Труды Льва Гумилёва АнналыВведение Исторические карты Поиск Дискуссия   ? / !     @
Stolica.ru
Реклама в Интернет

Глава II

УСТАНОВЛЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ВОСТОКЕ

АРАБСКИЕ ЗАВОЕВАНИЯ. ХАЛИФАТЫ УМАЙЯДОВ И АББАСИДОВ. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ИСЛАМА

he208 Карта 8. Халифат VII-IX вв. (144 KB)

Едва весть о смерти пророка распространилась по Аравии, как отовсюду стали изгонять сборщиков садаки и отвергать власть Медины, так как, по мнению большинства, договоры были заключены лично с пророком, а с его смертью прежние обязательства утратили силу. Некоторые племена соглашались исповедовать ислам, но без уплаты садаки. Только племена вокруг Медины, первые союзники Мухаммада, сохранили безусловную верность исламу, да Мекка замерла в ожидании исхода событий.

Большинство мусульманской верхушки склонялось к тому, чтобы ради сохранения политической власти отказаться от садаки, лишь Абу Бакр Мухаммад сразу двинулся на Таиф, но хорошо укрепленный город с ходу взять не удалось, а длительная осада не сулила ничего хорошего. Поэтому он снял осаду и вернулся для раздела добычи. При этом он снова проявил необычную щедрость по отношению к своим прежним врагам: Абу Суфйан и его сыновья Йазид и Муавия получили по 100 верблюдов и значительную сумму серебром, такие же или чуть меньшие дары получили еще 13 курайшитов. Это вызвало недовольство ансаров, которые справедливо считали, что все успехи Мухаммада стали возможны только благодаря их помощи в самую трудную пору его жизни. Мухаммаду пришлось задать им каверзный вопрос: что они предпочли бы иметь в Медине - этот скот или посланника Аллаха? Ансары ответили, что предпочитают пророка.

По возвращении в Медину Мухаммад продолжил усилия по расширению своего влияния в Центральной и Северной Аравии. Важнейшим мероприятием стал его поход на оазис Табук, жители которого при виде огромной армии сдались без боя и заключили соглашение о сохранении их собственности и веры при условии уплаты подушной подати, джизьи. Их примеру последовали жители некоторых других селений севера Аравии.

631 год ознаменовался триумфальным шествием ислама по Аравии. Он начался принятием ислама жителями Таифа, затем прибыли послы от различных племен Йемена, из Центральной Аравии, Бахрейна. Это свидетельствовало о превращении Мухаммада и проповедуемого им учения в крупнейшую политическую силу, с которой все вынуждены были считаться. Важнейшим этапом на пути борьбы с язычеством и утверждением ислама в Аравии стал хаджж девятого года хиджры (март 631 г.). Предводителем паломников был назначен Абу Бакр, получивший от Мухаммада подробные наставления о новых обрядах хаджжа. Затем к нему присоединился двоюродный брат Мухаммада, Али, которому было поручено огласить новое откровение.

Суть этого откровения заключалась в том, что многобожники последний раз допускаются в Мекку, договоры, заключенные с ними мусульманами, действительны на весь оговоренный срок, а всем остальным язычникам дается четыре месяца на размышление, после чего им объявляется беспощадная война. Ислам решительно размежевывался с "людьми Писания", т.е. иудеями и христианами: с ними предписывалось вести войну, пока они не покорятся и не станут платить подушную подать - джизью, так как они отступили от единобожия и сделали своими божествами раввинов, монахов и "Мессию, сына Марии".

Вторая половина года ознаменовалась постепенным присоединением Йемена к мусульманскому государству. Оно началось с заключения договора с христианскими жителями Наджрана, важнейшего торгового центра севера Йемена, за этим последовало принятие ислама сасанидским наместником Саны и рядом племен Северного Йемена. К концу года почти вся Аравия, за исключением северо-восточной части между Йамамой и устьем Тигра и Евфрата, хотя бы формально приняла ислам.

Этому успеху способствовали три главные причины. Во-первых, в 20-х годах VII в. в Аравии установился вакуум власти: на севере Византия и Иран четверть века были заняты войной друг с другом и не обращали внимания на аравийские дела, на юге Йемен был разорван на множество мелких владений и не имел сил для вмешательства в дела Центральной Аравии. Во-вторых, в Западной Аравии усилиями курайшитов была создана система союзов, обеспечившая единство интересов значительной группы племен; завоевав Мекку, Мухаммад стал наследником этой системы. В-третьих, и это, быть может, самое важное, власть пророка, вознесенного над остальными людьми божеством, принималась свободолюбивыми бедуинами легче, чем завоевание вождем другого племени или иноземным царем; принимая ислам, они подчинялись не власти чужаков, а высшей, надплеменной и надчеловеческой власти.

Заключительным актом религиозной и политической деятельности Мухаммада стали паломничество в Мекку в начале марта 632 г., окончательно утвердившее новый, мусульманский обряд хаджжа, и рассылка в следующем месяце сборщиков благотворительного налога (закат или садака, взимавшийся в размере 1/50 поголовья скота или 1/10) продукции земледелия).

Появление сборщиков садаки во всех вновь присоединившихся районах было встречено с недовольством, в ряде мест перешедшим в открытые восстания. В большинстве случаев их возглавили пророки, подобно Мухаммаду прорицавшие от имени ар-Рахмана. В Северном Йемене восставшие под предводительством прорицателя Абхалы не только изгнали сборщиков, но и захватили Сану, убив наместника-перса. В Центральной Аравии восстание возглавил Тулайха.

В разгар этих событий Мухаммад внезапно тяжело заболел и через две недели, 8 июня 632 г., в муках скончался в возрасте около 63 лет. Смерть пророка потрясла общину, некоторые не хотели верить и ожидали воскресения. Наиболее трезво мыслящие напоминали слова Мухаммада, что он самый обычный человек, лишь отмеченный благодатью откровения. Смятение усугублялось отсутствием преемника. Наследника-сына у Мухаммада не было, как не было и постоянного заместителя или помощника. В момент смерти только одно лицо по прямому указанию Мухаммада исполняло важнейшую обязанность руководителя молитвы (имама) - его ближайший друг и тесть Абу Бакр. Для большинства мухаджиров он представлялся естественным преемником. Однако этому воспротивились мединцы-ансары, требовавшие выбрать заместителем (халифом) пророка человека из ансаров. Только воспоминания о прежних распрях не позволили ансарам выступить единым фронтом, и в конце концов под энергичным напором одного из ближайших сподвижников Мухаммада, Омара ибн ал-Хаттаба, халифом был избран Абу Бакр. По некоторым сведениям, только двоюродный брат и зять Мухаммада, Али, полгода отказывался присягнуть ему, считая себя обойденным стоял на том, что садака - один из столпов ислама и без нее, как и без молитвы, ислама нет. В первый же месяц правления ему пришлось отбивать наступление на Медину бедуинов Центральной Аравии во главе с Тулайхой. Затем для их усмирения был послан Халид ибн ал-Валид, который огнем и мечом прошелся по землям вероотступников, восстанавливая ислам с большой жестокостью. Одновременно другие военачальники и наместники Абу Бакра усмирили далекий Оман и восстановили порядок в Йемене. Весной 633 г. войска направились для борьбы с мятежниками Хадрамаута, возглавленными вождями из рода Кинда. После ряда жестоких сражений, в которых успех выпадал то одной стороне, то другой, глава киндитов был взят в плен и приведен в Медину, где Абу Бакр не только помиловал его, но и дал ему в жены свою дочь.

В начале марта 633 г. Халид ибн ал-Валид вступил в борьбу с наиболее опасным противником, Мусайлимой, утверждавшим, что он получает откровения от ар-Рахмана. В северо-западной части Йамамы (примерно в 50-60 км северо-западнее нынешней столицы Саудовской Аравии Эр-Рияда) произошло сражение, в котором с обеих сторон участвовало примерно по 4000 воинов. Только к концу дня мусульманам удалось сломить противника, наиболее преданные сторонники Мусайлимы укрылись за стеной большого сада, где разыгралась последняя кровавая схватка. Все сторонники Мусайлимы вместе с ним полегли на месте, но и мусульмане понесли ощутимые потери. Недаром этот сад был прозван потом "садом смерти". Потери остановили дальнейшее продвижение Халида, и он удовлетворился заключением мира с жителями Йамамы на достаточно мягких условиях.

Таким образом, только через год после смерти Мухаммада удалось восстановить в полном объеме его государство и даже несколько расширить за счет Йамамы и части Бахрейна, находившейся под непосредственным управлением сасанидского марзбана.

Новое государство было очень рыхлым образованием, по существу без органов управления и постоянной армии. Его ядром была мусульманская община Медины, едва ли насчитывавшая более 2,5-3 тыс. боеспособных мужчин; они и составляли ту гвардию, вокруг которой концентрировались более многочисленные бедуинские отряды. В известной мере к этому ядру можно причислить и курайшитов Мекки, которые понимали, что новое государство, провозгласившее Каабу главным храмом мусульман, является их государством, хотя на первых порах им отводилась в нем второстепенная роль.

Большинство ансаров и мухаджиров имело к этому времени собственные земли и торговое дело, к доходу от которых добавлялась одна пятая добычи, доставлявшаяся в Медину и в значительной части так или иначе распределявшаяся между ними. Садака рассматривалась как добровольное пожертвование на благотворительные цели. Значительная часть ее расходовалась на месте сбора для помощи неимущим мусульманам. Только налоги с немусульман были подлинными налогами, поступавшими в распоряжение главы государства. Никакого казначейства или казнохранилища не существовало: добыча, поступавшая в Медину, тотчас делилась халифом поровну между мусульманами. Халиф получал равную долю со всеми. Мусульмане за пределами Медины никакого жалованья или доли в добыче не получали.

Единственной силой, скреплявшей непрочное единение разнородных элементов Аравии, была непоколебимая вера сподвижников пророка в правоту его учения, остальные верили Мухаммаду в той мере, в какой ему сопутствовала военная удача. Могло ли такое государство долго существовать и противостоять нападениям извне, трудно сказать. Постепенное усложнение государственного механизма за счет внутреннего развития было невозможно для громадной по территории малонаселенной Аравии. Огромная мусульманская община-государство, дабы избежать распада, должна была перейти к экспансии, которая поставляла бы средства для ее существования без обременительных для населения налогов.

Ослабление Ирана в длительных войнах с Византией и калейдоскопическая смена шахов позволили бедуинам усилить давление на Приевфратье. Вожди некоторых племен, приезжавшие в Медину, чтобы принятием ислама закрепить свои позиции в борьбе с соперниками, просили им помочь против персов. После завоевания Йамамы Абу Бакр приказал Халиду идти на завоевание Хиры, чтобы подчинить власти ислама тамошних арабов. Выдержав несколько сражений с иранскими и арабскими отрядами, Халид вышел к Хире, жители которой сдались, согласившись уплачивать джизью. В ходе дальнейших военных- действий Халид подчинил своему контролю все степное Приевфратье.

В начале 634 г. Абу Бакр отправил несколько тысяч воинов для покорения арабских земель в византийских владениях. Начало военных действий в Южной Палестине и Заиорданье выявило отсутствие полководческих талантов у благочестивого и близкого к Мухаммаду Абу Убайды, и Абу Бакр назначил вместо него командующим войсками в Сирии Халида ибн ал-Валида.

Халид совершил неожиданный марш-бросок через безводную пустыню и с несколькими сотнями воинов оказался около Буеры. Против разрозненных отрядов мусульман, разбросанных на значительной территории, византийцы двинули крупные силы, однако Халиду удалось соединить мусульман и нанести византийцам серьезное поражение под Аджнадайном (30 июля 634 г.).

Абу Бакр, видимо, не узнал эту радостную весть, потому что 9 августа скончался от изнурительной лихорадки, успев назначить себе преемника в лице Омара ибн ал-Хаттаба; это назначение было одобрено узким кругом ближайших сподвижников Мухаммада. Между тем мусульманские войска постепенно расширяли свои набеги, а основные силы подошли к Дамаску и осадили его. После полугодовой осады жители Дамаска сдали город, подписав договор, по которому им гарантировались безопасность жизни и сохранение имущества и церквей при условии выплаты подушного налога (джизьи) и обязательства не помогать врагам мусульман (3 сентября 635 г.).

Успехи мусульман в Сирии всерьез обеспокоили императора Ираклия. Он лично взялся за подготовку большой армии для их разгрома. При ее приближении арабы оставили захваченную ими Эмессу (Химс), затем Дамаск и отступили до р.Йармук (по которой ныне идет граница Сирии с Иорданией). За два месяца стояния на Йармуке произошло какое-то изменение в соотношении сил (возможно, на сторону мусульман перешла часть арабов-христиан), и мусульмане решились выйти на бой в открытой местности. Битва длилась три дня (20-22 августа 636 г.), наконец арабской кавалерии удалось сломить византийцев. Эта битва решила судьбу Сирии и Палестины - больше византийцы не смогли дать ни одного значительного сражения: арабам противостояли только местные гарнизоны и провинциальные войска.

В конце того же года южнее Хиры, под Кадисией, Саад ибн Абу Ваккас нанес такое же решительное поражение сасанидской армии, выставившей против мусульман 40 000 воинов и 30 боевых слонов. Сами мусульмане оставили на поле битвы треть армии, но, едва приведя себя в порядок, решительно двинулись в глубь Месопотамии, не встречая серьезного сопротивления. В марте была занята столица Сасанидов Ктесифон (ал-Мадаин), а в конце декабря арабы дошли до гор на севере Месопотамии.

Так через четыре года после начала завоеваний арабы оказались хозяевами трех богатейших стран: Месопотамии, Сирии и Палестины. Добыча и дань, поступавшие в Аравию, превосходили воображение ее жителей, но этот поток богатств быстро растекался по кошелькам, а в казне оставались сравнительно небольшие средства. Многие требовали даже делить не только добычу и дань, но и завоеванные земли и обрабатывающих их крестьян. Чтобы разобраться в ситуации, которой не соответствовали прежние установления, выработанные когда-то для общины верующих в несколько десятков тысяч человек, халиф выехал в сирийскую армию,, стоявшую в зимнем лагере южнее Дамаска. Услышав о его прибытии, жители осажденного арабами Иерусалима выразили желание сдаться, если договор с ними подпишет сам халиф. В начале 638 г. договор был подписан. Завоевание Иерусалима было большой моральной победой мусульман - они становились хозяевами священного города иудеев и христиан.

Ознакомившись с ситуацией на месте, Омар принял решение: вся завоеванная земля иноверцев становится коллективной собственностью мусульман (фай) и налог с нее поступает в распоряжение халифа. Воины и все заслуженные мусульмане получают твердое жалованье и пайки. Разрыв в размерах жалованья был огромным: вдовы Мухаммада получали 6-12 тыс. дирхемов в год, а рядовые воины от 300 до 500 дирхемов (для сравнения скажем, что баран стоил 5-10 дирхемов, а корова - 30-40). Для учета воинов учреждались реестры-диваны. Это и некоторые другие установления, наконец, превратили гипертрофированно разросшуюся религиозную общину в настоящее государство.

Следующим шагом военно-административной реформы была проверка земельных кадастров в Месопотамии с целью упорядочения взимания поземельной подати - хараджа. Ставки налога с различных культур, видимо, были те же, что и при Сасанидах. В Сирии и Палестине основой для исчисления налога служили суммы, предусмотренные договорами, сбором их ведали местные власти. Все немусульмане-мужчины с 15 лет обязаны были платить джизью в 12, 24 или 48 дирхемов в зависимости от состоятельности. Для рядовых ремесленников это равнялось примерно месячному заработку.

В конце 639 г. Амр ибн ал-Ас, командовавший арабской армией в Палестине, вторгся на территорию Египта. В его распоряжении было не более 4000 воинов. Захватив после осады хорошо укрепленный городок Бабилйун (южная часть совр. Каира), арабское войско двинулось на столицу Египта, Александрию. Византийцы несколько раз пытались преградить ему путь, последнее сражение перед самой Александрией длилось 10 дней, и арабы понесли тяжелые потери.

В самой Александрии шла ожесточенная борьба между различными группировками горожан, усугублявшаяся преследованием коптов-монофизитов со стороны официальной византийской церкви. Ситуация, видимо, была настолько сложной, что александрийский патриарх Кир, именуемый арабскими историками ал-Мукаукис, сам явился к Амру в Бабилйун для переговоров о сдаче Александрии, которой в этот момент никто не угрожал. 8 ноября 641 г. было подписано соглашение о сдаче Александрии с гарантией неприкосновенности церквей при уплате 13 тыс. динаров дани, желающие могли беспрепятственно уехать. Получив оговоренную дань, арабы покинули город. Договор с Александрией подвигнул и другие города Египта на заключение таких же соглашений. Через год, когда истек срок действия договора с Александрией, арабы вступили в нее. Этим завершилось завоевание Египта.

Амр не остался в Александрии, а заложил новый город на месте своего лагеря под Бабилйуном, получившим название Фустат ("лагерь"); основным населением его стали арабские переселенцы.

На востоке из основанного арабами-мусульманами в устье Тигра и Евфрата города Басры началось наступление на Юго-Западный Иран. А весной 642 г. на главной дороге из Ктесифона в Иран около Нехавенда арабы разгромили армию иранского шаханшаха Йездигерда III и вторглись в Западный Иран.

В разгар этих успехов мусульманская община лишилась своего главы: Омар был смертельно ранен рабом, которому он отказал в благоприятном решении его жалобы. Перед смертью он успел назначить совет (шура) из ближайших сподвижников Мухаммада, которые должны были выбрать из своей среды нового халифа.

Из двух кандидатур - Али и Усмана ибн Аффана - был избран второй, не отличившийся особыми заслугами перед исламом. Али, считавший себя более достойным быть главой мусульман из-за родства с пророком, затаил глубокую обиду.

При Усмане волна завоеваний продвинулась еще дальше на восток и запад. К 652 г. были завоеваны остатки Сасанидской империи: последний Сасанид, Йездигерд III, бесславно погиб под Мервом, и арабы вышли к Амударье, а в Закавказье захватили город-крепость Дербент. На Западе им удалось продвинуться до Карфагена, столицы провинции Африка. В завоеванных странах арабы оставили нетронутыми существовавшие в них отношения собственности.

Однако, несмотря на военные успехи, внутреннее положение мусульманского государства не было устойчивым. До сих пор оно держалось на солидарности верхушки мусульманской общины - сподвижников пророка - и азарте завоеваний, приносивших добычу. При жизни Омара, пользовавшегося неоспоримым авторитетом, не было ни одного мятежа. Иначе стало при Усмане, когда возрос сепаратизм крупных арабских колоний за пределами Аравии. В это время Аравия и Медина перестали быть источником военной силы ислама, основные воинские контингенты черпались уже из гарнизонных городов Ирака - Куфы и Басры, египетского Фустата. Реальная сила находилась в руках наместников этих областей. Одного авторитета халифа было недостаточно для поддержания послушания его аппарата в отдаленных областях. Начались волнения, которые с трудом удавалось подавить. Усман стал назначать наместниками своих родичей, щедро одаряя их земельными пожалованиями и деньгами в ущерб старой гвардии ислама, которая все еще оставалась костяком мусульманского государства. Это создало кризисную ситуацию.

В начале мая 656 г. группа недовольных из Египта и Ирака осадила дом халифа в Медине, требуя его отречения. Большинство мединской верхушки заняло выжидательную позицию. 17 июня осаждающие ворвались в дом и убили Усмана. Возглавил это нападение Абдаллах, сын Абу Бакра. Убийство Усмана положило конец патриархальному периоду единства ядра мусульманской общины и послужило началом длительного периода междоусобной войны.

Гибелью Усмана воспользовался Али, чтобы добиться избрания халифом. Формально он имел на это большие права, как двоюродный брат Мухаммада, женатый к тому же на его дочери и воспитывавшийся в его доме. Но его избрание было сразу же оспорено. Наместник Сирии, Муавия, родственник Усмана, обвинил Али в попустительстве убийству халифа (что не совсем соответствовало действительности). Против нового халифа выступили и старые сподвижники Мухаммада, Талха и аз-Зубайр, поддержанные любимой женой Мухаммада Аишей.

9 декабря 656 г. Али разгромил своих противников под Басрой, Талха и аз-Зубайр пали в бою, а Аишу с почетом отправили в Медину, навсегда отбив у нее охоту заниматься большой политикой.

В июле следующего года в степи около Ракки в урочище Сиффин сошлись войска Муавии и Али. В решающий момент битвы, когда победа Али была близка, его противники подняли на копьях свитки Корана, призывая таким образом решить спор путем переговоров. После переговоров решение о том, кто достоин быть халифом, было возложено на двух почтенных сподвижников. На встрече, состоявшейся через полгода, они оба отвергли Али, но и за Муавию высказался только его представитель. Однако не этот запоздалый третейский суд решил судьбу Али, а то, что сразу после заключения перемирия наиболее решительные противники Муавии осудили Али за компромисс, покинули его и стали его врагами. Они получили название хариджитов ("ушедших").

Хариджиты отражали взгляды главным образом рядовых мусульман, в значительной части новообращенных из числа жителей Ирака, недовольных усилением социальной несправедливости в мусульманской общине. В исламе они находили призывы к равенству и справедливости, которые в реальной жизни давно были забыты. Хариджиты впоследствии стали считать, что халифом может стать любой мусульманин, которого изберет община. По всему Халифату шла борьба между сторонниками и противниками Али, последние постепенно концентрировались вокруг Муавии. Али попытался прежде всего навести порядок в своем тылу. Ему удалось разгромить в Ираке хариджитов, но торжество было недолгим: 22 января 661 г. один из хариджитов нанес ему в мечети смертельную рану, и через два дня он скончался. Единая прежде община раскололась на партию Али (шиа Али), шиитов, и остальных мусульман, суннитов.

Естественный наследник Али, его старший сын Хасан, сибарит и сластолюбец, легко отказался от претензий на халифат за огромную сумму отступного и большой пожизненный пенсион. Устранив таким образом наиболее опасного соперника, Муавия простил всех боровшихся против него, задарил наиболее влиятельных из них и обеспечил мир и единство Халифата. Главной опорой Муавии оставались арабы Сирии и Палестины, с которыми он обходился как милостивый и щедрый вождь. Арабы других областей, особенно иракские сторонники Али, для которых Муавия оставался узурпатором, чувствовали себя обойденными, но его гибкая политика и твердая рука не давали этой враждебности вылиться в открытое вооруженное выступление.

Христианские церковные историки, жившие на территории Халифата, также считают Муавию справедливым государем, при котором не было религиозных гонений и незаконных поборов. В значительной мере это объяснялось тем, что арабские наместники не вмешивались в дело сбора налогов и учета налогоплательщиков - вся канцелярия налогового ведомства находилась в руках местных чиновников.

Наиболее опасным внутриполитическим противоречием Халифата был все более углублявшийся раскол внутри мусульманской общины. Кроме политического раскола, выразившегося в образовании партии сторонников Али, все более обострялись социальные противоречия между рядовыми мусульманами и элитой, получавшей большие жалованья и превращавшейся в крупных землевладельцев. Первыми среди них были сам халиф и его родственники. Внутри мусульманской элиты также не было единства. Старые сподвижники Мухаммада и их дети, жившие в Медине, были ущемлены переносом столицы сначала в Куфу, а затем в Дамаск. Их недовольство усугублялось тем, что Муавия и его родичи Умайяды завладели значительной частью земель Мединского оазиса, распределяя в свою пользу скудные ресурсы воды для орошения. К тому же сподвижники пророка не считали сына Абу Суфйана, врага Мухаммада, более достойным власти, чем они сами. Наконец, к этому времени сложилась значительная прослойка новообращенных мусульман-неарабов из вольноотпущенных (мавали) и свободных людей, наиболее многочисленная в Ираке. Эта категория мусульман особенно ратовала за возвращение к демократии первоначального ислама и представляла благодатную почву для разного рода религиозно-демократических учений и ересей, в частности для распространения шиизма и хариджитства.

Правление Муавии закрепило многие изменения в структуре Халифата: перенос политического центра из Аравии в Сирию, расслоение общины и превращение ее в империю с господством народа-завоевателя. Для окончательного ее оформления не хватало только введения принципа наследования власти внутри одной семьи и создания собственного административно-фискального аппарата и собственной денежной системы. Муавия сделал многое в этом направлении: он закрепил власть в своем роду, объявив преемником своего сына Йазида, и начал пересмотр налоговых списков в Северной Месопотамии и некоторые реформы в Египте.

Стабилизация внутреннего положения позволила начать завоевания в Индии, за Амударьей и на западе Северной Африки-, с новой силой возобновились походы на Византию. Был создан большой арабский военный флот на Средиземном море, что поставило Византию в еще более сложное положение. В 674-680 гг. армия под командованием Йазида обложила Константинополь с суши, а флот блокировал Дарданеллы; только применение новоизобретенного "греческого огня", уничтожившего арабский флот, спасло город от падения.

Со смертью Муавии (апрель 680 г.) Алиды вновь заявили претензии на халифат. Второй сын Али от дочери пророка Фатимы, Хусейн, отказавшись присягнуть Йазиду, двинулся со всей семьей из Медины через Мекку (куда он прибыл якобы для паломничества) на Куфу, где его сторонники готовы были поднять восстание. Однако их выступление было предотвращено, прямой путь на Куфу закрыт, и Хусейн с ближайшими родственниками и горсткой приверженцев оказался окружен войсками халифа в безводной степи около Кербелы. Он отказался сдаться, но долго никто не решался поднять руку на внука пророка. Наконец, воины толпой набросились на него, чтобы не нести единоличной ответственности за убийство, и изрубили мечами; с ним погибло полтора десятка других потомков Али.

Мученическая смерть Хусейна стала поворотным пунктом в истории шиизма. Теперь он, обретя легенду о праведнике-мученике, погибшем от руки тиранов, стал быстро превращаться из политического движения в религиозное. День гибели Хусейна, 10 мухаррама (по мусульманскому календарю), навсегда стал днем величайшего траура для шиитов.

Одновременно с Хусейном отказался присягнуть Йазиду Абдаллах, сын аз-Зубайра, бывшего соперника Али в борьбе за халифат. Он ушел в Мекку, дожидаясь своего часа. В то же время мединцы подняли восстание против умайядского наместника. 26 августа в жестоком сражении мединцы были разгромлены войсками Йазида, на поле битвы полегли 80 сподвижников пророка и около 600 их потомков. Усмирив Медину, халифское войско двинулось на Мекку, но смерть Йазида (10 ноября 683 г.) заставила снять осаду с города.

После кратковременного правления сына Йазида Халифат оказался без общепризнанного главы. Ибн аз-Зубайр пытался созвать совет для избрания халифа, а когда это не удалось, объявил халифом себя, и его признало большинство провинций. Но ему пришлось выдержать жестокую борьбу: сначала с восставшими в Ираке шиитами во главе с ал-Мухтаром (684 г.), а затем с хариджитом ал-Азраком в Ахвазе; другие группы хариджитов захватили Бахрейн.

В руках Умайядов оставались лишь Иордания и часть Палестины, и они даже стали думать о признании Ибн аз-Зубайра. Все же Марван ибн ал-Хакам, троюродный брат Муавии, решился отстоять права своего рода. В июле 684 г. его войска, состоявшие из североарабских племен группы кайс, под Дамаском разгромили южноарабские племена группы калб, присягнувшие Ибн аз-Зубайру. Преклонный возраст не позволил Марвану, овладевшему Сирией и Египтом, развить наметившийся успех: в мае 685 г. он скончался и халифом стал его сын Абд ал-Малик.

Восемь лет понадобилось Абд ал-Малику, чтобы восстановить единство Халифата. Исход борьбы был предрешен захватом Ирака (691 г.). Ибн аз-Зубайр оказался изолированным в Западной Аравии. В начале 692 г. халифские войска под командой неизвестного до того ал-Хаджжаджа осадили Мекку. Ибн аз-Зубайра покинуло большинство сторонников, даже сыновья, и он нашел смерть в отчаянной вылазке с горсткой последних приверженцев.

Единство Халифата было восстановлено, после этого нетрудно было справиться с азракитами (последователями ал-Азрака) в Фарсе и Кермане (697 г.) и подавить хариджитов в Аравии. Победитель Ибн аз-Зубайра, ал-Хаджжадж, был назначен наместником всего востока Халифата.

Стабилизация внутреннего положения позволила Абд ал-Малику провести реформы, наметившиеся при Муавии. В 691 г. в Ираке и Сирии налоговые кадастры были переведены со среднеперсидского и греческого на арабский язык, а во главе финансового ведомства встали арабы. Одновременно была проведена денежная реформа. Вместо византийской золотой номисмы и драхмы сасанидского типа стали чеканить единообразную золотую и серебряную монету без изображений, с одними только арабскими надписями, содержащими мусульманский символ веры, цитату из Корана и выходные данные. Медная монета была менее стандартна, но также несла только арабские надписи.

В это же время возобновляются завоевательные походы. При сыне Абд ал-Малика, ал-Валиде (705-715), были завоеваны земли между Амударьей и Сырдарьей, Фергана и Ташкентский оазис, Белуджистан и Синд. На Западе мусульманские войска (состоявшие в основном из берберов) под командованием мавлы Мусы ибн Пусайра в 711 г. переправились через пролив на Пиренейский полуостров. Армия вестготов была разгромлена в первом же сражении (19 июля 711 г.), дальнейшее сопротивление мусульмане встретили лишь у стен некоторых крупных городов. Через два с половиной года огромный полуостров (за исключением Галисии и Астурии) был присоединен к Халифату. В 715 г. сын Абд ал-Малика, Маслама, начал осаду Константинополя, длившуюся до 717 г. В 717-718 гг. мусульманские войска перевалили через Пиренеи и заняли Нарбонн, но далее военное счастье изменило мусульманам. В 732 г. под Пуатье франкское ополчение под командованием Карла Мартелла нанесло удар, положивший конец дальнейшим попыткам мусульман проникнуть глубоко на север, а через два-три десятилетия мусульмане отступили назад, за Пиренеи.

Второе десятилетие VIII в. было апогеем политического могущества Халифата. Он достиг максимальных размеров, на его территории насчитывалось 70-80 млн. жителей, гигантские суммы стекались в казну халифов, позволяя не только содержать огромную армию и флот, но и вести монументальное строительство. В это время восстанавливаются прибрежные города Сирии и Палестины, пострадавшие в предыдущем столетии, разрастаются новые военно-политические центры: Куфа, Басра, Фустат, Кайруван; в начале VIII в. к ним присоединяется новая столица Ирака, Басит. В городах возводятся монументальные мечети и дворцы наместников, отделанные мрамором и мозаиками, появляются такие замечательные архитектурные сооружения, как мечеть в Дамаске и "Купол скалы" в Иерусалиме. Скромные мечети Мекки и Медины заменяются богато отделанными зданиями, для строительства которых приглашали византийских мастеров. Каждый из халифов старается обзавестись собственным дворцом-поместьем на границе Сирийской пустыни и культурных земель.

Вместе с тем было подорвано единство арабов, существовавшее в первые десятилетия эпохи завоеваний. В первой четверти VIII в. в Хорасане, Египте и Северной Африке появляется поколение арабов, для которых эти страны были родиной, ощущение единства ослабляется, усиливаются местные интересы, складывается местная элита. К тому же усиливается вражда между различными группировками арабских племен, особенно между южноарабскими и североарабскими. Растет также недовольство все более увеличивающейся прослойки завоеванных, принявших ислам. Теоретически они должны были становиться полноправными членами мусульманского общества, но в большинстве случаев продолжали платить тяжелые налоги и повседневно испытывали пренебрежительное отношение к себе чистокровных арабов.

Перевод фискальной документации при Абд ал-Малике на арабский язык и непосредственное вмешательство арабских уполномоченных в сбор налогов привели к ухудшению положения податного населения. Тяжелым бременем на население Египта и Ближнего Востока легла трудовая повинность для участия в строительстве халифских дворцов и мечетей.

Омар II (717-720) попытался избежать крайностей и найти выход в буквальном следовании предписаниям ислама. Он отменил обложение церквей и монастырей и освободил новообращенных мусульман от уплаты, подушной подати. Однако в ряде областей это вызвало такую недостачу в финансах, что пришлось восстановить старый порядок. Его преемник Йазид II (720-724), не только взимал налоги с монастырей и церквей, но и впервые в истории ислама начал преследования христиан. В Египте был составлен новый земельный кадастр, при этом общая сумма налогов увеличилась примерно вдвое. Это привело к восстанию, которое с трудом удалось подавить.

В те же годы вспыхивает восстание согдийцев, которые, приняв ислам, не получили обещанного освобождения от подушной подати. Восставшие опирались на поддержку тюрок-тюргешей. Только после разгрома тюргешского кагана Сулука под Балхом (737 г.) и его последующей гибели арабы смогли постепенно восстановить свою власть в среднеазиатском междуречье (Мавераннахр).

Недовольство усилившимся налоговым гнетом, неравноправие мусульман-неарабов были прекрасной питательной средой для распространения шиитской пропаганды, обещавшей установление справедливости при праведном халифе из потомков пророка. Под влиянием мусульман-неарабов в учение о праведном имаме-халифе вплетаются различные представления о воплощении и передаче божественной эманации от имама к имаму и мессианистские верования. Особенные надежды на перемены возлагались на сотый год хиджры, который будто бы должен стать

последним годом неправедной власти: одни ждали конца власти Умайядов, другие - власти арабов вообще. Этим надеждам не дано было сбыться, но власть Умайядов все более расшатывалась.

Слабостью шиитского движения был раскол его на несколько направлений в зависимости от того, кому из многочисленных внуков Али оказывалась честь считаться имамом. В 20-х годах VIII в. у них появился сильный соперник в лице Аббасидов, потомков Аббаса, дяди Мухаммада и Али. В конце правления ал-Валида I внук третьего сына Али, Абдаллах ибн Мухаммад, умирая, будто бы передал сокровенное знание, заключавшееся в некоем "желтом свитке", правнуку Аббаса, Мухаммаду, а вместе с тем завещал и тайную организацию своих сторонников, с центром в Куфе. Она была тщательно законспирирована, рядовые участники организации не знали даже имени имама, так как пропаганда велась за "угодного [Аллаху]" (ар-рида) [1] имама из рода Мухаммада. В течение четверти века шла тайная вербовка сторонников, разветвлялась сеть проповедников, не проявляясь, однако, ни в каких враждебных Умайядам действиях.

Все подспудно копившиеся противоречия вышли наружу в середине 40-х годов, когда после двадцатилетнего правления Хишама (724-743) началась борьба за престол. За полтора года сменилось три претендента, опиравшихся на различные группировки арабских племен, и это вызвало крайнее обострение межплеменной борьбы от Палестины до Средней Азии, облегчившей успех антиумайядским движениям.

Марвану II, пришедшему к власти в конце 744 г., пришлось одновременно подавлять мятежи его арабских противников в Сирии и бороться с серьезным восстанием хариджитов в Северной Месопотамии. Лишь к концу 745 г. после ряда жестоких сражений их удалось изгнать из Ирака. В период междуцарствия обострилась борьба между северными и южными арабами в Хорасане. Халиф, занятый наведением порядка в центре Халифата, не мог оказать помощи своему наместнику. Воспользовавшись этим, аббасидский имам Ибрахим ибн Мухаммад послал в Хорасан в марте 747 г. своего личного представителя Абу Муслима (бывшего раба одного из деятелей аббасидского движения) для организации восстания. Прибыв в Мервский оазис, он стал вести пропаганду в пользу анонимного "имама из семьи пророка", "угодного [Аллаху]" (ар-рада), который будет "следовать "Книге Аллаха" и обычаю пророка". Этот расплывчатый лозунг привлек к нему и шиитов, и хариджитов, и всех недовольных правлением Умайядов. 15 июня, когда началось восстание, у Абу Муслима было около 2000 сторонников. Умайядский наместник Хорасана Наср ибн Саййар недооценил опасность и не подавил восстания, пока оно не набрало силу. Это позволило Абу Муслиму, лавируя между противоборствующими группировками, изгнать его из Мерва.

Халиф в это время был больше озабочен борьбой с хариджитами, занявшими Йемен, Мекку и Медину. Только после того как сторонники Аббасидов заняли весь Хорасан и вступили в Рей, Марван II понял, откуда грозит наибольшая опасность. Ему удалось найти главу движения, имама Ибрахима ибн Мухаммада; он был арестован, а после поражения халифских войск при Нехавенде (26 июня 749 г.) - отравлен. Но это уже не могло спасти положения. 29 августа аббасидская армия вступила в Куфу. В январе 750 г. Марван II с двенадцатитысячным войском встретил аббасидскую армию на р.Большой Заб, потерпел поражение и отступил в Сирию. Сирийцы не оказали ему поддержки. Даже Дамаск сдался Аббасидам после нескольких дней осады. Марван тщетно пытался организовать сопротивление в Египте, его настигли там и убили. Овладение остальными провинциями не составило особого труда, только мусульмане далекой Андалусии, отделенной морем от остального Халифата, не признали власти новой династии и приняли в качестве эмира внука халифа Хишама (755 г.), да на крайнем северо-востоке после подавления восстания согдийцев войскам Абу Муслима пришлось утверждать власть ислама за Сырдарьей в тяжелом столкновении с объединенной армией китайцев и тюрок (751 г.).

Начало правления Аббасидов разочаровало многих участников движения, которые привели их к власти: шииты и хариджиты быстро поняли, что их лозунги были использованы Аббасидами лишь для маскировки, ожидавшееся всеобщее благоденствие не наступило, а обещанная справедливость обернулась казнями и преследованиями. Сначала были уничтожены все Умайяды, и даже прах умерших халифов был выброшен из могил. Затем пришла очередь людей, благодаря которым Аббасиды стали халифами. По приказанию халифа ал-Мансура (754-775) прямо у него на глазах был убит сам Абу Муслим (755 г.). Не сбылось и обещание нестяжательства. Аббасиды еще интенсивнее, чем прежняя династия, принялись за строительство дворцов и огромных городов-резиденций. Самым гигантским предприятием стало строительство новой столицы, Багдада (762-763), в котором приняло участие около ста тысяч строителей. Аббасиды завели многочисленный двор, пышные дворцовые церемонии и приемы. Все это требовало изыскания новых источников доходов, совершенствования налоговой системы.

Важнейшим следствием аббасидского переворота была утрата арабами привилегированного положения и монополии на власть. Мусульмане, арабы и неарабы, реально сравнялись в правах, и это способствовало быстрой исламизации восточной половины Халифата (христиане Сирии и Египта упорнее держались за свою веру, чем зороастрийцы). Халифат из арабской империи превратился в исламское государство. Вероисповедание реально стало важнее для определения статуса человека, чем его этническая принадлежность. Наибольший выигрыш в новых условиях получили иранские и среднеазиатские феодалы, ставшие опорой новой династии.

Иранцы, вошедшие в ближайшее окружение халифов, принесли с собой многие традиции сасанидской государственности и возродили некоторые ее институты. Так, рядом с халифом появляется фигура вазира - главы административного аппарата государства, - аналог сасанидского вузург фрамандара. Первыми вазирами Аббасидов становятся Бармакиды, потомки Бармака, верховного жреца храма в Балхе. Обособление гражданской администрации повлекло за собой создание специализированных канцелярий, диванов, с многочисленным штатом, занятым перепиской с провинциями и между собой, регистрацией, составлением отчетов. Складывается влиятельный слой чиновничества, считающего себя главной опорой государства и успешно соперничающего с военной знатью.

Слияние ирано-среднеазиатской и арабской верхушки свело на нет антиарабские движения, возглавлявшиеся прежде местной знатью. Восстания второй половины VIII в. в Халифате приобретают более определенный социальный характер, затемняемый для нас различными оттенками религиозных учений, под знаменами которых они проходили. Поверхностная исламизация широких масс Ирана и Средней Азии породила в умах правдоискателей смесь демократических идей раннего ислама, в духе хариджитских взглядов, с мессианизмом и маздакизмом. Совершенно несвойственная исламу и даже прямо противоречащая учению Мухаммада идея о последовательной передаче божественной эманации по воле бога или ее носителя от одного избранника к другому (у "крайних" шиитов - внутри рода Али), о спасителе ал-Махди, который должен очистить мир от скверны, получила значительное распространение. Многие вожди народных восстаний объявляли себя носителями божественного духа, призванными устранить несправедливость. Убитый Аббасидами Абу Муслим становится в памяти народа одним из таких воплощений, возникает секта его почитателей, абумуслимия, появляются вероучители, утверждавшие, что в них переселился дух Абу Муслима.

В 776 г. один из почитателей Абу Муслима, Хашим ибн Хаким, по прозвищу Муканна ("закрытый покрывалом"), утверждавший, что в нем воплотился дух божий, который до того был в Мухаммаде и Абу Муслиме, поднял восстание в Согде и даже захватил Самарканд. Основную массу восставших составляли крестьяне, лишь формально принявшие ислам. Горожане, среди которых было много арабов, не поддержали Муканну. Однако местные гарнизоны не могли справиться с восставшими, а подкрепления из центра не поступали, так как Хорасан также был охвачен восстанием (Юсуфа ал-Барма, 777 г.). Только в 778 г., после подавления восстания ал-Барма и прибытия подкреплений, правительственным войскам удалось овладеть Согдом. Муканна укрылся в горной крепости около Кеша (совр. Шахрисабз), где продержался еще полтора года, пока его сторонники не вступили в сговор с осаждавшими. Тогда Муканна покончил с собой.

Неоднократные восстания Алидов не имели такого размаха, но были опасны тем, что претензии потомков пророка на халифат в глазах многих мусульман были правомерными. Наиболее энергичными борцами за передачу власти потомкам Али были исмаилиты, сторонники наследования имамата по линии Исмаила ибн Джафара, образовавшие после смерти его сына, Мухаммада ибн Исмаила, тщательно законспирированную организацию.

Аббасидский халифат в конце VIII-IX в. представлял собой мощное централизованное феодально-бюрократическое государство. Крупнейшим землевладельцем был сам халиф, за ним следовали потомки бывших феодальных владетелей Ирана и Средней Азии, которых постепенно вытесняли высшие чиновники, сколачивавшие огромные состояния не столько благодаря большим жалованьям, сколько с помощью злоупотреблений.

Основной статьей доходов Аббасидского халифата были поступления от поземельного налога. Земля облагалась двумя видами налога: привилегированной десятиной - ушром и обычным - хараджем. Ушр, как явствует из названия ("десятая часть"), теоретически составлял 1/10 продукции земледелия и рассматривался мусульманскими юристами не как государственный налог, а как благотворительный сбор (закат). Ушр взимался с земель в Аравии, вновь освоенных земель или дарованных халифом. Харадж, которым облагалось подавляющее большинство земель в завоеванных странах, составлял при самотечном орошении от 1/3 до 2/5 урожая или его стоимости; при применении водоподъемных устройств размер хараджа уменьшался в соответствии со степенью трудоемкости применяемого способа орошения. С неполивных земель обычно платили 1/10 урожая, но эта ставка могла быть повышена в зависимости от урожайности. Харадж рассматривался мусульманскими юристами как плата за пользование землей, принадлежащей мусульманской общине по праву завоевания. Но после исламизации подавляющей части населения налоговый статус земель переслал зависеть от религиозной принадлежности налогоплательщика - он был навечно закреплен, хотя халиф мог в виде особой милости владельцу превратить хараджную землю в ушровую.

Существовало три способа исчисления хараджа: в твердой ставке с единицы площади (харадж мисаха, муфадана), в виде неизменной в течение длительного срока суммы с податной единицы (харадж мукатаа) и в виде доли урожая (харадж мукасама). Последний способ получил широкое распространение в Ираке при ал-Мансуре. Харадж мог взиматься деньгами, натурой или в смешанной фирме. Сбор его сопровождался различными злоупотреблениями сборщиков, недоимки буквально выколачивались из налогоплательщиков.

Государство, нуждаясь в срочном поступлении денег, часто отдавало сбор налогов на откуп. Откупщиками обычно становились высшие чины государства из ближайшего окружения халифа. Система откупов (даман или кабала) была особенно тяжка для налогоплательщиков.

То, что хараджные земли находятся лишь в пользовании побежденных, было своего рода идеологической условностью, а не юридическим фактом. И ушровые, и определенные категории хараджных земель могли отчуждаться. Понятие милк - "собственность" - прилагалось в равной мере к обеим категориям земель.

Общий объем поступлений в конце VIII - начале IX в. колебался от 350 до 400 млн. дирхемов (включая стоимость натуральных поставок). Из этой суммы около 35-40 млн. шло на содержание двора (вместе с гвардией). Кроме того, в личную казну халифа поступали значительные суммы доходов от собственных поместий, торговых заведений и мастерских. В первое столетие правления Аббасидов поступления превышали расходы, и в личной сокровищнице халифов накапливались сотни миллионов дирхемов наличными и огромные запасы оружия, драгоценных одежд, золотой и серебряной утвари.

Ненамного отставали от них вазиры, жалованье которых исчислялось сотнями тысяч дирхемов в год. Богатейшими из вазиров были, видимо, Бармакиды, у которых халиф ар-Рашид конфисковал только наличными более 30 млн. дирхемов. Миллионные состояния многих высших чинов Халифата не были редкостью.

Сотни тысяч килограммов серебра и десятки тысяч килограммов золота, стекавшиеся ежегодно в столицу Халифата, создавали огромный спрос на всевозможную ремесленную продукцию, который привлекал отовсюду в столицу торговцев и ремесленников, строителей и поденщиков. Через несколько десятилетий после основания Багдад превратился в один из крупнейших городов мира с населением по крайней мере в четверть миллиона.

Концентрация средств способствовала развитию производства предметов роскоши внутри Халифата, прогрессу строительной техники, внедрению новых привозных культур, например продвижению цитрусовых с Дальнего Востока на Ближний Восток и в Северную Африку (а оттуда - в Южную Европу). Вовлечение в единую политическую и экономическую систему ряда стран вызвало рост городов в Хорасане, Средней Азии и Закавказье.

Кроме того, избыток средств стимулировал дальнюю торговлю с Дальним Востоком и Индией, Северной Европой и Тропической Африкой. Баланс внешней торговли был пассивным: правящая, верхушка Халифата за все

расплачивалась серебром и золотом. Поток серебра, шедшего в Восточную Европу в обмен на меха и рабов, до сих пор напоминает о себе находимыми там большими кладами. До Х в. включительно отток серебра компенсировался добычей на многочисленных рудниках Халифата.

При Аббасидах Халифат не раздвинул своих границ, происходило лишь окончательное включение в состав мусульманского государства некоторых труднодоступных областей, находившихся прежде лишь в формальной зависимости (Табаристан, Усрушана, Кабулистан). В Малой Азии почти каждое лето мусульманские войска с большим или меньшим успехом вторгались в византийские владения, брали пленных, угоняли скот и к зиме возвращались обратно.

В конце IX в. появились первые признаки распадения Халифата. В 172/788-89 г. праправнук Али, Идрис, бежавший после разгрома его восстания в Мекке на крайний запад Халифата, образовал независимое государство на территории нынешнего Марокко, положив начало династии Идрисидов. Следующей вышла из-под непосредственного контроля Аббасидов провинция Африка (Ифрикийа), ее наместник Ибрахим ибн Аглаб (с 800 г.), наделенный большими полномочиями, сразу же стал фактически независимым.

Еще опаснее для целостности Халифата оказались события на востоке, который был опорой Аббасидов. В 806 г. в Самарканде поднял мятеж Рафи ибн Лайс, внук умайядского наместника Хорасана Насра ибн Саййара. Его поддержали широкие слои населения Мавераннахра, недовольные притеснениями и вымогательствами аббасидского наместника Хорасана Али ибн Исы. Войска, посланные на подавление мятежа, были разгромлены. В Хорасан отправился сам халиф Харун ар-Рашид (786-809). В пути он заболел и вынужден был остановиться около Туса. Тем временем его новый наместник, Харсама, сменивший Али ибн Ису, нанес поражение Рафи ибн Лайсу под Бухарой. Взятый в плен брат Рафи был доставлен к халифу. Умирающий Харун ар-Рашид приказал мясникам разрезать его на куски.

После смерти Харуна ар-Рашида халифом, с резиденцией в Багдаде, стал его сын ал-Амин, а соправителем восточной части Халифата и преемником ал-Амина - сын от другой жены, ал-Мамун. Энергичными действиями Харсамы Рафи был блокирован в районе Самарканда, он обратился к ал-Мамуну с просьбой о помиловании и получил его, так как ал-Мамун был заинтересован в укреплении тыла перед началом борьбы с братом, который нарушил завещание отца и объявил наследником своего малолетнего сына.

Весной 810 г. ал-Мамун объявил себя халифом. В течение 810-812 гг. ал-Амин терял область за областью, и в конце 812 г. войска ал-Мамуна окружили Багдад. После годичной осады ал-Амин, оставленный большинством сторонников, был убит. Однако ал-Мамун пять лет не решался возвратиться в Багдад.

В 814-815 гг. в Куфе, Басре, Медине, Мекке произошли шиитские восстания. В этой сложной ситуации ал-Мамун, в окружении которого было много шиитов, провозгласил своим наследником восьмого шиитского имама Али ибн Мусу (ар-Рида, или Риза) (март 817 г.), отчеканил монету с его именем, заменил официальный черный цвет одежд и знамен Аббасидов на зеленый шиитский и выдал за Али одну из своих дочерей. В ответ в Багдаде дядя ал-Мамуна, Ибрахим ибн ал-Махди, провозгласил себя халифом. Ал-Мамун, уже направившийся в Багдад, вынужден был в пути задержаться, и тут внезапно (и, как считали шииты, не без помощи ал-Мамуна) скончался Али ар-Рида. Ал-Мамун похоронил его с царскими почестями рядом с Харуном ар-Рашидом, но не стал возобновлять завещание в пользу кого-либо из Алидов. В Багдад ал-Мамун вступил только в июле 819 г., после свержения Ибрахима, вместе с ним в его окружении прибыли многие знатные хорасанцы и мавераннахрцы, занявшие командные посты в Халифате.

С первых лет правления ал-Мамуну пришлось вести трудную борьбу с хуррамитским неомаздакитским движением в Азербайджане [2], возглавБабеком (Бабак, Папак), которое имело антиисламскую направленВидимо, идеалом Бабека, как и Муканны, было восстановление Общинной демократии на базе доисламских верований.

Ал-Мамун был, несомненно, самым просвещенным и, вероятно, одним из наиболее талантливых политиков среди аббасидских халифов. Но и он не мог остановить начавшегося процесса распадения Халифата, проходившего путем превращения несменяемых наместников в основателей вассальных династий. Так, в Мавераннахре внуки местного феодала (дехкана) Самана - Нух, Ахмад, Йахйа и Илйас, - принимавшие участие в борьбе против Рафи ибн Лайса, получили в 819 г. во владение Самаркандский Фергану, Шаш и Усрушану, Герат. Правая рука ал-Мамуна, Тахир Хусайн, став в 821 г. наместником восточной части Халифата, отказался признавать власть халифа. Его отравили агенты ал-Мамуна, который все же оставил управление этим наместничеством за сыном Тахиром, а тот, в свою очередь, передал власть своему брату. Будучи формально наместниками и пересылая часть налоговых поступлений, Тахириды правили подвластными областями совершенно независимо, не давая отчета центральным властям.

Ситуация на территории, непосредственно подчиненной халифу, была неспокойной. Приходилось вести постоянные военные действия против Бабека, подавлять восстания в различных областях. Ал-Мамун решил добиться идейного единомыслия мусульман - впервые сформулировать официальный догмат веры, который удовлетворил бы и суннитов и шиитов. 827 г. был официально принят шиитский лозунг: "Али - лучший из людей" - с оговоркой "после Мухаммада", Муавия был подвергнут осуждению, а единственно верным учением признан мутазилитский догмат о сотворенности Корана. В 833 г. ал-Мамун потребовал проверить убеждения всех судей и знатоков мусульманского предания и отстранить противников этого догмата,

В 830 г. византийский император, пользуясь занятостью значительной части мусульманских войск борьбой с Бабеком, напал на пограничные крепости мусульман. Ал-Мамун ежегодно возглавлял летние кампании против византийцев и добился некоторого успеха, но во время четвертого похода в 833 г. скончался. Его преемник, ал-Мутасим, отозвал войска из похода и прекратил строительство крепостей, начатое при ал-Мамуне, обратив основное внимание на борьбу с Бабеком.

С 835 г. борьба с Бабеком была поручена Хайдару, сыну владетеля Усрушаны, который начал с подготовки театра военных действий: прокладки дорог, строительства крепостей и складов. В 837 г. Бабек оказался блокированным в своей столице-крепости Базз, которая была

В те же годы на востоке, в Систане (ныне Юго-Западный Афганистан), медник (ас-Саффар) Йакуб, собрав вокруг себя добровольцев-газм ("борцов за веру"), захватил восточную часть владений Тахиридов, а затем и весь Хорасан, изгнав Тахирида Мухаммада из Нишапура (873 г.). Халифу оставалось лишь утвердить права Йакуба на захваченные области. В 876 г. Йакуб, недовольный поддержкой, оказываемой халифом Тахиридам, двинулся на Ирак. Сложилась критическая ситуация; халиф сам возглавил поход против Йакуба и одержал победу, Йакуб отступил в Южный Иран, а Хорасан и Западный Иран снова оказались во власти Тахиридов.

Насколько низко в это время стоял авторитет халифа и официального ислама, свидетельствует ограбление бедуинами в 880 г. Каабы в Мекке. Вероятно, это было связано с усилением деятельности исмаилитов-карматов в Северной Аравии. Впервые карматы заявили о себе участием в восстании зинджей. К концу века карматы превратились в мощную оппозиционную группировку с тщательно законспирированной организацией. В 890 г. началось открытое восстание, центр которого находился около Куфы. В 894 г. оно распространилось на Бахрейн. Карматы проповедовали установление имущественного равенства и перераспределение богатств, чем привлекли к себе массу сторонников из низших слоев населения.

Таким образом, к концу IX в. непосредственная власть халифов распространялась лишь на Ирак и Юго-Западный Иран. Но халифы оставались духовными сюзеренами всего суннитского мира, законными мусульманскими правителями считались только те, кто получил инвеституру от халифа.

Примечания

[1] Не исключено, что первоначально подразумевалось "угодный [общине]".

[2] В средние века так называлась территория к югу от Аракса.

 


23/06/17 - 01:25

<< ] Начала Этногенеза ] Оглавление ] >> ]

Top