Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава IV

МОНГОЛЫ И МОНГОЛЬСКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ

БОРЬБА НАРОДОВ КОРЕИ, ВЬЕТНАМА, БИРМЫ И ИНДОНЕЗИИ ПРОТИВ МОНГОЛЬСКИХ ЗАХВАТОВ

Потрясения XIII в. на разных этапах монгольских вторжений с трагической неизбежностью отражались на исторических судьбах Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. В первой половине XIII в. монголы использовали по преимуществу военные методы, осуществляя вторжения в земли соседей с целью грабежа, слабо закрепляясь там.

В 1218 г., преследуя киданей, монгольские войска вторглись на территорию государства Коре. Ван Коре вынужден был установить дружественные отношения" с монголами, что означало признание вассальной зависимости. В этот период подобные "вассальные отношения" еще легко разрывались, и в 1225 г. после убийства одного из монгольских послов ко двору Коре вассалитет был сброшен, но ненадолго. В 1231 г. монгольские отряды, начав рейды против китайского государства, появились и на корейских границах. Под предводительством Саритая монгольские войска летом того же года перешли р. Амноккан, взяли Хамчинсон (совр. Ыйджу), и одна часть монгольских отрядов осадила Куджу (совр. Анджу). Осада Куджу продолжалась месяц. Монголы пытались подвести подкоп под стены крепости, использовали осадные башни. Но крепость выстояла, и осада была снята. В конце 1231 г. монголы неоднократно штурмовали Куджу, но всякий раз бывали отбиты.

Вторая часть вторгшейся в Коре монгольской армии с лета 1231 г. развивала наступление на юг. Корёские войска отстояли Согён, а в провинции Сохэ нанесли поражение монголам. Но в генеральном сражении у крепости Анбук корёская армия была полностью разгромлена. В конце 1231 г. монголы осадили столицу Коре, и корёское правительство начало переговоры о мире. Монголы разоряли окрестные территории. "Не осталось ни одного места, которое не было бы разрушено", - сообщает корейская хроника "Корёса". В начале 1232 г. был заключен мир на условиях выплаты огромной дани, и монголы покинули страну, оставив несколько десятков наместников в крупных городах.

Через несколько месяцев корёское правительство решило порвать мирный договор. Монгольские наместники были перебиты, а двор спешно перебрался на о-в Канхвадо. Летом 1232 г. последовало ответное монгольское вторжение, закончившееся провалом. Монголам, несмотря на длительную осаду, не удалось захватить столицу страны - Кэгён. В конце года при осаде крепости Чхоинсон был убит Саритай, и монголы ушли из страны.

На великом курултае монгольских ханов 1235 г. было принято решение о походах на Запад, в Центральную Азию, одобрен план покорения Китая династии Южной Сун и государства Коре. В соответствии с этим решением в 1236 г. в Коре вновь вторглись монгольские войска, предводительствуемые Тангу. До 1239 г. продолжались военные действия, причем сводились они к осадам крепостей и мелким стычкам, так как корёские войска избегали генерального сражения, большая их часть так и осталась на о-ве Канхвадо. Весной 1239 г. монголы вновь предложили мир на условиях вассалитета Коре. Мир был заключен, но условия его корёское правительство выполнять не собиралось; нужно было добиться ухода из страны монгольских войск и выиграть таким образом время для укрепления обороны.

В 1247 г. монголы во главе с Амуганем в четвертый раз вторглись в Коре. Своей опорной базой они сделали район Кэгёна. Посылаемые отсюда в различных направлениях отряды повсеместно встречали сопротивление корёского населения.

С лета 1251 г. - после провозглашения великим ханом Менгу (Мункэ) - одной из важнейших внешнеполитических задач монгольского государства стало покорение Южносунской империи. Грабительские набеги в соседние страны сменяются тактикой превращения их территорий в плацдармы наступления на Китай. Исходя из этой тактики, монголы предложили правящим кругам Коре мир, который был принят. Однако монгольские войска не ушли из страны. Получив подкрепления, они перешли к более активным действиям. Но добиться решительных успехов им не удалось. Осаждаемые корёские крепости оказывали упорное сопротивление завоевателям. Более двух месяцев героически оборонялась крепость Чхунджу, которую монголам так и не удалось покорить.

Продолжая наступательную тактику против государства Коре, монголы, во главе которых теперь стоял Чэлодай, в 1254 г. перенесли военные действия в южные провинции Кореи, прежде не затронутые войной. Встречая неизменно упорное сопротивление, они разорили эти провинции. Это тяжело сказалось на снабжении продовольствием о-ва Канхвадо: двор, армия и множество чиновников получали продовольствие именно оттуда. В 1257 г. монголы стали сосредоточивать крупные силы на побережье напротив острова, создав реальную угрозу правительству Коре.

Все это вызвало пораженческие настроения в придворной среде, усугублявшиеся внутриполитической борьбой: многие сановники были недовольны засильем семейства Чхве. В 1258 г. в результате заговора фактический правитель страны Чхве Ый был убит, а весной следующего года наследник престола отправился ко двору Хубилая. Монголы несколько смягчили требования, и мир на основе признания Коре своего вассалитета был заключен. Новый ван, Вонджон, безоговорочно признал господство монголов и опирался на них в борьбе с придворной оппозицией.

В 1260 г. Хубилай объявил себя великим ханом. Его столицей стал Пекин (1264 г.), а материальной базой военных походов -людские ресурсы Китая, китайские армия и флот. Опираясь на военную силу, монгольская правящая аристократия в Китае использует также и выработанные китайскими правящими кругами традиционные приемы дипломатического и политического давления на соседние страны. Область влияния Китая при монголах расширяется: монголо-китайские войска, дипломаты и администраторы появляются в странах Юго-Восточной Азии, пытаясь вводить в них новые политические порядки. Тактика монголов натолкнулась на противодействие правящих кругов в странах Юго-Восточной Азии, хотя на первых порах оно не везде было действенным.

Стремясь создать для наступления в глубокий тыл китайской империи плацдарм на территории Северного Вьетнама, монгольская армия под командованием Урянхатая в конце 1257 г. вторглась в Дайвьет. Однако это нападение окончилось поражением в 1258 г.; оно сопровождалось и дипломатической неудачей: прибывшие, к вьетскому императору с предложением "покориться" послы Хубилая были с позором отосланы обратно.

Вскоре после провозглашения в 1271 г. империи Юань в сфере ее дипломатии оказался и Паган. Хубилай через вана Юньнани направил к правителю Наратихапате послов, потребовавших включения Пагана в состав владений империи Юань. Правитель Пагана должен был с дарами прибыть лично в Пекин. Аналогичное требование было предъявлено правителю Дайвьета. Правители обоих государств в 1271 г. уклонились от визита в Пекин, вызвав негодование правящих кругов империи. В 1273 г. в Паган прибыла миссия из Пекина: она привезла письмо Хубилая паганскому правителю с напоминанием о подчинении императору и угрозой войны в случае отказа. Правитель Пагана, как утверждают бирманские источники и китайская династийная хроника "Юань щи", казнил послов.

В 1273-1275 гг. усилилось дипломатическое давление со стороны монгольского правительства в Пекине на Дайвьет: в столицу последнего "управляющим" был послан китаец.

В 1276 г. пала китайская империя Южная Сун, что освободило для военных действий большие массы монгольских войск. Военное и дипломатическое давление со стороны Пекина на страны Юго-Восточной Азии активизировалось. Весной 1277 г. войска империи Юань под командованием наместника Юньнани Хуту вторглись в пределы Пагана. В этом походе принял участие Марко Поло. Шестидесятитысячная армия бирманцев встретилась с конницей монголов и отрядом вооруженной луками гвардии в битве при Нгазаунджане, красочно описанной знаменитым венецианцем (со слов очевидца). Слоновая кавалерия - главная ударная сила бирманской армии - попала в ловушку, сражение было проиграно. В конце 1277 г. монголы предприняли из Юньнани под предлогом помощи одному из горных племен новый поход на Паган. Сильная крепость на его северо-восточной границе - Каунсин, а также Бамо были захвачены. Разграбив этот центр бирмано-китайской караванной торговли, монголы вскоре ушли на территорию Юньнани.

В 1277-1278 гг. в столицы государств Юго-Восточной Азии из Пекина были направлены послы с известием о падении Южносунской империи. Посланные в 1278 г. в Чампу послы вернулись в Пекин с традиционным, но формальным "согласием подчиниться", что было истолковано в столице империи Юань как признание этим государством вассальной зависимости от монгольских правителей Китая. Правитель же империи Камбуджадеша заключил послов Хубилая под стражу. В 1279 г. империя Юань через своих послов вновь потребовала от правителя Чампы, а также от правителя Сингасари (о-ва Ява) личного изъявления покорности Хубилаю, т.е. прибытия в Пекин. Но правитель Чампы вместо себя направил в Пекин в 1280 г. послов со словесным выражением покорности, обойдя молчанием вопрос о собственном приезде. Отказался прибыть в Пекину и правитель Сингасари Кертанагара. Последний предпринял попытки к объединению вокруг Явы ряда земель архипелага.

Используя политико-культурную разобщенность государств Юго-Восточной Азии, империя Юань пыталась - и не без определенного успеха - найти опору в среде вассальных правителей, зависевших от империй Сингасари или Камбуджадеша. Так, были найдены временные "союзники" в среде вассальных правителей на Западной Суматре, в Малайе, тайских вождей на территории нынешнего Таиланда и подчиненных Ангкору монских правителей.

В 1281 г. на Суматру, где большим влиянием пользовались мусульманские купцы, прибыли в качестве послов империи Юань китайские мусульмане Сулейман и Шамс уд-дин. Султан Самудры (Пасе) Малик Ас-Салех оказал китайским послам, своим единоверцам, самый дружеский прием. В том же году Пекин посетило посольство из Малайи, где правил вассал Сингасари.

Осуществляемая монгольскими правителями Пекина политика дипломатической интриги и политического раскола в отдаленных районах Южных морей сочеталась с методами прямого военного давления. В 1281 г. Хубилай провозгласил Дайвьет "самоуправляющимся инородческим округом" и назначил туда "управляющим" Баян Тимура. В 1282 г. воинские гарнизоны, ' размещенные на юго-западе империи Юань, получили приказ вступить в Паган. Проторенным путем через Каунсин они прошли огнем и мечом северные районы Мьянмы, создав из них в 1283 г. провинцию Чиньмянь с центром в Тагаунге. В Пекин была направлена карта Пагана, что символизировало его включение в состав империи Юань.

Упорное противодействие юаньской экспансии оказало государство Чампа, где правительство Пекина в 1282 г. вознамерилось ввести свою систему управления. Правящие круги Чампы попытались установить союзнические отношения с Дайвьетом. Совет родовой знати и высших чиновников Дайвьета, собравшись во второй половине 1282 г., с тревогой обсуждал вопрос о возможности вторжения в пределы страны монгольских войск, собранных в Гуандуне под командованием Сагату. В Чампе были задержаны юаньские послы, направлявшиеся с дипломатическими целями в государства Центрального Индокитая и Южной Индии. Эти действия были использованы империей Юань как предлог для начала военных действий.

Получив от Дайвьета отказ в проходе на юг через его территорию, 200-тысячная монголо-китайская армия Сагату в конце 1282 г. переправилась через Гуандун к берегам Чампы на 350 больших морских кораблях. Вместе с войсками были направлены и китайские чиновники, которым Хубилай поручил приступить к управлению страной после ее завоевания.

Высадившись на берег недалеко от столицы, армия Сагату приступила к осаде г. Мучэн, который защищали чамские войска, возглавляемые Индраварманом V. На крепостных стенах было размещено около сотни пушек арабо-персидского производства. После того как монгольское командование семь раз получило отказ на предложение о сдаче города, Сагату начал штурм Мучэна с трех сторон: флотом с моря и двумя группами на суше. Нападение флота было неудачным. Из-за отсутствия опыта морских боев монголы не сумели войти в реку и подойти к берегу. Зато на суше они добились успеха, и Мучэн был взят. Понеся большие потери, правитель Чампы с остатками войска скрылся в горах. Вскоре армия Сагату захватила столицу Виджайю и начала занимать другие города и крепости Чампы.

Чамы перешли к партизанской борьбе, которую возглавил наследный принц Хариджит. После введения на захваченной территории системы управления непосредственно китайскими чиновниками эта борьба приняла всенародный характер, и армия патриотов стала стремительно расти. Сагату запросил подкрепление из Южного Китая и обратился за военной поддержкой к Сингасари на Яве и к Камбуджадеше. Однако войска из Южного Китая опаздывали, а те государства, к которым адресовался монгольский полководец, сочувствовали Чампе.

Тогда Сагату решил действовать самостоятельно и весной 1283 г. отправил в горы против Индравармана V отряд под командованием Чжан Юна. Разгром попавших в ловушку в горном ущелье монголов стал переломным моментом всей кампании: Сагату начал отводить войска к Мучэну, перешел к обороне и более не помышлял о продвижении в глубь страны. В середине 1284 г. в Мучэн прибыло морем 20 тыс. солдат монголо-китайской армии во главе с Хутухту.

Не решившись воевать против Индравармана V, Хутухту заключил с ним мир, выговорив при этом в качестве условия визит внука чамского короля в Пекин. Героическая борьба чамского народа против монгольских завоевателей закончилась победой патриотов. Ослабла угроза монгольского вторжения в Камбуджадешу и другие страны Южных морей.

Провалу планов захвата монголами Чампы способствовали как решительная позиция Дайвьета, отказавшегося пропустить в 1282 г. экспедиционный корпус через вьетскую территорию, так и отсутствие у Юаней опыта переброски войск по морю.

По-видимому, мир с Индраварманом V не был бы заключен так быстро и на таких благоприятных для Чампы условиях, если бы Хубилаю срочно не требовались войска для войны с Дайвьетом, который в 1283-1284 гг. активно готовился к отпору интервентам. По всей стране шли боевые учения: регулярные части и боевые дружины землевладельцев совершенствовались в военном искусстве на суше и на воде. Душой сопротивления интервентам стал талантливый военачальник Чан Хынг Дао, распространявший горячие патриотические воззвания, призывавшие к отпору завоевателям и обличавшие тех представителей знати, которые готовы были идти на соглашение с Юанями. Поскольку по традиции участие в войне было одной из обязанностей, выполнявшихся общинниками, в конце 1284 г. во дворец Зиенкхонг в столице со всех концов страны были созваны общинные старейшины, обеспечившие поддержку общинами государства в отпоре интервентам. Создавались народные ополчения. Многие татуировали у себя на руках иероглифы "смерть татарам".

В начале 1285 г. сухопутная полумиллионная монголо-китайская армия под командованием сына Хубилая, Тугана, двумя путями вторглась из Гуанси в Лангшон. Одновременно из Юньнани двинулись в Дайвьет войска Наср ад-Дина. Впервые к активным боевым действиям против вьетов перешел флот под командованием Омара. Используя численное превосходство, Туган разгромил войска Чан Хынг Дао. Флот Омара приступил к захвату дельты Красной реки.

Отступившая вьетская армия попыталась укрепиться в округе Тхиенчыонг в Нижнем Шоннаме, но с юга угрожали войска Сагату, вторгшиеся из Чампы в южные районы Дайвьета и захватившие территорию Нгеана и Тханьхоа. Над вьетской армией нависла угроза окружения.

В этой чрезвычайно опасной ситуации, чреватой потерей Дайвьетом независимости, Чан Хынг Дао принял решение оставить дельту Красной реки, вывести войска к побережью, а оттуда морем перебросить их на юг, в Тханьхоа, для удара в тыл армии Сагату. Этот проект был блестяще осуществлен, и монгольский план окружения дайвьетской армии рухнул.

Военная инициатива стала переходить к вьетам. В захваченных монголо-китайскими войсками районах Дельты партизаны нападали на оставленные Туганом гарнизоны, а в начале лета 1285 г. Чан Хынг Дао сам перешел в наступление и, стремясь отрезать армию Сагату от основных сил Тугана, атаковал противника в крепости Ало и на р. Каушонг. Потерпев сокрушительное поражение, Сагату отступил в Тханьхоа и, посадив свои войска на корабли, присланные Омаром, переправил их к дельте Красной реки. Но когда флотилия Сагату поднялась по одному из рукавов Дельты, она была атакована патриотами и отброшена к морю.

Главные силы Чан Хынг Дао в результате кровопролитных боев захватили укрепления главного лагеря интервентов. Туган бежал из столицы. Переправившись через р. Ло, он построил укрепления на ее северном берегу.

Сагату и Омар повторили попытку пробиться к Тугану, но были разгромлены у переправы Тайкет. Сагату погиб, а Омару удалось бежать через один из рукавов дельты Красной реки. Вьеты захватили много пленных и богатые трофеи.

Последним военным эпизодом этой кампании был стремительный рывок основных сил вьетской армии во главе с Чан Хынг Дао вверх по Красной реке к лагерю Тугана. Сын Хубилая, не вступая в бой, отступил; его войско было настигнуто у р. Кау в Ванкиепе (Киньбак) и полностью разгромлено. Сам Туган едва спасся, от его армии осталась десятая часть. Во время преследования погибли два видных полководца. Войска Наср ад-Дина вернулись в Юньнань также весьма потрепанными.

Хубилай справедливо расценил результат кампании 1285 г. как позорное поражение и начал собирать силы для нового наступления на Дайвьет. В связи с этим в 1286 г. была приостановлена подготовка очередного вторжения в Японию, а в 1287 г. правительство Юань в Пекине не дало разрешения на войну с Паганом. Юньнаньские власти вынуждены были вести военные действия против Пагана на свой страх и риск. Есу Тимуру удалось взять столицу бирманского государства, оккупировав страну до Прома. Паган с его храмами и монастырями, пагодами и дворцами был разрушен и предан огню. На территории, захваченной монголами, была создана еще одна административная единица - Мяньчжун с центром в Пагане, - вскоре преобразованная в зависимое от Китая государство. На трон в Пагане в 1289 г. был посажен вассальный правитель Чосва, отпрыск паганской династии, и установлен размер ежегодной дани Китаю.

Развивая успех, монголы подчинили тайские земли - Сипсонгланна - по левобережью р. Меконг. В Пекине была создана администрация для управления южными странами.

Главным объектом дальнейших экспансионистских устремлений правителей Юань оставался Дайвьет. Зимой 1287 г. 300-тысячное монгольское войско, усиленное китайскими отрядами, под командованием Тугана снова по двум дорогам двинулось из Гуанси в Лангшон. Тесня отступающее вьетское войско, монголо-китайская армия приблизилась к Ванкиепу, где получила помощь военного флота, который привел из Гуандуна Омар, оторвавшийся во время следования к устью р. Батьданг от грузового транспорта Чжан Вэньху и оставивший его без защиты. Подойдя к устью р. Батьданг, Омар устремился вверх по ее течению на соединение с Туганом. В самом конце 1287 г. монголо-китайская армия захватила Ванкиеп. Тем временем вьетский военный флот напал на плывшие без прикрытия транспортные корабли Чжан Вэньху, частично потопил их, частично захватил вместе с оружием, продовольствием, фуражом и пленными. Самому Чжан Вэньху удалось бежать в Китай на одном из немногих спасшихся кораблей.

Стремясь деморализовать противника, вьетское командование освободило пленных моряков Чжан Вэньху и отправило их в лагерь Тугана. Однако результат этой операции был прямо противоположным тому, на который рассчитывали вьеты: сын Хубилая решил быстрее окончить кампанию и отдал приказ. перейти Красную реку и взять столицу. В штурме Тханглаунга ему помогала пришедшая с боями из Юньнани армия военачальника Абачи, проявившая отличные воинские качества.

Захват в начале 1288 г. столицы Дайвьета улучшил положение интервентов. Однако перед уходом из Тханглаунга вьеты уничтожили продовольственные запасы. Поэтому вскоре захватчики стали испытывать недостаток в провианте и фураже. В связи с этим Туган отправил Омара с флотом к побережью, надеясь, что тому удастся выйти в море и встретить новый грузовой транспорт из Китая. Сам же Туган, не сумев уничтожить главные силы вьетской армии, вынужден был оставить территорию в низовьях Красной реки и укрепиться в Тханглаунге.

Экспедиция Омара закончилась неудачей: так и не встретив транспорта в заливе Бакбо, он вынужден был с "пустыми судами" вернуться к Тугану. К моменту его возвращения сын Хубилая уже вывел войска из голодающей столицы (предварительно предав ее огню) и попытался обосноваться в Ванкиепе, ставшем боевой и "кормовой" базой интервентов.

Голод и боевые операции патриотов сокращали численность монголо-китайских войск. Опасаясь начала эпидемий в период сезона дождей, военачальники обратились к Тугану с предложением вернуться в Китай. В конце весны 1288 г. он отдал приказ .об отступлении, которое скорее походило на бегство.

Флот во главе с Омаром и Фань Цзи двинулся из Ванкиепа к р. Бать-данг. Применяя тактику борьбы с судами захватчиков, выработанную на той же реке еще за четверть тысячелетия до описываемых событий, в период противоборства с силами южноханьского государства, вьетское командование, блокировав все, кроме одного, притоки Батьданга, сумело "вывести" флот Омара точно к месту засады, а затем, используя время отлива, "посадило" корабли интервентов на предварительно вкопанные в дно реки заостренные стволы деревьев. Флот забросали горящими факелами и стрелами. В разгроме интервентов участвовали войска Чан Хынг Дао, а также императорский резерв, вступивший в сражение на его последнем этапе. В итоге вьеты захватили 400 боевых кораблей, пленили Омара, Фань Цзи, Си Лецзи и других вражеских военачальников. Множество моряков утонуло в водах р. Батьданг.

Отход основной части сухопутной монголо-китайской армии, предводительству емой самим Туганом, в Гуанси через Лангшон сопровождался огромными людскими потерями: весь путь "домой" был усеян трупами интервентов. Захватчики гибли в ямах-ловушках, попадали в засады в узких ущельях, вынуждены были уходить неудобными дорогами, так как основные пути были заняты силами вьетской армии. Абачи, получивший приказ отступать в Юньнань, как и многие монгольские военачальники, был убит.

Пленные вражеские полководцы, в том числе Омар и Фань Цзи, были отправлены морем в Китай, но везший их корабль был затоплен.

В течение последующих шести лет Хубилай продолжал держать на границе с Дайвьетом мощную армию, постоянно угрожая новым вторжением. Однако, наученный горьким опытом, он так и не решился на новую интервенцию.

Поражение войск империи Юань во Вьетнаме сказалось на всей ситуации в странах Юго-Восточной Азии. Посольство из Пекина во главе с китайцем Мэн Ци ко двору Кертанагары с требованием прибыть к Хубилаю встретило суровый прием. На лицо Мэн Ци было поставлено клеймо, и он был отправлен обратно в Пекин.

В 1209 г. была ликвидирована провинция Мяньчжун в Бирме; в 1303 г. все монголо-китайские оккупационные войска были вынуждены покинуть пределы страны. В 1294 г. - после смерти основателя династии Юань - второй император, Олджейту-Тимур, распустил войска, стоявшие на границе с Дайвьетом. К этому времени относится последняя военная экспедиция империи Юань, ее целью было покорение островных стран Южных морей. Подготовка к походу началась еще во время правления Хубилая. Была снаряжена 1 тысяча кораблей. В южных приморских провинциях Китая были навербованы моряки, а также снаряжена 20-тысячная армия во главе с китайскими генералами Ши Би и Гао Син. Военная экспедиция отбыла из портов Южного Китая в конце 1292 г., а в феврале 1293 г. ею был захвачен о-в Белитунг в проливе между Суматрой и Калимантаном. Дань Хубилаю принес правитель о-ва Бали. Юаньские полководцы приняли план захвата Явы и в начале марта 1293 г. высадили войска близ г. Тубан - крупнейшего торгового порта государства Сингасари. Гарнизон Тубана пытался оказать сопротивление, но оно было подавлено. Город был разграблен и сожжен.

На Яве произошла смена правления: Кертанагара был убит, трон в Сингасари узурпировал принц из Кедири, он был свергнут зятем Кертанагары, принцем Виджайей. Последний воспользовался для достижения власти помощью монголо-китайских войск, пообещав при этом признать себя вассалом Юаней.

Оккупация Явы продолжалась недолго. Разбитые на мелкие посты и гарнизоны, монголо-китайские экспедиционные силы вскоре были разгромлены армией Виджайи, возглавившего борьбу яванского народа против захватчиков. Остатки монгольских войск были вынуждены бесславно покинуть архипелаг и отплыть в Китай 31 мая 1293 г.

В течение нескольких десятилетий монгольский экспансионизм нарушал нормальное экономическое и культурное развитие Юго-Восточной Азии и Кореи. Разрушения, голод, гибель людей сопровождали эти захватнические войны. После 1293 г. правящие круги империи Юань не предпринимали военных экспедиций против стран Южных морей, но сама империя продолжала оставаться фактором огромного значения, влияющим на исторические судьбы сопредельных государств. Империя Юань с ее огромными человеческими ресурсами создавала постоянную угрозу вторжения в близлежащие страны, которые соответственно старались усовершенствовать военное дело. В социальной структуре соседних с Китаем стран неизменно усиливались позиции военной знати, расширялись ее административные права, совершенствовался внутренний аппарат принуждения, разрабатывалась государственная идеология, направленная на сплочение земледельческого населения вокруг правящей элиты.

 


24/07/17 - 21:50

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top