции и ее результаты, заложившие основы совершенно нового направления развития позднего бронзового века в Среднем Подунавье, подробно исследован в ряде работ археологов центральноевропейских стран [+1].

Сложение другой крупнейшей культуры позднего бронзового века - культуры или скорее культурно-исторической общности полей погребальных урн (Urnenfelderkultur) также иногда объясняется миграционными процессами, но это лишь одно из возможных объяснений. В XII-Х вв. эта общность охватывает значительные территории Центральной Европы, а в Х-VIII вв. распространяет свое влияние и на Западную Европу, проникая в Испанию, Западную Францию, а частью - и на Северную и Юго-Восточную Европу. Определенные проявления культуры полей погребальных урн засвидетельствованы и в Восточной Европе (Калининградская область, запад Украины, Молдавия).

Значение культурно-исторической общности полей погребальных урн в истории Европы состоит в том, что она находится в начале развития, уже не прерываемого более, в конце которого на сцене появляется большинство исторических народов Европы. Предполагают (В. Киммиг), что общность полей погребальных урн может быть сопоставлена с тем языковым слоем, который был выделен X. Краэ аа основе гидронимии Европы и назван им "древнеевропейским" [+2]. Этот древнеевропейский слой предшествовал образованию иллирийских, кельтских, италийских и германских языков. Местные элементы, вошедшие в состав культурно-исторической общности полей погребений, в конце ее существования стали основой возникновения культур раннего железного века, идентифицируемых с иллирийским, кельтским и венетским этносами. Так, считается, что восточные группы общности полей погребений включали иллирийско-венетский основной элемент.

Область распространения северного (нордического) бронзового века с определенной долей вероятия можно связывать с ареалами прагерманских и прабалтских языков, а территорию срубной культурно-исторической общности многие исследователи сопоставляют с ареалом расселения носителей индо-иранских языков.

Примечания

[+1] См.: Археология Венгрии. Конец II тысячелетия до и. э.- I тысячелетие н. э. М└: Наука, 1986. С. 13-16. 37-51.

[+2] Krahe H. Sprache und Vorzeit. Heidelburg. l954. S.48 ff.

 

Stolica.ru

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top